Темы дня

Между пушкой и небом

Павел Казанцев

Несмотря на сложную жизнь, Павел Казанцев полон оптимизма и живо интересуется международной политикой. Фото: Павел Ворожцов

В прошлую пятницу десятки тысяч людей по всей стране праздновали День Воздушно-десантных войск. Вместе с ними эту памятную дату отмечал 94-летний участник Великой Отечественной войны из Первоуральска, кавалер ордена Славы III степени Павел Казанцев. Свой фронтовой путь он начинал в ВДВ, но судьба распорядилась так, что после форсирования Днепра молодого бойца перевели в артиллерию, с частями которой он и встретил Победу.

«Не хотели брать в армию»

В Первоуральске Павла Казанцева знает каждый. Почётным жителем города он пока не стал, но зато его часто можно увидеть в местных школах и техникумах: там ветеран рассказывает детям и подросткам об ожесточённых боях, трудностях и ужасах войны. Но всего этого могло и не быть, если бы он не попал в армию. Военком на призывном пункте ему так и сказал: «Какой из тебя солдат? Ты же худой и слабый, да и ростом невысок». Случилось это в январе 1943 года, за месяц до восемнадцатилетия Павла Парфёновича. Но у него было одно преимущество: юноша закончил семь классов школы в родном селе Нижнеиргинское Свердловской области — в то время с таким образованием можно было спокойно стать офицером. Павел Казанцев сказал об этом военкому, и его зачислили в запасной артиллерийский полк.

– Полк располагался в селе Полетаево недалеко от Кунгура, – рассказал ветеран. – Когда я прибыл туда вместе со своими сверстниками, нас сразу же повели мыться в баню, а потом поселили в землянки. Спали мы так: соломы настелил, укрылся брезентом, а под голову — бушлат. Кормили два раза в день: ложку каши утром и в обед, а вечером чай и больше ничего. Носить тоже было нечего, ходили в лаптях. Обмундирование выдавали, только когда отправляли на фронт.

Но сложности в быту не сломили Павла Парфёновича. В учебке он стал отличником, артиллерийское дело давалось ему легко. После победы наших войск в Сталинградской битве в армии осталось мало командиров низшего звена, поэтому Иосиф Сталин распорядился создать ускоренные курсы младших лейтенантов. И Павла Казанцева направили учиться в Тюменское пехотное училище. Через три месяца он уже готов был принять взвод новобранцев, как Ставка Верховного Главнокомандования увеличила время подготовки младших офицеров до полугода. Тех курсантов, кто жаловался на здоровье, оставили доучиваться, а остальных повезли в город Киржач Владимирской области.

Из десантников в артиллеристы

– Поезд остановился, мы выглянули из окон и смотрим: стоит аэродром, а по нему ходят лётчики, – продолжил ветеран. – Мы спросили, что это за войска? Кто-то из офицеров засмеялся и ответил: «Десантные». Прошла неделя, нас научили укладывать парашют и направили на прыжки. До аэродрома было шесть километров пешком. На себе несли основной парашют да запасной — 23 килограмма. Прыгали с аэростата. В его гондоле помещалось 4 человека — три десантника и инструктор. Мы его звали «вышибалой»: того, кто не хотел прыгать, он выпинывал ногой. Был у нас один моряк с Дальнего Востока, так и его научили прыгать.

Павел Парфёнович попал в один из артиллерийских полков 36-й Гвардейской стрелковой дивизии, которую создали на базе 9-го воздушно-десантного корпуса. Части армии принимали активное участие в форсировании Днепра. Перед отправкой на фронт Павел Казанцев сделал десять прыжков — дневных, ночных и с оружием. На Днепре он получил боевое крещение. Сражение было страшным: наши самолёты должны были лететь низко над рекой, чтобы выбрасывать десант кучно и быстро, но немцы стреляли по ним из пулемётов и пушек. Из-за этого многие десантники погибали ещё в воздухе, а раненые тонули в воде.

После успешного наступления под Днепром Павел Казанцев был переведён из десантников в артиллеристы: в его полк набрали новобранцев и перебросили всех в Белоруссию. Там солдаты три месяца ждали перегруппировки в казармах под Бобруйском. Несмотря на то, что линия фронта была вдалеке от них, за это время погибло более ста человек: после немцев осталось много неразорвавшихся снарядов, и каждый день в полку происходило ЧП. Однажды целое отделение солдат решило запечь картошку. Они набили клубнями гильзы от стреляных артиллерийских снарядов, закопали их в землю и разожгли костёр. И вдруг — сильный взрыв. Оказалось, что под землёй были целые снаряды, и все погибли.

Страшная битва

– В составе 2-го Украинского фронта нас отправили в Будапешт, – вспомнил ветеран. – Мы вступили в город осенью 1944 года и поселились в особняке местного аристократа. На барской перине спалось хорошо, но каждую ночь приходилось прятаться в бомбоубежище, потому что английские самолёты всё время бомбили город. Через неделю мы отправились из Будапешта к озеру Балатон, где была большая группировка немцев. Они стреляли по нам целыми днями. При подлёте вражеских самолётов мы выпрыгивали из машин и прятались. Однажды пехота укрылась в воронке от авиабомбы, но не прошло и пары минут, как в неё попал артиллерийский снаряд. А ещё говорят, что снаряд дважды в одну воронку не падает.

Во время сражения за Балатон Павел Парфёнович впервые увидел в бою «катюши». После отражения немецкой атаки наши войска перешли в наступление. Ночью началась артподготовка, которая длилась два с половиной часа. Наутро, когда рассвело и рассеялся дым, Павел Казанцев увидел страшную картину: реактивные снаряды «катюш» не оставили на земле ровного места…

Павел Казанцев
Эти фотографии Павла Казанцева сделал фронтовой фотограф в 1945 году, когда его полк был в Вене. Фото: Павел Ворожцов

– На Балатоне меня контузило, но я всё равно продолжал сражаться, – сказал Павел Казанцев. – Мы двинулись через Карпаты — шли до Вены. Там немцы оказали нашим войскам сильное сопротивление, но мы прорвались. За те бои меня наградили орденом Славы III степени. Войну я закончил уже в Чехословакии, под Прагой. 8 мая мы остановились на ночёвку в лесу. Ещё не знали, что немцы подписали акт о капитуляции. А на рассвете следующего дня к нам вбежал командир дивизиона и закричал: «Братцы, война окончилась!».

Но для Павла Парфёновича она завершилась лишь в 1950 году, когда он демобилизовался. Вернулся в родное село, а в конце 1980-х переехал в Первоуральск. Он вспоминает военные годы, особенно когда показывают фронтовые фильмы. Но ему бы не хотелось, чтобы дети знали все тяготы войны, которые пережило его поколение.

  • Опубликовано в №139 от 07.08.2019 

Сюжет

«Старшее поколение»
Об активной жизни людей предпенсионного и пенсионного возраста.

Областная газета Свердловской области
.