Темы дня

Почему сор остаётся в избе?

В преддверии «мусорной реформы» жители свердловских сёл отказываются платить за централизованный вывоз твёрдых бытовых отходов. Фото: Валентина Завойская

В преддверии «мусорной реформы» жители свердловских сёл отказываются платить за централизованный вывоз твёрдых бытовых отходов. Фото: Валентина Завойская

Вывоз твёрдых бытовых отходов из частного сектора долгое время был слабым звеном в нашем законодательстве. Государство предоставляло собственникам домов самим решать, заключать ли договоры на вывоз мусора, но расчёт на сознательность не оправдался: сёла и городские окраины утопают в мусоре. С июля в регионе кардинально изменится схема обращения с твёрдыми коммунальными отходами. Государство уже не будет уговаривать, а обязует всех граждан оплачивать услуги по сбору и вывозу ТБО региональному оператору, который будет платить подрядчикам в том случае, если услуга оказана: мусор собран, увезён и принят на переработку. Но уже на подготовительном этапе реформы возникли сложности: люди демонстративно игнорируют выставляемые им «мусорные» счета.

«Мы на такую сумму не мусорим!»

У жителя многоквартирного дома никто не спрашивает, производит ли он мусор. Квитанции идут – гражданин платит. К владельцу частного дома подход другой: он должен согласиться на вывоз мусора и заключить договор. Часть населения так и делает. Остальные клянутся, что весь мусор утилизируют самостоятельно. Если же власти пытаются навязать им услугу, применяя публичную оферту, возмущаются и идут в суды. Например, прошлым летом народные волнения прокатились по Артёмовскому району.

— Нам выставляют 62 рубля с человека, но мы на такую сумму не мусорим! — объясняет жительница Красногвардейского Светлана. — У нас частные дома, и мы часть отходов сжигаем в печках, пищевые отходы скармливаем животным, остаются пакеты да бутылки. Но и их мы либо в бочках сжигаем, либо закапываем. За что платить?

Позицию артёмовских домовладельцев разделяют многие. Но откуда тогда берутся кучи мусора на задворках? Каждый год расцветают всеми цветами радуги окраины наших сёл и деревень, а в первоуральском посёлке Кузино, сёлах Большебрусянское (Белоярский ГО) и Петрокаменское (Горноуральский ГО) горы отходов подбираются к водоёмам.

— В нашем селе — 3,7 тысячи жителей. Договоры на вывоз мусора имеют только те, кто проживает в многоквартирных домах. Большинство же избавляется от отходов самостоятельно, поэтому вдоль дороги у нас лежат набитые мусором пакеты, а на окраине села большая несанкционированная свалка, в которую свою долю вносят жители Бродово, — поясняет глава местной администрации Елена Буланичева.

Та же история — в других населённых пунктах. Читатели «Облгазеты» не раз жаловались в редакцию, что односельчане умудряются организовать свалку даже в бесхозяйных домах.

— В составе нашей администрации 8 посёлков, договоры на вывоз мусора заключили в трёх. Слежу, чтобы в лес отходы не вывозили, убеждаю заключать договоры. Многие отказываются, даже известный экозащитник Андрей Волегов, проживающий на нашей территории, отказался. Говорит, что увозит мусор в город, — рассказал «ОГ» глава Чащинской администрации Георгий Самойлов.

Директор «Шалинской жилищно-коммунальной службы»Георгий Хизадзе тоже признался, что жители частных домов жалуются на то, что им необоснованно выставляют счета за вывоз мусора: мол, так мы скоро и за воздух будем платить.

— А куда они мусор девают? Кидают в контейнеры, которые оплачивают другие? Некоторые говорят, что сами на свалку вывозят. Так свалку-то мы обслуживаем! Это тоже затрат требует. Так что всё обоснованно.

Фото: Валентина Завойская

Те, кто отказывается платить за вывоз мусора, утверждают, что сжигают или закапывают отходы. Но свалки из стекла, пластика и макулатуры на обочинах и за сёлами почему-то всё равно растут.

Фото: Галина Соколова

Почему это происходит?

Кроме пресловутой безответственности и непонимания, зачем платить за мусор, который можно выбросить самостоятельно, нововведения буксуют ещё по нескольким причинам. Во-первых, недостаточная информированность: люди зачастую не могут добиться достоверных и оперативных сведений о том, как формируются тарифы и на что расходуются эти суммы.

