Всероссийская олимпиада школьников по математике: «Именно эти ребята делают открытия»

Назар Агаханов

В олимпиадах по математике редко побеждают девочки. Кстати, специально для них проводят женскую Всемирную математическую олимпиаду (недавно такая прошла во Флоренции, победила сборная России). Фото: пресс-служба дворца молодёжи

В Екатеринбурге завершилась Всероссийская олимпиада школьников по математике. В умении решать задачи состязались около 400 старшеклассников со всей России. На вопросы «Облгазеты» ответил председатель жюри олимпиады, доцент кафедры высшей математики Московского физико-технического института, кандидат физико-математических наук Назар АГАХАНОВ.

— Почему именно Екатеринбург принял финал олимпиады?

— Здесь хорошая математическая школа, свои олимпиадные традиции — лучшие из тех пяти городов, которые были конкурентами. К тому же Екатеринбург уже качественно организовывал Всероссийские этапы по физике, информатике и экологии.

— Мы надеемся, что лучшие выпускники школ России, побывав в уральской столице, приедут к нам получать и высшее образование…

— Спущу вас с небес на землю. Олимпиадники по математике в России выбирают Высшую школу экономики, МФТИ, Петербургский государственный и Московский государственный университеты. У них высокие запросы к качеству образования, и им нужны условия научного роста.

Председатель жюри Всероссийской олимпиады школьников по математике Назар АГАХАНОВ

Председатель жюри Всероссийской олимпиады школьников по математике рассказал, что она для талантливых детей открывает дверь в ведущие вузы России. Фото: пресс-служба дворца молодёжи

— Почему тогда вы организовываете финальные соревнования не в столицах?

— Концентрация математической мысли лишь в одном или нескольких городах России пагубно влияет на развитие образования и на поиск математических талантов, которые могли бы стать авторами математических открытий. А Всероссийская олимпиада школьников — не только состязание между лучшими из лучших, но и знакомство с тем, как именно организована работа по предмету в регионе. Для самих участников соревнований — это возможность познакомиться с географией нашей страны, теми городами, в которых иначе они никогда бы не побывали. Заключительный этап олимпиады должен быть стимулом для местной системы образования.

— Считается, что олимпиадников нельзя вырастить в маленьких сёлах и городках. Эти ребята действительно все из крупных центров и статусных школ?

— Проблема вызвана не размерами населённых пунктов, а тем, что теперь далеко не везде есть хорошие учителя математики. В советское время проблема кадров в деревнях и небольших городках была решена за счёт распределения молодых педагогов после окончания вузов. И везде, в каждой школе страны, были учителя, которые могли открыть талант, мотивировать, заинтересовать предметом и вести его. Сейчас остро стоит именно проблема открытия талантливых ребят — они рождаются одинаково часто как в столицах, так и в деревнях. Надо только уметь найти их и сопровождать дальше.

Пока пожинаем плоды 90-х годов, когда начались потери высокого уровня математического образования по всей стране — из школ ушли квалифицированные учителя, повысилась нагрузка у педагогов. В глубинке почти не осталось квалифицированных кадров. Втрое сократилось количество педагогических вузов, а какое качество абитуриентов в них? Нередко учатся стобалльники — я имею в виду тех, кто все три ЕГЭ в сумме сдал на 100 баллов. Хорошие ли педагоги вырастают из троечников?

— Есть ли план выхода из ситуации?

— Сегодня мы наблюдаем за рывком в математическом образовании Южной Кореи — в последнее время корейские школьники всё чаще занимают пьедестал победителей на международных соревнованиях. Но их программа реализовывалась 15 лет и начиналась с повышения престижа профессии учителя математики. Когда почва была подготовлена, во всех школах начали работать квалифицированные кадры, и корейцы на Всемирной олимпиаде по математике уже дважды становились лучшей командой.

Без математического образования у страны нет будущего, оно даёт не только открытия в науке, но и развитие производства. Сегодня в России появились возможности поддержки талантливых детей. Но результатов быстро не дождаться, как минимум они могут появиться лет через 10–11.

Программы подготовки учителей математики начали открывать классические университеты — по крайней мере, сюда приходят более подготовленные абитуриенты. У многих студентов есть желание учить детей — именно они преподают в летних математических школах. Надо, чтобы в самих школах было желание работать с молодыми педагогами. Создавать тепличные условия, «цацкаться» и носиться, — но результаты оправдают ожидания: дети будут знать и любить математику.

— Можете доказать?

— Есть пример Татарстана. В Казани министр образования знает лично всех молодых учителей математики республики, следит за работой каждого. Уважительное отношение власти к учителям перенимает и общество, имидж труда педагогов повысился. В результате качество математического образования в Татарстане вышло на третье место в стране — после столиц.

— Правда, что олимпиадники не сдают ЕГЭ по предмету на 100 баллов?

— Обычно они сдают госэкзамен на 90 баллов и выше, и это высокий уровень. Просто ЕГЭ и олимпиада — это разные виды спорта. Экзамен в школе показывает умение быстро концентрироваться. Олимпиада же позволяет проявить научные способности: в течение 5 часов надо решить всего 4 задачи, но каждая из них — научное открытие. Предметные олимпиады считаются лучшим инструментом для отбора и поиска талантливых детей не только в России, но и во всём мире.

— А справедливо, что отличное выступление на олимпиаде приравнивается к 100 баллам на ЕГЭ, призёров и победителей вне конкурса берут в вузы?

— Таких ребят — всего 150 человек в стране. А на одном только механико-математическом факультете в МГУ принимают на 1-й курс 300 абитуриентов на бюджет. Сопоставьте, какую мизерную долю занимают олимпиадники во всей России. А ведь именно они — цвет нашего математического будущего, и устраивать препоны для этих талантливых ребят вредно для страны. Кстати, в советское время даже кандидат в сборную страны на олимпиаду по предмету автоматом освобождался от школьных экзаменов. Сегодня же олимпиадники сдают ЕГЭ наравне со всеми.

— Кем во взрослой жизни обычно становятся олимпиадники?

— Это люди с научным складом мышления — как правило, такие идут в науку. Олимпиадников очень любит бизнес: они способны решать сложные задачи. Очень радует, что иногда становятся и преподавателями. А вообще, очень талантливые люди порой социально неадаптированны и буквально могут пропасть в жизни. Именно поэтому так важно их грамотно сопровождать, не только развивать, но и давать социальный опыт. По статистике, олимпиадники успешно учатся в университетах, но главное — именно они делают математические открытия.

Кстати

В этом году во Всероссийской олимпиаде школьников по математике — 22 победителя и 143 призёра (в том числе два свердловчанина: Андрей Ефремов, ученик гимназии №9, и Степан Вахрушев, ученик лицея СУНЦ УрФУ)

Опубликовано в №76 от 04.05.2018 под заголовком «Именно эти ребята делают открытия»

Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области