Темы дня

Нижнетагильские врачи неделю не могли диагностировать мужчине инсульт, в результате пациент умер

Нижнетагильские врачи неделю не могли диагностировать у пациента инсульт. В итоге отец двоих детей скончался, родные почти шесть лет пытались привлечь медиков к ответственности, рассказал «Областной газете» председатель правления общественной организации защиты потребителей медицинских услуг «Здравоохранение» Максим Стародубцев. 

Трагедия случилась осенью 2008 года. Монтажник 4 разряда, 38-летний Сергей жил с гражданской супругой и двумя детьми под Нижним Тагилом. 2 сентября у мужчины заболела голова, появилась тошнота и слабость. Фельдшер диагностировал остеохондроз шейного отдела и отправил пациента на больничный. Через три дня у Сергея онемело  лицо и левая  рука, которая на следующий день почти отнялась, а лицо перекосило. В больнице, куда его привезли на скорой, Сергею диагностировали нейроциркулярную дистонию и все тот же остеохондроз.

Сергей вернулся домой, ночью стало плохо. Снова была скорая и осмотры, затем запись дежурного врача: «Диагноз тот же, лечение назначено, оснований для госпитализации нет». 

«Из больницы Сергей до дома добирался на общественном транспорте и, по словам очевидцев, страшно было смотреть на его ассиметричное, осунувшееся, зеленовато-желтого цвета лицо. По дороге с остановки он упал, и жена с соседкой еле довели его до дома, уложили на диван, где он и лежал без движения до обеда», - сообщает Максим Стародубцев. 

Потом снова были врачи, теперь уже из Новоасбестовского отделения Петрокаменской участковой больницы, и опять безрезультатно. Сергей начал бредить, вел себя неадекватно, начались судороги, изо рта пошла пена, он не узнавал окружающих. Очередная скорая увезла мужчину сначала в Новоасбестовскую больницу, а затем – в Демидовскую. Там Сергей через сутки, в ночь на 9 сентября, не приходя в сознание, умер. Причиной смерти стал ишемический инсульт. 

Вдова Сергея Светлана пыталась привлечь медиков к ответственности: обращалась в прокуратуру и Управление здравоохранения Нижнего Тагила. Одни отказались возбуждать уголовное дело по причине отсутствия состава преступления, вторые сообщили, что ошиблись с диагнозом, в связи с «атипичным течением заболевания и молодым возрастом больного». Продолжение история получила в конце 2012 года, когда за Светлану решила заступиться страховая компания. 

Медики пытались обвинить во всем самого пациента – не выполнил рекомендации врачей приемного покоя (данные ему за 2 дня до смерти), а именно – не обследовался на предмет остеохондроза. Кроме этого, в карте вызова последней для Сергея скорой появился диагноз «хронический алкоголизм», что, по мнению ответчиков, каким-то образом освобождает их от вины за неоказание помощи по поводу инсульта, рассказывает Стародубцев. Говорили врачи и об отсутствии ресурсов для диагностики инсульта. 

«Ни в какие рамки не лезет и такая деталь: в ходе судебного процесса со стороны Демидовской ЦГБ было заявлено ходатайство о допросе в судебном заседании малолетних детей в целях доказательства несения ими морального вреда в связи со смертью отца», - добавляет эксперт. Младшей дочке Сергея в момент смерти отца было 5 лет, и суд действительно допрашивал ее.

Разбирательства закончились буквально на днях. Суд взыскал с больниц 350 тыс. рублей: 50 тыс. в пользу Светланы и по 150 тыс. в пользу каждого из детей. 

Областная газета Свердловской области