Например, в апреле у шалинцев, проживающих в частном секторе, одной из главных тем обсуждения стали квитанции за вывоз ТБО. Кроме самого факта получения счетов, жителей взволновала и сумма – от 300 до 400 и более рублей.

«Баснословными» суммы в квитанциях оказались в связи с тем, что коммунальщики обратились в компанию, занимающуюся начислением платежей, ещё в ноябре. У тех же руки до квитанций дошли только к весне, в итоге деньги насчитали за весь срок сразу, не предупредив об этом жителей. На самом же деле плата, установленная депутатами думы Шалинского городского округа, составляет 28 рублей в месяц с одного прописанного по адресу человека. Аналогичные случаи возникали и в других муниципалитетах.

Вторая причина — недостаточно налаженный механизм работы компаний, которые вывозят мусоры реже, чем должны. Нередко это происходит из-за удалённости населённых пунктов и плохих дорог, ведущих к ним. Кому хочется гнать машину за десятки километров по колдобинам, чтобы выгрузить единственный контейнер? В итоге либо сбора вообще нет, либо мусоровоз появляется в деревне так редко, что ближайшие леса обрастают отходами. В частности, в среднеуральских деревнях весь прошлый год жители возмущались и жаловались в прокуратуру на то, что машина приходит всего раз в неделю. В ряде территорий жители негодуют, что до того, как пакеты забирают, их успевают растащить бездомные собаки.

Пойти навстречу не хотят ни сами жители, ни компании, которые занимаются вывозом, в итоге возникает замкнутый круг. Например, жители Старой Гальянки в Нижнем Тагиле однажды обнаружили, что пропали контейнеры. Оказалось, люди не захотели заключить договоры, хотя мусор выносили регулярно. Перевозчику надоело заниматься благотворительностью, и он… ушёл с территории.

Позитивных примеров, когда компании, занимающиеся ТБО, нашли общий язык с населением, пока немного, но они есть. Так, в невьянских сёлах, где обязательный сбор ТБО внедрили пять лет назад, желающих заключить договоры поначалу тоже было немного. Местная компания методично приучала жителей к нововведениям: убеждала, вела просветительскую работу. В итоге теперь механизм сбора и вывоза мусора работает, как часы, а в лесах и на сельских улицах чистота: если раньше с весеннего субботника в Аятском вывозили по 60 мешков мусора, то нынче набрали только три.

Мнения читателей:

Юрий СТИХИН, пенсионер, экс-председатель горсовета в Сысерти в начале девяностых (в письме в газету «Маяк»):

— Жителей обложили «данью» безо всякого объявления и расчёта, да ещё с угрозами наложить штраф в 300–500 рублей, если не заключаешь договор. По телефону в МУП ЖКХ никто не может разъяснить, откуда взялась эта сумма. Сказали только, что с пенсионера-одиночки будут брать 100 рублей, а если прописано два пенсионера, то 150 руб. Но даже если в доме проживает 5–10 человек, остаётся тот же фиксированный тариф. Но с какой стати?

В доме, где мы проживаем вдвоём с женой, мусор, который горит, сжигается в бочке, ботва и мелкие ветки идут в парник. Металлолом собирает машина, которая периодически со сборщиками проезжает по улице. В итоге мусора набирается небольшой пакет за два-три месяца. Там остаётся стеклотара, тара от бытовой химии, ненужные тряпки и обувь. И за этот пакет я должен отдать 450 рублей!

В послевоенное время в Сысерти было развёрнуто несколько приёмных пунктов вторсырья от населения. По улицам примерно раз в две недели курсировали старьёвщики на лошади с телегой и собирали негодные тряпки, обувь, металл, бумагу, даже кости от домашнего скота. Народ жил бедно, но всё шло в дело, а не выбрасывалось. Поэтому даже такого слова, как свалка, не было.

Евгений СЕНЦОВ, пенсионер, председатель Совета ветеранов Берёзовского рудника:

— За вывоз мусора я плачу давно, но было время, когда это было не организовано. Поэтому лет пять назад я сам пришёл в городскую администрацию и сказал, что платить за вывоз мусора я согласен, но позаботиться и установить баки должны они — иначе платить им за это никто не будет. Сообразили быстро и поставили. Теперь всё в порядке: мусор вывозят практически каждый день, поэтому он не накапливается. Слышал о повышении стоимости услуги, но в последней квитанции значилась установленная сумма — 78 рублей с человека.

  • Опубликовано в №69 от 20.04.2018 под заголовком «Сор остаётся в избе»
Областная газета Свердловской области
.