Темы дня

Европа Демидовых: потомки русских заводчиков развивали западные страны на уральские деньги

Павел Демидов жертвовал немалые средства на восстановление кафедрального собора Санта-Мария-дель-Фьоре

Демидовы уделяли зарубежным странам намного больше внимания, чем России, где получали миллионные доходы. Например, Павел Демидов жертвовал немалые средства на восстановление кафедрального собора Санта-Мария-дель-Фьоре. Фото: Рудольф Грашин

Уральские архивисты готовят в Екатеринбурге выставку, посвящённую жизни за рубежом известных уральских промышленников Демидовых. Впервые в экспозиции представят документы и фотографии из национальных архивов Финляндии, Франции и Италии. В них хранятся обширные исторические материалы о деятельности Демидовых на благо европейских стран. Удивительно, но им они уделяли намного больше внимания, чем России, откуда в их карман текли миллионные доходы. А с XIX века представители этого рода и вовсе перестали жить в родной стране, управляя своими предприятиями из-за границы. О ранее неизвестных страницах деятельности Демидовых корреспонденту «Облгазеты» рассказали директор Государственного архива Свердловской области Евгений Шабалин (далее – Е. Ш.) и его заместитель Ирина Иванова (далее – И. И.).

Начало династии

– Чем вызван интерес архивистов к династии Демидовых?

Е.Ш.: Демидовы — это сила и мощь Среднего Урала, знаковый символ нашего региона мирового уровня. И не случайно жители Свердловской области доименовали аэропорт Кольцово в честь Акинфия Демидова (1678–1745 годы): он создал крупнейшую промышленную империю XVIII века. Она добывала и перерабатывала железо, медь, золото, серебро, платину и драгоценные камни. Несмотря на отсутствие инфраструктуры и дорог, каждый год открывались десятки новых заводов. И в отличие от своих потомков, Акинфий смог сохранить действующее производство и не распродать его.

Будучи меценатами, Демидовы развивали культуру, образование и искусство не только на Урале и в России, но и в Европе. И о многих фактах, связанных с их жизнью, мы до сих пор не знаем. В 2018 году губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев подписал указ о двухлетней программе по выявлению и приобретению копий документов об истории этого рода в российских и зарубежных архивах. На основе этих материалов мы создадим базу данных, которой смогут воспользоваться наши историки и краеведы.

Памятник родоначальнику династии Демидовых Никите Демидову в Туле
Памятник основателю династии Никите Демидову в Туле. За его спиной – Николо-Зарецкий храм, родовая усыпальница первых Демидовых. Фото: Станислав Мищенко

– Когда вы начали сотрудничать с иностранными коллегами по Демидовым?

Е.Ш.: – С позапрошлого года. Сначала переписывались с ними, запрашивали документы, а потом решили съездить и познакомиться лично. В архивах Италии мы были впервые, а Национальный архив Финляндии и архивы Франции наши специалисты посетили уже во второй раз. Проще всего сотрудничать с финнами. В своё время их страна была частью Российской империи, и там хранятся многие документы на русском языке. Хотя 30 процентов материалов всё-таки на финском и шведском языках. Но мы их тоже нашли и заказали их копии, чтобы потом перевести на русский. Из самых ярких документов я бы отметил альбом чертежей Нижнетагильского завода и его оборудования из фонда Авроры Карамзиной (1808–1902), супруги Павла Николаевича Демидова (1798–1840). Это уникальная находка, потому что в Нижнем Тагиле и, наверное, в России, такого альбома сегодня нет.

Документы зарубежных архивов по истории династии Демидовых
План и профиль медеплавильных печей завода Демидовых из собрания Государственного архива Свердловской области. Фото: Государственный архив Свердловской области

Переезд в Европу

– Во Франции находки были не менее интересными?

Е.Ш.: – В этой стране мы посетили несколько архивов — Национальный архив, Нотариальный архив, архив министерства иностранных дел, муниципальный архив Парижа и Национальную библиотеку. Там мы нашли редкие фотографии Анатолия Николаевича Демидова (1812–1870) и его жены Матильды Бонапарт, племянницы Наполеона. Их брак был неудачным и распался довольно скоро, но следов от него в истории осталось довольно много. В первую очередь, юридических, связанных с разделом имущества. Анатолий Демидов был очень увлечён персоной Наполеона Бонапарта. Ему удалось собрать коллекцию предметов, которыми владел император. В своё время он предложил эти предметы в дар королю Франции Наполеону III и стал одним из создателей музея Наполеона Бонапарта на Эльбе. Документы о дарении этих предметов мы тоже нашли во французских архивах. Вообще Анатолий Демидов был большим любителем искусства: в муниципальном архиве Парижа мы выявили описание его художественной коллекции — она содержит более ста страниц! После его смерти многие предметы из этой коллекции попали в Лувр и другие музеи мира.

