НОВОСТИ


Общество 15 ноября 2017, 03:00

Странная привычка у людей — отсчитывать круглые даты

Виталий Калугин, независимый финансовый консультант:

— Осенью 1917 года революции не было. То, что было, можно называть только словом «переворот». Узкая группа пассионарных товарищей захватила власть силой, принудив большинство подчиниться. Причём аморфное большинство («массу») они подкупили лозунгами. Следствием «Декрета о мире» стала потеря миллионов квадратных километров территории. А что потом сделали с крестьянством, не мне вам рассказывать…

На выборах в Учредительное собрание большевики могли получить порядка четверти голосов, в то время как эсеры набирали большинство. Поэтому коммунисты приняли решение насильно менять общественный строй. Я считаю, что это было преступлением эпического масштаба. У страны был, как я думаю, исторический шанс построить представительную демократию.

Теперь немного о неизбежности. Я думаю, что революционные ситуации складывались по единственной причине — недалёкая и неумная элита. Высшее политическое руководство — единственный источник революции. Дело в том, что изнутри элитной прослойки практически невозможно понять, что назревают политические (или общественно-экономические, если угодно) изменения. Я называю это политическим эффектом Даннинга-Крюгера. Когда люди, имеющие низкую квалификацию, совершают ошибочные действия или приходят к ошибочным выводам и при этом не способны понять их ошибочность именно в силу своей низкой квалификации. Не секрет, что элита имеет склонность со временем окукливаться, делать ставку на клиент-патронские отношения, непотизм (ну или прямые родственные связи, как в феодальном обществе). Во всю силу начинает действовать отрицательный отбор. Теряется связь с реальностью. С этого момента революция становится неизбежной.

Потому что общество, каким бы консервативным оно ни было, развивается. Медленно ли, быстро ли, но сменяются поколения. И каждое следующее хочет жить лучше предыдущего. Но если возникает ситуация, когда дети живут хуже родителей, ситуация разогревается. И любая песчинка может запустить реакцию. Все помнят фразу, которую произнесла Мария-Антуанетта накануне Великой французской революции: «У них нет хлеба? Пусть едят пирожные». Сомневаюсь, что такой эпизод был в реальности, но это очень ярко иллюстрирует мой тезис — элита сама генерирует революцию, когда теряет контакт с народом.

В России было так же. В условиях случайного сбоя в подвозе хлеба в Петроград из самых голосистых на базаре кто-то возмутился. И полыхнуло. Но окуклившийся в собственном иллюзорном мире царизм этого не отображал.

Это — источники. Движущей силой революции я всегда считал желание людей жить лучше. Попытка прицепить сюда идеалы глубоко вторична. В зависимости от того, кому удаётся возглавить революцию.

  • Опубликовано в №212 от 15.11.2017 
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области