Темы дня

«В балет меня привело «Лебединое озеро»

Михаил Павлюченко прямо в холле редакции продемонстрировал свои мастерство и артистизм. Фото: Павел Ворожцов

Михаил Павлюченко прямо в холле редакции продемонстрировал свои мастерство и артистизм. Фото: Павел Ворожцов

В конце ноябре у фигуристов-синхронистов прошли первые в этом сезоне ответственные соревнования — Открытый Кубок Урала. Команды из екатеринбургской ДЮСШ «Юность» — многократные победители первенства России — показали свои новые программы. В постановке этих программ, как обычно, участвовал заслуженный тренер России, хореограф Михаил ПАВЛЮЧЕНКО. Не зная возраста Михаила Даниловича и наблюдая за его работой, никогда не подумаешь, что ему 82 года.

— Михаил Данилович, когда вы обнаружили, что любите танцевать?

— Я был 13-м, младшим, ребёнком в семье, мама родила меня в 50 лет. Отец умер во время войны, четверо старших братьев погибли на фронте. Мы жили в небольшом посёлке в Новосибирской области, никто из моих близких не был связан с хореографией и театром. И вот как-то меня привели на балет «Лебединое озеро». Я завороженно смотрел на сцену и понимал, что больше всего на свете хочу танцевать. Когда стал школьником, записался в хореографический кружок в Доме культуры. Помню, однажды к нам приехали московские корреспонденты, обратили на меня внимание, и моя фотография появилась в журнале «Огонёк». Руководитель кружка тоже меня выделял, советовал поступать в Новосибирское хореографическое училище, но я боялся и стеснялся. Тогда он буквально затащил меня туда.

— И вас приняли?

— В хореографическое училище детей принимали в десятилетнем возрасте и обучали в течение восьми лет, я был «переростком», и меня зачисли сразу в третий класс. Но доучиться к 18 годам не успел: забрали в армию, в Кремлёвский полк. Сначала скрывал, что танцую, считал, что армия и балет несовместимы. Но командир заметил, как я натягиваю носок при строевом шаге. «Рядовой Павлюченко, выйти из строя!» — командовал он на занятиях по строевой подготовке, требуя, чтобы я демонстрировал солдатам, как нужно маршировать. Когда тайна раскрылась, службу продолжил в танцевальном коллективе Кремля и даже выступал на VI Всемирном фестивале молодёжи и студентов, который проходил в Москве в 1957 году. После службы вернулся в Новосибирск и благополучно окончил училище.

— А как оказались на Урале?

— Мне предложили работу в Свердловском театре музыкальной комедии и предоставили квартиру. Много лет с большим удовольствием я танцевал в этом театре, а потом пришло время уходить на пенсию: у артистов балета оно рано приходит. Страшно было не покинуть театр, а остаться без любимого дела. Но, к счастью, ДЮСШ «Юность» потребовался хореограф, и с 1982 года работаю с фигуристами — в спорте я уже дольше, чем в искусстве.

— Насколько я знаю, вы ставили программы для танцевальных пар, которые побеждали на юниорских чемпионатах мира.

— С танцорами я работал вместе с тренерами Олегом Эпштейном и Алексеем Горшковым. Да, наши юниоры Ольга Шатуренко и Дмитрий Наумкин, Наталья Романюта и Даниил Баранцев выигрывали чемпионаты мира. Потом Эпштейн уехал в США, сейчас он работает с Мариной Зуевой, Горшков — в Москву. Я остался и вместе с тренерами Еленой Машновой и Натальей Санниковой, стал работать с командами по синхронному фигурному катанию.

— На показательных выступлениях в честь вашего 80-летия фигуристы, которые занимались в ДЮСШ «Юность» в разные годы, показывали фрагменты поставленных вами программ. А у вас есть свои любимые постановки?

— Все постановки — заслуга не только моя, но и тренеров. А в числе любимых — программы на музыку из балета «Щелкунчик» Чайковского, а также программа на музыку из балета «Жар-птица» Стравинского, с которой в 2017 году наши девочки впервые стали чемпионами мира среди юниоров. Чемпионат проходил на родине синхронного фигурного катания — в Канаде. Когда на табло высветился результат и мы поняли, что победили, девочки даже заплакали от радости. На награждении зазвучал гимн России, и канадская публика встала.

Минувшим летом Международный союз конькобежцев создал рабочую группу по вопросу включения синхронного катания в программу Олимпиады 2022 года. Специалисты из разных стран собирались в США, из Екатеринбурга никто не поехал, так как поездка требовала больших затрат. Но петербургские тренеры рассказывали: доказательства, что этот вид спорта достоин стать олимпийским, выстраивали в том числе и на примере нашей «Жар-птицы».

— Какие музыкальные произведения вам бы ещё хотелось использовать для постановки программ?

— Второй фортепианный концерт Рахманинова, но это сложно, и не только в хореографическим плане: у фигуристов должна быть очень хорошая техника владения коньком. Также хочется поставить программу на вальс Евгения Доги из фильма «Мой ласковый и нежный зверь». Эту музыку ЮНЕСКО признала одним из шедевров ХХ века.

— Вы легко находите общий язык с учениками?

— Я обожаю не только свою профессию, но и детей. Дружу с ними, выстраиваю работу на юморе, а не на страхе.

— Знаю, что юные спорт-сменки вас тоже обожают. Они рассказывают, что на ваших занятиях им удаётся освоить элементы, с которыми они прежде не справлялись. В чём секрет?

— Секрет известен всему миру: работаю по системе Агриппины Вагановой, написавшей в 30-е годы прошлого века книгу «Урок классического танца».

— За счёт чего вам удаётся поддерживать хорошую физическую форму?

— Это маме спасибо за хорошие гены, она дожила до 100 лет и 3 месяцев. Я не делаю зарядку, но мне на работе хватает физических нагрузок: детям нужно не рассказывать про элементы хореографии, а показывать их. Никогда не сидел на диетах, при этом уже лет 50 держу вес 68 килограммов при росте 170 сантиметров. Но мясо не люблю, предпочитаю молочные и растительные продукты. За всю жизнь не выкурил ни одной сигареты. Являюсь безнадёжным оптимистом. Но самое главное — меня окружают хорошие люди. Я работаю с замечательными тренерами, и у меня прекрасная семья: надёжная жена, которая в прошлом тоже балерина, сын, дочь, трое внуков и трое правнуков.

— В завершении разговора ещё несколько коротких вопросов. Ваш любимый вид отдыха?

— Лежать на пляже в Сочи.

— Вы любите водить машину?

— У меня нет прав и никогда не было машины. Я всегда жил близко от работы и не видел в машине необходимости.

— Вы верующий?

— Да. Но в церковь я не хожу. Для меня верить в Бога — это никому не делать зла, а при возможности — помогать. И не таить в душе обид.

  • Опубликовано в №227 от 6.12.2017

Сюжет

«Старшее поколение»
Об активной жизни людей предпенсионного и пенсионного возраста.

Областная газета Свердловской области
.