Темы дня

Американская трагедия

Атакованные террористами башни Всемирного торгового центра ещё держались, когда воздушное пространство США было закрыто. Все самолёты, находившиеся в воздухе, направлялись в ближайшие аэропорты. Только лишь президентский «Боинг» продолжал кружить на большой высоте. Срочно вылетев из Сарасоты, уже в полёте узнав об обрушении «близнецов», Джордж Буш довольно долго не мог определиться с направлением дальнейшего движения. Именно в эти минуты на борту президентского самолёта раздался звонок из Москвы. Владимир Путин первым из мировых лидеров выразил соболезнования американскому народу и предложил Джорджу Бушу помощь в борьбе с международным терроризмом.

Как нож в масло

После 11 сентября 2001 года излюбленные вопросы о том, кто убил президента Кеннеди и высаживались ли в действительности американцы на Луну, как-то отошли в тень. Предметом ожесточённой критики стала официальная версия случившейся трагедии. А многочисленные «белые пятна», которые, как известно, сопровождают все переломные исторические события и которые неизбежно должны были обнаружиться и после 11 сентября, — предметом самых фантастических объяснений.

Имена 19 террористов, захвативших в то утро четыре авиалайнера, а также подробности их подготовки к акции хорошо известны. Как и слова, сказанные в 2004 году Усамой бен Ладеном: «Я и главнокомандующий Маххамед Атта (как считается, непосредственный лидер смертников, направивший самолёт на северную башню ВТЦ — ред.)... пришли к соглашению, что вся операция должна завершиться не более чем за 20 минут, пока Буш и его администрация не заметят происходящего».

Но... Авторы конспирологических теорий неистощимы на всё новые и новые «вопросы, требующие ответов». И уже впору ставить вопрос о том, а были ли террористы вообще? Или действительно был заговор неких влиятельных сил в США (спецслужб, правительства, «группы лиц, окопавшихся в американском государственном аппарате»), которым зачем-то понадобилось на глазах у всего мира рушить символ американского могущества?

Сторонникам теории заговора подозрительным кажется всё. И то, что угнанные «Боинги», направлявшиеся к Нью-Йорку и Вашингтону, не были перехвачены военной авиацией. И то, что башни падали «строго вертикально». И то, что обрушение оказалось чересчур стремительным (хотя, как можно точно высчитать его продолжительность, когда всё тотчас же заволокли облака пыли?).

И самый главный аргумент: детище архитектора Минору Ямасаки — башни-близнецы — согласно изначальным расчётам, должно было выдержать столкновения с самолётами.

Должно было, но не выдержало! Наверное, всё-таки есть разница между столкновением и прямым тараном.

Башни Всемирного торгового центра в сечении представляли собой квадраты с длиной сторон 65 метров. Размах крыла «Боингов-767» составляет 47,6 метра, длина лайнеров — 48,5 метра.

Как установлено, скорость самолёта, торпедировавшего северную башню, составляла 790 километров в час, южную — 959 километров в час. При этом надо учесть, что лайнеры выполняли трансконтинентальные рейсы с восточного побережья США в Калифорнию, а значит, были под завязку заправлены авиационным топливом — примерно по 30-35 тонн в каждом.

Эти-то широкофюзеляжные снаряды весом примерно по 130 тонн как нож в масло вошли в небоскрёбы, пробив большую их часть. Вся планета в прямом эфире наблюдала и колоссальной силы взрыв, потрясший южную башню, и куски обшивки «Боинга», насквозь пронзившие здание, прежде чем упасть на землю.

Сегодня никто не скажет, какова при этом оказалась степень повреждения несущих конструкций небоскрёбов. Даже если часть из них уцелела, от удара, по мнению экспертов, было нарушено их противопожарное покрытие. И огню лишь оставалось довершить дело.

Предел прочности

Сторонники теории управляемого сноса Всемирного торгового центра тщательно высчитывают, какова была температура пожара. Приходилось читать, что температура плавления стали 1500 градусов, в то время как температура горения авиационного керосина гораздо ниже. «Поэтому огонь не мог ослабить структуру ВТЦ в достаточной мере для обрушения башен». Однако обязательно ли было стали плавиться, чтобы она перестала держать огромный вес? Вот цитата из учебника для вузов «Металлические конструкции», изданного в Советском Союзе ещё в 1961 году: «При температурах выше 400-500 градусов происходит резкое снижение предела прочности и предела пластичности (в 3-4 раза), при 600 градусах они близки к нулю и несущая способность стали исчерпывается».

Итак, удары самолётов рушат большую часть стальных конструкций. Мощные взрывы в момент столкновения образуют внутри небоскрёбов огромные полости. Оставшиеся стальные колонны с трудом удерживают вес верхних этажей, но из-за нагрева в какой-то момент просто не выдерживают.

