Темы дня

Первоуральский «Донбасс»  21 фото

  • Опубликовано в №031 от 20.02.2016

Пятиэтажку на Заводской, 14 в первоуральском посёлке Вересовка жители с горечью называют «местным Донбассом». На месте крайнего подъезда зияет дыра, и дом видно в разрезе: с пустыми коробками квартир и дверями «в никуда»: в самую пору снимать фильмы о войне. Некогда добротный дом стал местной достопримечательностью в октябре 1995 года после взрыва бытового газа в одной из квартир. Жильцов разрушенного подъезда расселили сразу, остальных пообещали переселить в ближайшее время. С тех самых пор люди боятся, что здание рухнет, как карточный домик, а чиновники… так и не решили, что лучше — снести его или отремонтировать.

На опасных этажах, которые ничем не закрыты и не огорожены, часто бывают дети и подростки, а на первом этаже собираются пьяные компании. Фото: Алексей Кунилов

«Живём как на корабле»

Алевтина Виноградова всё ещё с содроганием вспоминает события 20-летней давности: в четыре утра она проснулась от сильного грохота. Дом тряхнуло, как при землетрясении, а из окон повылетали стёкла. Женщина бросилась в соседний подъезд, где жили её дочь с ребёнком, но от подъезда остались только перекрытия между этажами и часть стены. Люди спаслись чудом, погиб только один мужчина, живший над злополучной квартирой. Из разорванных труб начала хлестать вода, вспыхнул пожар. По воспоминаниями очевидцев, первым на место прибыл местный слесарь-сантехник, который перекрыл коммуникации, затем подтянулись экстренные службы и местные власти.

— Поначалу работали довольно оперативно, — вспоминает Алевтина Виноградова. — Пострадавших временно разместили в гостинице и накормили, выдали денежную компенсацию, а затем расселили: возвращаться им было некуда. На другой день вставили окна, подцепили коммуникации. Прошлись по квартирам с замерами и сказали: «Жить в этом доме невозможно, будем расселять!» На этом всё и закончилось. Дом постоянно «водит», а мы — живём как на палубе корабля.

Фото: Алексей Кунилов

С тех пор жильцы оставшихся подъездов тщетно пытаются справиться с ворохом коммунальных проблем. Из-за того, что средний подъезд фактически стал крайним, стены промерзают и намокают, а самостоятельно утеплять их — опасно для жизни. Крышу постоянно ремонтируют заплатками, но из-за неустойчивости фундамента она протекает снова и снова. Если нет осадков, то возникает другая проблема: расходятся стыки на трубах. Коммунальщики затягивают их проволокой. За последние десять лет квартиры топило уже по 20–30 раз. Жильцы боятся, что замкнёт электропроводку. Переклеивать обои, обшивать стены пластиком и белить потолки некоторые уже и не пытаются — всё равно через месяц снова расцветает плесень.

Фото: Алексей Кунилов

— Раньше дом был чистым и тёплым, теперь в межсезонье каждый день сушим подушки и одеяла на балконе — иначе отсыреют, — рассказывает староста посёлка Татьяна Макарова, которая живёт с семьёй из шести человек в квартире, граничащей с разрушенным подъездом. — Сыростью тянет и от стены, и от подвала. В итоге внуки часто болеют: младший за свои полтора года дважды переболел бронхитом, а переехать некуда. Да и соседи у нас теперь — не самые желанные: руины ничем не огорожены и давно превратились в мусорку и место для пьянок.

«Дотянуть до капремонта»

Все эти 20 лет злополучный дом время от времени навещают комиссии, но дело не движется с мёртвой точки. Из-за того, что дом не признан аварийным, он стоит в программе капремонта, за который жильцы должны платить. Между тем они боятся, что дом может вообще не дожить до капремонта: его подкашивают и грунтовые воды, и близость к железной дороге и карьерам. В январе, когда после горных работ он снова ощутимо качнулся, жильцы испугались, что после очередного толчка здание рухнет.

