Темы дня

В озере Здохня* и Верх-Исетском пруду можно будет купаться

Пробный мембранный мешок со шламом установили на дренажную площадку прямо на берегу Здохни: лишнюю воду мембрана выпустила за три недели Фото: Лариса Хайдаршина

Пробный мембранный мешок со шламом установили на дренажную площадку прямо на берегу Здохни: лишнюю воду мембрана выпустила за три недели Фото: Лариса Хайдаршина

Полвека уральское озерцо, находящееся между шламовым накопителем и Верх-Исетским прудом, собирало на своём дне ил. Ил оставался от очистки воды, идущей в дома жителей Екатеринбурга. Сейчас, чтобы убрать чуть меньше миллиона тонн накопившихся органических отложений, понадобится примерно 7–10 лет и 700 мешков из мембранной ткани.

Берега Здохни поросли кустарником и камышами. Плотной стеной к берегу подходят молодые осины и берёзы: ещё лет 30 назад это было дно Здохни. На воде — листья кувшинки, а в ней – сплошь водоросли. Дно хлипкое, ил занял большую часть озера, не оставив места для жизни ни рыбам, ни другим жителям водоёма. Палкой зачерпываю со дна — с неё капает иссиня-чёрная жижа. То, что спустя века станет торфом, а пока представляет собой остатки органики — перегнивших водорослей и погибших микроорганизмов…

Озеро Здохня планомерно уничтожалось с 70-х годов прошлого столетия, когда недалеко от него построили шламовый накопитель на 500 тысяч кубометров. Столица Урала росла, увеличивались объёмы потребления воды, а перед тем как отправлять в трубы к горожанам, воду требовалось чистить. Отделить от примесей, взвеси и грязи. Очищенная вода уходила в город, а грязь шла в этот самый шламонакопитель. Тут же, поблизости от огромного котлована, построили тогда и цех по очистке воды от шлама. Правда, цех этот способен работать лишь в тёплое время года, когда нет льда и снега. А шлам-то копился круглый год — только за одни сутки Екатеринбург в наше время потребляет 300 тысяч тонн воды. В советские годы, когда вовсю работала промышленность, эта потребность была в полтора раза больше — 450 тысяч тонн.

Озеро Здохня

Озеро Здохня (на первом плане) – всего в 200 метрах от Верх-Исетского пруда и почти 50 лет служил естественным фильтром – задерживал шлам в себе. Фото: Лариса Хайдаршина

Грязи в шламонакопитель выливалось до 60 тысяч тонн в сутки. Котлован такую нагрузку не выдерживал — ил стекал в водоём поблизости, в Здохню. Хорошо, не напрямую в многострадальный Верх-Исетский пруд. Но доставалось, конечно, и пруду. Когда Здохня захлёбывалась в иле, часть его уходила-таки к большему собрату. И теперь эти донные отложения искусственного происхождения не только заболачивают природные водоёмы, но и губят их экосистему. А ведь Верх-Исетский пруд — запасной водоём для водозабора Екатеринбурга, на случай дефицита.

Землезабирающий снаряд на шламохранилище

Землезабирающий снаряд круглые сутки выкачивает ил из шламохранилища, но на чистку Здохни такими медленными темпами ему потребуются десятки лет. Фото: Лариса Хайдаршина

Четыре года назад «Водоканал» запустил цех ультрафильтрации, и шлам в этом цехе высушивается до влажности 75 процентов — «выжатую» грязь сразу увозят на полигон, никакой шламонакопитель для неё не требуется. Но грязь-то из Здохни никуда не исчезла. Вначале была идея построить ещё один цех по очистке воды от шлама. Но на такое капитальное строительство и на оборудование для него нужны миллиарды рублей. Слишком дорого. А между тем пять лет назад в Голландии придумали способ «отжимать» шлам при помощи гигантских мешков, сшитых из мембраны.

– Опытно-промышленное испытание нового способа очистки озера Здохня провели этим летом, – рассказывает генеральный директор МУП «Водоканал» Евгений Буженинов. – На дренажную площадку установили опытный мешок из мембраны, закачали в него ил и оставили на три недели. За это время мембрана пропустила всю влагу из мешка, а обратно ничего не впитала. Внутри остался сухой остаток. Сделали экспертизу, доказали, что он абсолютно безвреден.

Буженинов достаёт из мешка куски высушенного шлама — на вид грязный песок, смешанный с гравием. Он действительно сухой и легко рассыпается на глазах. Теперь его увезут на полигон с отходами. Технология очистки водоёмов с использованием мембранных мешков оказалась проста и эффективна по скорости. Да и дешевле строительства нового цеха в пять раз. Кстати, гигантские мешки из нового мембранного материала производят у нас в стране. Одновременно можно будет работать с 60 мешками, размер их — 50 метров длина, а ширина — два-три метра. Примерно 700 хватит на очистку не только Здохни, но и Верх-Исетского пруда.

– Потребуется примерно семь-десять лет, чтобы полностью очистить Здохню, – говорит Алексей Котов, начальник цеха предприятия «Головные сооружения водопровода». – Одновременно с этим также будет чиститься и Верх-Исетский пруд, но там шламовых отложений не больше ста тонн. Природные процессы самоочистки озера включатся сразу же, как только мы начнём быстро убирать лишний ил. Оно перестанет перегреваться, прекратит заболачиваться, исчезнут лишние водоросли, начнёт активней размножаться рыба.

– Десять лет — вполне реальный срок для самоочищения озера, – согласен и доктор технических наук, сотрудник Российского научно-исследовательского института водного хозяйства Александр Попов. – Как только вредное воздействие хозяйствования человека прекратится, включатся природные механизмы саморегуляции, и вода станет настолько чистой, что в Здохне можно будет купаться.

Кстати, по генеральному плану развития Екатеринбурга, территорию Здохни и Верх-Исетского пруда планируют оборудовать в рекреационные зоны для горожан.

Комментарий эколога

Андрей ВОЛЕГОВ, председатель областного правления Российской общественной организации «Экоправо»:

– Если не чистить озеро от занесённого шлама, то летом оно будет излишне нагреваться, а в тёплой воде отлично размножаются вредоносные бактерии и паразиты. Причём яйца опасных паразитов прекрасно зимуют в иле и наносят удар по экосистеме. Так, в водоёмах с повышенной температурой воды резко увеличивается количество рачков-карпоедов, которые уничтожают все виды рыб.

Если ила становится слишком много, то озеро начинает «протухать»: запускаются процессы брожения, всё гниёт, кислород из воды уходит на эти цели. В иле скапливаются газы, потом они выходят и происходит массовый мор рыбы — именно такая экокатастрофа периодически случается в Верх-Исетском пруду.

* Здохня — озеро, примыкающее к Верх-Исетскому пруду, соединённое с ним протоком. Название связано со словом «здохнуть» (то есть «вздохнуть») – так говорили о воде, которая останавливается после убыли или начинает прибывать. Поскольку озеро соединено с другим, большим по объёму водоёмом, уровень воды колебался в зависимости от уровня соседнего. Получалось, будто Здохня «дышит» – вода то уходила, то приходила.

  • Опубликовано в №146 от 16.08.2018
Областная газета Свердловской области