Национальный институт стандартов и технологий США в своём отчёте так живописует происходившее внутри небоскрёбов 11 сентября: «Пожары ослабили конструкции, поддерживающие полы этажей, в результате чего полы прогнулись и осели. Прогибающиеся полы оказывали большую нагрузку на внешние колонны, которые прогнулись внутрь. Так как основные несущие колонны были повреждены пожаром, искорёженные внешние колонны не могли более удерживать здание, что привело к его разрушению».

Да и так ли уж велик был запас прочности небоскрёбов, заложенный в них проектировщиками? Советский архитектор Анатолий Игнащенко, находясь в Нью-Йорке в начале 70-х, своими глазами наблюдал возведение «близнецов».

—Посмотрел я на обнажённые каркасы, которые обтягивали в тот момент плёнкой, — свидетельствует он, — и спросил: «Это что же, каркасы уже готовы? А бетонировать их не станут? А диагонали для жёсткости разве не предусмотрены?..». Мне ответили, что ничего такого делать не будут, и намекнули, — мол, кто я такой, чтобы указывать... Но я всё-таки остался при своём мнении: башни хрупкие, неустойчивые, любое стихийное бедствие может их обрушить... Так оно и вышло. А почему? Всё делалось очень быстро и было далеко от привычных нам советских требований прочности и надёжности. У нас каркас строится абсолютно жёстким, у них — подвижным, на шарнирах. Перегородки к каркасу американцы крепили очень лёгкие, пластмассовые, огнеопасные. Устанавливали их, точно дверцы автомобиля: привезли с завода, подняли, насадили на уплотнители... щёлк, и готово. Между прочим, и стальные противопожарные щиты, отсекающие огонь в местах загорания, на «близнецах» предусмотрены не были. А у нас их ставят уже много лет...«.

...Наконец, утверждения о том, что в башнях ВТЦ погибли не банкиры-бизнесмены, а в основном обслуживающий персонал — уборщицы, охранники, работники кафетериев. Потому что «Боинги» врезались в небоскрёбы якобы до того, как туда пришла основная масса бизнесменов. К чему бы это, дескать, террористы проявили такую избирательность?

Инвестиционный банк «Кантор Фитцджеральд Л.П.» (он размещался на 101-105-м этажах северной башни, первой подвергшейся атаке) потерял 658 сотрудников. Компании «Марш» и «МакЛеннан», расположенные на 93-101-м этажах, куда и врезался самолёт — 295 человек. На третьем месте по людским потерям (175 человек) — корпорация «Аон».

Ну и, естественно, огромные потери 11 сентября понесли пожарные — 343 человека. Это больше, чем за все полтора с лишним века существования противопожарной службы Нью-Йорка!

Падают не только башни, но и рейтинг

Фильм-катастрофа, который оказался, увы, жуткой явью. Согласитесь, было бы странно, если бы подобное событие не послужило основой для конспирологических теорий.

Большинство их авторов объединяет не только уверенность в том, что за терактами стояли сами США, но и, естественно, неприятие американской политики. При этом происходит удивительная вещь. Сколько язвительных стрел (и не без оснований) было выпущено в отдельных американских деятелей по поводу их интеллектуального уровня. Но если допустить, что те же фигуры стоят за событиями 11 сентября, они мгновенно превращаются в людей сверхизощрённого ума, тщательно просчитавшими все последствия, знавшими всё наперёд. Прямо-таки в гениев зла.

11 сентября, говорят нам, позволило Америке вторгнуться в Афганистан, усилить присутствие на Ближнем Востоке, создать благоприятные условия для оккупации Ирака. А под предлогом борьбы с терроризмом — ввести тотальную слежку за собственными гражданами. И в какой-то мере отвлечь внимание американцев от нарастающих экономических трудностей.

Террористическая атака действительно сплотила нацию. Однако в дальнейшем, как известно, присутствие американских войск в Афганистане и Ираке подорвало позиции администрации Буша, вызвав волну критики в её адрес со стороны соотечественников.

Оккупация Афганистана и Ирака позволила заменить враждебные США политические режимы. Однако уже вскоре стало ясно, в какую ловушку загнали себя американцы: и оставаться в этих странах нельзя (ибо всё стало сильно смахивать на второй Вьетнам), и окончательно уходить страшно (ибо к власти там снова могут прий-

ти экстремисты). Наконец, операции на Ближнем и Среднем Востоке потребовали колоссальных затрат, что только усугубило экономическое положение Америки и поставило её на грань дефолта. Госдолг США ежедневно увеличивается на внушительную сумму в том числе и потому, что десятки тысяч американских солдат защищают интересы своей страны (как им внушают) вдали от её границ.

