Темы дня

Домашнее насилие выходит из тени: Россия готовится принять закон о профилактике семейно-бытовой агрессии

Женщину пугают кулаком

Юристы и психологи уверены: когда отец бьёт мать, страдает не только женщина, но и дети. Фото: Алексей Кунилов

Закон о декриминализации статьи о побоях привёл к тому, что проблему насилия в семье стали обсуждать всюду и много. Общественное мнение за последние годы так сильно изменилось, что заявить в полицию на мужа-агрессора стало нестыдно. Об этом свидетельствуют полицейская статистика и исследования учёных. Закон о профилактике семейно-бытового насилия позволит уменьшить количество случаев.

Женщины перестали стыдиться

Тенденции роста домашнего насилия на Среднем Урале нет, уверены эксперты. Так, в 2017 году в регионе были осуждены примерно 4 тысячи человек за побои, а в 2018 году — меньше 2 тысяч человек. За семь месяцев 2019 года 209 граждан получили уголовное наказание за нанесение побоев в семье против 119 за тот же период времени в 2018 году, сообщила заместитель начальника отдела организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних ГУ МВД России по Свердловской области Лилия Будкевич. Дела просто стали доходить до суда.

Уголовное наказание агрессор получает лишь в случае повторных побоев в течение года после первого инцидента, зафиксированного полицейскими. На первый раз он отделывается всего лишь «административкой» – штрафом. В случае административного наказания с него нельзя взыскать даже за моральный вред. По идее, опасность уголовной ответственности после этого должна останавливать тех, кто поднимает руку на домочадцев. Однако статистика показала: этого не происходит. Хотя полицейские и держат эти семьи на контроле.

– В Свердловской области на учёте у участковых инспекторов сегодня находятся 1 500 жителей, склонных к домашнему насилию, – рассказывает Лилия Будкевич. – Участковые посещают их квартиры ежеквартально, проводят профилактическую работу.

Но не секрет, что эта самая работа может состоять в паре вопросов через порог – участковые загружены ответственностью и порой формально подходят к подобным задачам. Побои повторяются, и результат – уголовное наказание через суд.

Будкевич связывает рост количества уголовных дел с тем, что жертвы насилия стали чаще обращаться в органы внутренних дел.

– Последние криминологические исследования, которые проводит Уральский государственный юридический университет, показывают переход домашнего насилия из скрытой формы в открытую, – согласен с полицейским кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права УрГЮУ Данил Сергеев. – Семь лет назад случаи побоев в семье не доходили до суда: потерпевшие забирали поданные заявления на мужей, которые их побили, либо вообще не заявляли на них. Сегодня заявить в полицию на мужа-агрессора стало нестыдно. Тема домашнего насилия постоянно обсуждается в Интернете, в соцсетях, в СМИ. Общественное мнение уже изменилось — правильным считается не терпеть агрессора, а наказывать его по закону. Мы наблюдаем, как начиная с 2017 года степень латентности подобных преступлений снижается.

О выходе этой темы из тени говорит и заместитель директора кризисного центра для женщин и детей «Екатерина» Ольга Селькова.

– В 2018 году к нам обратилось на 70 процентов пострадавших женщин больше, чем в 2016 году, – отмечает Селькова.

В тему

Домашнее насилие в отношении детей в Свердловской области остаётся на примерно одинаковом уровне уже несколько лет. Ольга Селькова считает, что насилия над детьми в семьях становится больше – и приводит в качестве доказательства статистический рост преступлений против несовершеннолетних на 25 процентов за 2018 год по сравнению с предыдущим.

Однако Лилия Будкевич объясняет, что к преступлениям против детей причислены невыплаты алиментов, а неплательщиков среди алиментщиков стало в последнее время больше. Этим и объяснился такой резкий статистический скачок. В структуре всех преступлений против детства в 2018 году родителей, которые не платят алименты, – 80 процентов. Насильственных же деяний против детей, наоборот, в прошлом году по сравнению с предыдущим стало меньше на пятую часть.

– Новый закон о профилактике семейно-бытового насилия никаких принципиальных изменений в защиту именно детей не вносит, – считает Данил Сергеев. – У нас и сегодня они хорошо защищены законодательством: бить ребёнка запрещено, и за нарушение запрета предусмотрены суровые наказания.

Закон остановит?

Эксперты полагают, что снизить количество преступлений в семье поможет закон о профилактике семейно-бытового насилия. Его проект впервые был направлен в Государственную думу РФ два года назад, в сентябре 2016-го. Но впервые будет рассмотрен лишь в следующую осеннюю сессию.

– В Казахстане принятие подобного закона снизило уровень домашнего насилия на 40 процентов, – приводит пример Ольга Селькова.

В нём предусматривается создание кризисных центров за счёт государства. Есть и норматив: на 10 000 населения – одно койко-место в кризисном центре. В случае когда жертве насилия некуда уйти из дома, она сможет на время в нём укрыться. До сих пор такие центры действовали за счёт грантов. Сегодня в Свердловской области действуют всего около 20 таких койко-мест – в Екатеринбурге, Первоуральске, Ревде и Артёмовском. Возможно, обеспечивать кризисные центры обяжут регионы.

Однако есть вероятность, что законопроект будет дорабатываться, и в него внесут существенные изменения, исключив положение о кризисных центрах. Оставят лишь работу психологов с агрессорами и запрет на приближение к жертве.

Охранные ордера и защитные предписания запретят даже приближаться к пострадавшим. А полномочия выносить их получат полиция и суд. Любые угрозы пострадавшей – устные или письменные при помощи средств связи – будут учитываться как нарушения. За них насильнику придётся расплачиваться.

– Работает же у нас мера пресечения «домашний арест», значит, и запрет агрессора на приближение к жертве реально осуществить, – даёт оценку такого положения нормы законодательства кандидат юридических наук, председатель совета партнёров LOYS Денис Пучков. – Сегодня это сделать нетрудно: даже сотовый телефон позволяет определить место нахождения субъекта.

Оксана Пушкина, заместитель председателя комитета Государственной думы РФ по вопросам семьи, женщин и детей, заявила «Облгазете», что откладывать принятие закона против домашнего насилия уже нельзя. Процесс рассмотрения в Госдуме и так уже затянулся на 2 года. Пора остановить домашних тиранов суровостью закона и неотвратимостью наказания. Именно под кураторством Пушкиной он создавался, и за основу были взяты положения, уже работающие в другой славянской постсоветской стране – Болгарии.

– Закон может дорабатываться, могут меняться его детали и частности, главное – он предусматривает встраивание механизма профилактики насилия в семье в те системы, что у нас есть: правоохранительную, судебную и социального обслуживания. Закон не требует создания никаких новых структур.

Кстати

15 августа в Общественной палате Свердловской области пройдут общественные слушания на тему «Домашнее насилие в России: проблемы законодательства и правоприменения».

  • Опубликовано в №145 от 15.08.2019 под заголовком «Домашнее насилие выходит из тени»
Областная газета Свердловской области