Легендарной авиатрассе Аляска — Сибирь исполнилось 75 лет

Эдуард Лайковский

Эдуард Лайковский тему Алсиба, как эстафету, принял от своего дяди, Героя Советского Союза Александра Липилина. Фото: Станислав Богомолов

У Эдуарда Лайковского, совсем в недавнем прошлом конструктора-теплотехника, ныне пенсионера, очень необычное увлечение: он изучает историю Алсиба, воздушной трассы Аляска — Сибирь, по которой во время войны перегоняли американские самолёты по ленд-лизу. И охотно делится добытой информацией. У него даже изготовлено три небольших стенда для выступлений в самых разных аудиториях.

— Дело в том, что одним из пяти перегоночных полков какое-то время командовал мой дядя, уралмашевец, Герой Советского Союза Александр Липилин, — рассказывает Эдуард Эдуардович. — От него я и заразился этой темой. Отбор в 1-ю перегоночную дивизию был жесточайший, говорил он. Многих отзывали с фронта, как и его, кстати, а из всех лётчиков-кандидатов отобрали только одну пятую часть. В ноябре этого года исполнилось 75 лет первому перелёту из Фербенкса через Берингов пролив в посёлок Уэлькаль и дальше, по маршруту Уэлькаль — Сеймчан — Якутск — Киренск — Красноярск. По расчётам выходило, что такое расстояние можно преодолеть за пять дней, но первый перелёт растянулся на целый месяц…

Комментарий

Доктор Пол М. Картер, генеральный консул США в Екатеринбурге: — Американская программа по ленд-лизу сыграла важную роль в борьбе союзников с нацизмом. Советская армия героически боролась против фашистских агрессоров, укрепляя свой арсенал американской военной техникой и расходными материалами. Сотрудничество по программе ленд-лиза — это пример большого успеха, который возможен, когда русские и американцы работают вместе для достижения общей цели.

Маршрут по линейке

Как появился Алсиб? У его истории была, конечно, предыстория. В начале войны самые большие потери, наверное, понесла наша авиация. В первый день войны было уничтожено 1 200 самолётов. Остро не хватало истребителей. Американцы готовы поставлять, но как? Было разработано пять маршрутов доставки вооружения, продуктов и прочей амуниции. Самый короткий и опасный — Ливерпуль — Мурманск. О печальной судьбе конвоя PQ-17 все знают. Самый долгий по времени доставки — через Индийский океан и Иран. Ещё один судоходный — через Дальний Восток. Что-то доставляли по Чёрному морю. Пятым стал Алсиб, по которому перегнали почти восемь тысяч самолётов. Но целый год ушёл на подготовку трассы, которую проложили из Кремля почти по линейке. Нужно было подготовить основные и запасные аэродромы, завезти топливо, установить посты аэронавигации и метеослужбы. Горы, бескрайняя и безлюдная тайга, дорог нет, поэтому маршруты старались прокладывать по руслу рек, они, кстати, были ещё и ориентиром. На подготовку ушёл почти год. И вот — первый перелёт, который начался в конце сентября 1942 года, а закончился в ноябре.

Кстати

Трасса Алсиб в годы войны стала ещё и надёжным дипломатическим каналом. Возили и почту, и дипломатов. К примеру, 14 тысяч километров в качестве пассажиров преодолели посол СССР Андрей Громыко и вице-президент США Генри Уоллес.

Шли «гусиным клином»

— Самолёты перегоняли по схеме «гусиного клина»: во главе летит бомбардировщик, у него есть связь с землёй и службами сопровождения, — рассказывает Эдуард Лайковский. — По бокам от него — истребители, все идут в плотном строю, в пределах видимости, у истребителей связь только с головной машиной. Если истребитель по какой-либо причине — туман, пурга, снегопад — отколется от «стаи», одному ему будет трудно долететь до аэродрома. Штурмана нет, связи нет, приборов аэронавигации тоже практически нет. Замыкал такой «клин» другой бомбардировщик — приглядывал за самолётами, вдруг какая-нибудь течь или другая неисправность…

Добавим ко всему этому собачий холод Чукотки и Якутии. Маршрут пролегал через полюс холода Оймякон. Порой температура опускалась до минус 60, лопались шланги гидросистем, масло превращалось в камень. Наши специалисты посылали американцам свои рецептуры по резине, и надо отдать должное, производители вносили коррективы. Особенно холодно было в кабинах истребителей. Лётчикам кроме обычной тёплой формы выдавали ещё и специальные меховые маски на лицо. Жилищные условия были, мягко говоря, спартанскими. Рузвельт ведь предлагал Сталину до Байкала гнать самолёты с помощью американских лётчиков, но дядюшка Джо (так называли Сталина на Западе) не согласился — и не только из соображений секретности: американцам же комфортные условия подавай для проживания и технического обслуживания, а на их создание не было ни времени, ни средств. Ну а свои… своим не привыкать.

