Темы дня

Тайны литейного двора: горновой в третьем поколении Артём Власов рассказал о буднях огненной профессии

горновой в третьем поколении Артём Власов рассказал о буднях огненной профессии

Горновой в третьем поколении Артём Власов рассказал о буднях огненной профессии Фото: пресс-служба ЕВРАЗ

В Свердловской области работают 132 тысячи металлургов. Завтра они вместе с огромной армией ветеранов отметят свой профессиональный праздник. «Областная газета» решила рассказать не о торжественных мероприятиях, а о буднях огненной профессии. Без пафоса и романтизма. Всё как есть. Проводником в заводскую жизнь стал горновой доменного цеха ЕВРАЗ НТМК Артём ВЛАСОВ.

– Артём, расскажите, как вы выбрали профессию?

– Тогда надо начинать с деда. Анатолий Николаевич Власов 31 год отработал горновым на тагильских домнах. В цехе его уважали очень. Когда подрос старший сын Николай, он помог ему устроиться на НТМК в доменный цех. Тогда комбинат был «закрытым клубом» для избранных, попасть сюда было непросто. Дядя Коля почётный металлург, орденоносец. В начале девяностых пришёл на комбинат мой отец – Сергей Власов, тоже стал горновым.

Я поначалу думал совсем о другой профессии – окончил кулинарное училище, немножко поработал в общепите. Честно скажу, не понравилось. Вот и пошёл по протоптанной дорожке на НТМК. Поначалу работал на шаропрокатном участке крупносортного цеха, в народе его все называли «шариками». Ждал, когда появится вакансия в доменном. Прошло 9 месяцев, и вот однажды мама спозаранку позвонила: оформляй перевод.

– Коллеги в «шариках» как восприняли ваш уход?

– С пониманием. Всем известно, что в основных цехах зарплата куда выше, к тому же у меня там и отец, и дядя работают. Начальник участка Александр Шахторин, поставив подпись на заявлении, руку мне пожал, сказал, что уважает мой выбор, всё-таки профессия не из лёгких.

– А чем она нелегка?

– Требует постоянного напряжения, чёткого выполнения всех операций. И условия тоже не курортные. Зимой сквозняки, летом жарко. На литейном дворе от 60 до 80 градусов, в шлаковом поворотнике более 100 градусов. А ты при этом в робе, каске и маске…

– Получается за месяц 15 многочасовых походов в «сауну». Наверняка все доменщики стройные, подтянутые?

– Я, когда пришёл в цех три года назад, весил 140 килограммов. Меня даже в армию не взяли из-за превышения веса. Сейчас мой вес 105 килограммов. Худею без диет.

Фото: Пресс-служба ЕВРАЗ

– Тут главное – не перестараться, думаю, что тощеньким слабакам возле печи тоже не место. Нужна в вашей профессии физическая сила?

– Конечно. Я работаю на седьмой – самой современной – домне комбината. У нас интеллектуальная система управления, определяющая технологический режим плавки. Оборудование, аппаратура – всё современное, а всё-таки без лопаты не обходимся. После выпуска чугуна и шлака готовим желоба к следующему выпуску. А когда допускаем разлив горячего металла на площадку, в ход идут кран, отбойные молотки и та же лопата. Бывают и серьёзные ошибки, после которых разгребаем не один день. Как-то ребята из другой бригады после смены признались, что сил у них осталось ровно на то, чтобы добраться до дома и уснуть. Но это редко случается.

– У вас труд коллективный или каждый горновой работает самостоятельно?

– За плавку отвечает бригада, но у каждого, в зависимости от квалификации, свой участок работы. У горновых восемь разрядов. У меня сейчас шестой, у отца и дяди восьмой – бригадирский. Бригадир отвечает за слаженность действий рабочих. Если что-то не получилось, берётся с нами за лопату.

– 12-часовая смена не кажется бесконечной? Помнится, когда комбинат переводили на железнодорожный график, директор НИИ по охране труда Сериккали Бисакаев был против этой идеи. Цитировал труды Сеченова, датированные XIX веком, где говорилось, что при нормальном трудовом процессе в сутки человек должен 8 часов спать, 8 часов отдыхать и 8 часов работать.

– Эти учёные вряд ли когда-нибудь работали по 8-часовому сменному графику, когда вечерние смены вычёркивают тебя из жизни, а после четвёртой ночи идёшь домой, как зомби. Сегодняшний наш график – оптимальный.

– Достойно ли оплачивается ваш труд?

– Горновые получают больше, чем другие рабочие комбината, но денег, как известно, много не бывает. У меня пока нет собственной семьи, зато есть ипотека за двухкомнатную квартиру.

– Как восстанавливаетесь после смены?

– Люблю путешествовать, с друзьями в футбол играю на стадионе «Юность». В плохую погоду могу просто ничего не делать.

– Ваши родные отработали на комбинате по несколько десятков лет, вы тоже выбрали профессию навсегда?

– Ну как это можно гарантировать? Мало ли что может в жизни случиться. Но, пока я работаю на домне, буду честно выполнять то, что от меня требуется.

  • Опубликовано в №127 от 20.07.2019 
Областная газета Свердловской области