Фото: Алексей Кунилов

— В доме действительно много проблем: нарушена целостность фундамента, идёт подвижка грунта — отсюда и постоянные ремонты крыши и коммуникаций, — объясняет Маргарита Сердюк, руководитель управляющей компании «Уральский дом», которая взяла многоквартирник на обслуживание два года назад. — Недавно специалисты заметили сдвижку блочной плиты и установили маячки, которые фиксируют, увеличиваются ли трещины. Чтобы признать дом аварийным и что-то предпринять, надо провести экспертизу. Несколько лет назад она стоила около 300 тысяч, сейчас обойдётся в полмиллиона.

Мнение

Максим Родин, строительный эксперт (Центр независимых строительных экспертиз, г. Москва):

— Даже невооружённым глазом видно, что легче и дешевле построить новый жилой дом по современным технологиям, чем восстановить этот. Даже если усилить фундамент, восстановить несущий каркас, полностью переделать кровлю, это не даст никаких гарантий безопасности. Тем более если есть сопутствующие факторы: близость железной дороги и карьеров, грунтовые воды. Кроме того, непроектные решения по восстановлению увеличат или, наоборот, уменьшат нагрузку на грунт, что приведёт к дальнейшим просадкам и трещинам. Но, как показывает практика, местные власти в своих интересах стараются уклониться от обязательств по предоставлению другого жилья, поэтому до последнего дом не признают аварийным. Советую жильцам до победного отстаивать свои права, а если потребуется, то и через суд.

Скинуться на экспертизу сначала предлагали самим жильцам, но у тех лишних денег не нашлось. Сейчас финансовой стороной вопроса озаботилась местная администрация.

— Во время объезда территории в прошлом году стало ясно, что тянуть нельзя, — говорит замглавы администрации по ЖКХ Артур Гузаиров. — Сложность в том, что нужно найти механизм выделения средств на экспертизу и сам ремонт. По закону именно собственники несут бремя содержания общего имущества, администрация не может допустить нецелевое расходование средств. Этот случай — особый: решить проблему должны были ещё 20 лет назад. Сейчас мы запросили стоимость проекта комплексного обследования дома. После экспертизы будет понятен механизм дальнейших действий. О сносе здания речи не идёт, нужно будет провести большую работу по демонтажу подъезда, укрепить и утеплить межпанельную стену, но делать это надо грамотно и осторожно — чтобы ремонт был безопасным и никак повлиял на характеристики дома.

За 20 лет в Первоуральске сменилось пять градоначальников, и всё это время на местный «Донбасс» закрывали глаза. Найти крайних и выяснить, почему полуразрушенный дом не отремонтировали или не расселили сразу, уже невозможно. Но в силах местной администрации — решить эту проблему сейчас.

Кстати

  • За последние два года в Свердловской области от взрыва бытового газа серьёзно пострадали четыре дома. Во всех случаях принимали разные решения об их дальнейшей эксплуатации — в зависимости от состояния зданий.
  • Оперативнее всего последствия аварии ликвидировали в Екатеринбурге. Летом 2014 года бытовой газ взорвался в 9-этажном жилом доме на Сыромолотова, 28. В результате взрыва обвалилась часть панельной стены на высоте 2-го и 3-го этажей.

Дом на Сыромолотова, 28 после взрыва газа. Фото: Алексей Кунилов 

— Одновременно со штабом районной администрации управляющая компания создала свой штаб. После первых выводов о масштабах разрушений рабочие начали укреплять капитальные стены, гипсовые перегородки и потолочные перекрытия, к работе подключили две аварийно-восстановительные бригады, — пояснил главный инженер УЖК «Радомир-Инвест» Николай Яковлев. — Работали сверхурочно. В сентябре квартиры уже передали собственникам. Дом полностью восстановили.

  • 19 февраля 2015 года взрыв газового баллона разрушил перекрытия двухэтажного дома в селе Позариха Каменского ГО — в результате трагедии пострадали женщина и четыре ребёнка, один из них погиб. Жителей дома расселили, а само здание огородили забором и законсервировали.
Областная газета Свердловской области
Фото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей КуниловФото: Алексей Кунилов