Схема перегона выглядела так: 1-й полк принимал самолёты в Фербенксе и летел на них до посёлка Уэлькаль. Там передавали машины 2-му полку, а лётчики 1-го полка на транспортнике возвращались в Фербенкс и так далее по цепочке до Красноярска. Самым тяжёлым был перелёт Сеймчан — Якутск. Конечно, случись серьёзная неисправность, лётчик мог спрыгнуть с парашютом, но что дальше? Вертолётов ещё не было. Зимой — верная гибель. Конечно, поскольку летели группой, координаты засекали и пытались организовать спасение. Лётчика Дьякова оленеводы смогли вытащить из тайги только через месяц! Самой страшной потерей стала катастрофа в Якутске транспортного самолёта, в котором 30 лётчиков возвращались за новой партией машин. Всего погибло 115 человек на Алсибе и потеряно 44 машины, у американцев число погибших точно неизвестно, но они потеряли 133 самолёта.

В тему

Одной из многих проблем, которые приходилось решать лётчикам Алсиба, стала другая система измерения, принятая в США. Галлоны и мили надо было переводить в литры и километры. Писали шпаргалки и приклеивали на панель приборов. Нужные отметки на приборах делали губной помадой — она не замерзала…

Из Красноярска — на фронт

— Об этом отрезке трассы в литературе очень мало сказано, — продолжает Эдуард Эдуардович. — Мне удалось только узнать, что здесь к перегону привлекали молодых лётчиков, вчерашних выпускников училищ. Участились аварии, и в 1943 году был издан приказ, по которому бомбардировщики шли самостоятельно по трассе Красноярск — Омск — Свердловск — Казань — Москва, а у истребителей снимали крылья и везли их по железной дороге. И в этом же году у нас под Нижними Сергами упал «Дуглас». Ещё один самолёт упал под Ревдой. Всего на территории области разбилось, по данным Уральского военно-исторического музея, пять самолётов. О причинах можно только догадываться, скорее всего, заблудились, кончилось горючее — и всё…

Вся трасса была настолько секретна, что лётчиков долгое время не считали участниками войны. «Вы же служили в тылу», — говорили им в военкоматах…

Историки подсчитали — ленд-лизовская авиатехника составляла 12 процентов военного парка. Помощь действенная, но не решающая, как утверждают сейчас некоторые зарубежные историки. Что интересно, три наших аса-истребителя — Покрышкин, наш земляк Речкалов и Гулаев летали на «Аэрокобрах» и были довольны этой машиной. У неё оригинальная конструкция — двигатель находится сзади и надёжно закрывает лётчика, спереди его закрывает редуктор. Но самое главное — на вооружении у «Аэрокобры» была 37-миллиметровая пушка, два крупнокалиберных пулемёта и четыре обычных. Один-два снаряда, и «мессер» готов. Ближе к концу войны появились и наши самолёты получше «Аэрокобры», но асы ей не изменяли. А «Дугласы» и их брат «Ли-2» ещё послужили и в мирной жизни.

Дважды Герой Советского Союза Григорий Речкалов у своей «Аэрокобры»

Наш земляк, дважды Герой Советского Союза Григорий Речкалов у своей «Аэрокобры». Фото: ГАСО

Реконструкция

В 2015 году, к 70-летию Победы, Русское авиационное общество, американская Ассоциация любителей авиации «BRAVO 369», компания Wargaming воплотили в жизнь беспрецедентную по своему масштабу идею — воссоздали по инициативе космонавта Леонова исторические события, связанные с организацией перелётов по трассе Алсиб. Два российско-американских экипажа на боевых C-47 «Скайтрейн» 1942 и 1943 годов выпуска совершили перелёт из Грейт-Фолс (Монтана, США) по маршруту Алсиба. Проект получил поддержку Минобороны России, МИД России, Русского географического общества и Центрального музея Вооружённых сил. Перелёт начался 17 июля и завершился в августе на Международном аэрокосмическом салоне в Жуковском. Самолёты после показа на авиасалоне были переданы в Центральный музей Вооружённых сил России. Самолёты вели с помощью спутников и системы GPS, но всё равно с аэронавигацией были проблемы, а что уж говорить о маршрутах во время войны… Была и промежуточная посадка в Екатеринбурге, на которую организаторы приглашали и Эдуарда Лайковского.

  • Опубликовано в №232 от 13.12.2017

Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области