– В России к Анатолию Демидову относятся неоднозначно. Он никогда не был на уральских заводах, хотя доходы от их работы получал сполна. У французов другое мнение?

Е.Ш.: – Несмотря на то, что Анатолий Демидов так и не добрался до Урала, он предпринял путешествия по югу России, Крыму и по северу страны до Казани. Вместе с ним туда отправились более 20 французских историков, археологов и деятелей искусства, которые провели серьёзные научные исследования этих регионов. О его человечности говорит хотя бы тот факт, что Анатолий Демидов подарил ренту в тысячу франков сыновьям известного художника Огюста Раффе, чтобы он не отвлекался от творчества во время путешествия. За рубежом членов рода Демидовых считают не столько уральскими промышленниками, сколько жителями Франции, Италии и других стран. Поскольку они туда поставляли не только железо и другие металлы, но и предметы искусства. Они открывали в Европе школы и богадельни, строили общественные здания и занимались благотворительностью.

Документы зарубежных архивов по истории династии Демидовых
Уральские архивисты нашли в российских архивах один из первых вариантов родового герба Демидовых. Фото: Государственный архив Ярославской области

Помощь родной стране

– Российским подданным Демидовы тоже помогали?

Е.Ш.: – Безусловно. Хотя они и жили за рубежом, но не забывали о Нижнетагильском и других заводах. Демидовы направляли на учёбу в Европу талантливых художников, артистов, инженеров и металлургов, многие из которых стали выдающимися российскими изобретателями. Например, отец и сын Черепановы или живописцы из рода Худояровых. Если говорить про того же Анатолия Демидова, то во время Крымской войны он жертвовал большие суммы Комитету по оказанию помощи русским военнопленным, а позже принял участие в создании Международного Красного Креста. Нам удалось получить во французских архивах его переписку с основателем этой организации Анри Дюнаном. У Демидова возник ряд идей о том, что Красный Крест должен заниматься не только помощью гражданскому населению, которое пострадало от военных действий, но и помогать военнопленным. Всё это и было реализовано в дальнейшем.

И.И.: - То же самое можно сказать и о Павле Павловиче Демидове (1839–1885). В Российском архиве древних актов мы нашли прошение на его имя об оказании финансовой помощи одной из экспедиций российского этнографа Николая Миклухо-Маклая. Он эту помощь оказал: Русское географическое общество даже вручило ему благодарность.

Итальянский след

– Павел Демидов, как и многие члены его семейства, был похоронен в родовой вилле Пратолино под Флоренцией. Там сохранились документы о династии?

И.И.: – На вилле Пратолино хранился архив последней представительницы рода Марии Павловны Демидовой (1877–1955), крестницы российского императора Александра II. В середине 50-х он был перевезён в исторический архив провинции Флоренция. Большое число материалов в этом архиве – порядка 13 тысяч – это переписка Марии Павловны с родственниками и деятелями культуры, которые обращались к ней за финансовой помощью. Были среди них и представители русской эмиграции.

Очень интересный комплекс документов мы обнаружили о притязаниях советского правительства на виллу Пратолино и другое имущество Марии Демидовой. Но, пожалуй, самые интересные материалы мы нашли о благотворительности Демидовых в самой Флоренции. В частности, о пожертвовании Павла Демидова на восстановление кафедрального собора Санта-Мария-дель-Фьоре. В благодарность об этом флорентийцы разместили справа от центрального портала собора фамильный герб Демидовых.

– Какие ещё памятники архитектуры остались флорентийцам в наследство от Демидовых?

И.И.: – Прежде всего вилла и парк Пратолино. Мария Демидова завещала их жителям города. Сейчас там публичное место, по вилле проводят экскурсии. А рядом с проданной Демидовыми виллой Сан-Донато (титул князей Сан-Донато Демидовым в 1840 году даровал великий герцог Тосканы Леопольд II.Прим. ред.) вырос новый городской квартал, где в их честь названы несколько улиц. Во время поездки мы познакомились с профессором флорентийской Академии искусства и дизайна Луиджи Цзангери. У него есть идея сделать серию публикаций о тех зданиях, которыми владели Демидовы в Италии. Наши зарубежные коллеги очень рады, что на Урале началось возрождение памяти о Демидовых. Они готовы приезжать в Екатеринбург и помогать нам в этом деле.

  • Опубликовано в №140 от 08.08.2019 под заголовком «Европа Демидовых»
Областная газета Свердловской области
.