И самое главное: террористические атаки 11 сентября значительно повысили так называемые страновые риски США. Может ли государство, подвергшееся столь наглому нападению, ведущее дорогостоящие войны на другом конце планеты, вынужденное залезать в долги, обеспечить прежнее доверие к своей валюте и своим финансовым инструментам? Не следует ли признать, что рейтинг США упал не в августе 2011-го, когда изменить его осмелилось-таки агентство «Стэндарт энд Пурс», а одновременно с падением башен Всемирного торгового центра? Если согласиться с приверженцами конспирологии, то получается, что руководство США 11 сентября 2001 года своими руками начало подрывать свою мощь.

Страна без истории?

Политика ведущей мировой державы, разумеется, может заслуживать самых разных оценок. Способы, которыми США зачастую добиваются своих целей, безусловно, вызывают резкое неприятие. Печально только, что критика эта зачастую перерастает в пещерный антиамериканизм, в демонизацию «мирового центра силы». С советских времён укоренилось (и сейчас продолжает повторяться) клише, что миром пытается руководить держава с короткой памятью, не имеющая ни корней, ни богатого прошлого. Страна без истории, словом.

Это — неправда. Соединённые Штаты, как известно, были образованы в 1776 году, когда в России только-только закончилась крестьянская война под предводительством Пугачёва. Подобно любой другой великой стране, есть у неё выдающиеся деятели. Есть героические и трагические, светлые и тёмные страницы истории. Есть немало весьма поучительных эпизодов, носящих прямо-таки притчевый характер. Вот некоторые из них.

...Американские лидеры традиционно озвучивают свои великие планы в день инаугурации. Но всех превзошёл 9-й президент США Уильям Гаррисон. Герой англо-американской войны 1812-1814 годов, он долго и упорно шёл к власти. В день присяги, 4 марта 1841 года, погода была дождливой и ветреной. Но Гаррисон произнёс двухчасовую речь, самую длинную в американской истории. При этом он стоял на ледяном ветру без шляпы и пальто. Гаррисон простудился, слёг и... умер ровно через месяц после вступления в должность.

...26-й президент США Теодор Рузвельт снискал огромную популярность в массах своей борьбой с американской олигархией. Но решил соблюсти традицию и не баллотироваться на третий срок. В преемники же в 1908 году выдвинул своего соратника Уильяма Тафта. Поначалу всё шло хорошо. Однако с приближением выборов 1912 года друзья стали нелестно высказываться друг о друге. Ко дню голосования они уже заклятые враги. Причём, чтобы свалить Тафта, Рузвельту пришлось создавать даже собственную партию. В итоге на выборах побеждает третье лицо — кандидат от Демократической партии Вудро Вильсон.

...39-й президент США Джимми Картер и 40-й — Рональд Рейган не жалели средств на противодействие Советскому Союзу в Афганистане. «Борцы за свободу афганского народа» щедро снабжались деньгами и оружием. В числе лидеров моджахедов — сын саудовского миллиардера Усама бен Ладен. В 1989 году СССР выводит войска из Афганистана, затем, подобно башням-близнецам, стремительно рушится на глазах у всего мира... А в 1996 году бен Ладен издаёт фетву, призывающую к уничтожению уже американских военных — в Саудовской Аравии и Сомали. В 1998-м он выпускает вторую фетву, предписывающую уничтожение американских гражданских лиц...

«Бывают, господа, роковые моменты в жизни государства»

Наверное, нет ни одной крупной страны, которой бы в разные исторические эпохи не приходилось сталкиваться с проблемой терроризма.

Десять лет назад Америку потрясли теракты, которые заставили говорить о «новой» эпохе — эпохе борьбы с международным терроризмом. А сто лет назад Россию шокировало убийство премьер-министра Петра Столыпина, которое также имело далеко идущие политические последствия.

Пётр Аркадьевич Столыпин долгое время был для террористов желанной мишенью. Известно по крайней мере об 11 покушениях на его жизнь, причём наиболее громкое из них произошло вскоре после назначения его премьер-министром.

25 (12) августа 1906 года у Столыпина был приёмный день на казённой даче на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге. Переодетые в жандармов террористы зашли в здание. Натолкнувшись на почуявшего неладное адъютанта, они бросили начинённые взрывчаткой портфели. Раздался мощный взрыв. В результате 27 человек погибли на месте (в том числе и сами террористы), 33 были тяжело ранены. Ранения получили четырнадцатилетняя дочь Столыпина и его трёхлетний сын. Сам глава российского правительства отделался ушибами. А спустя несколько дней в России были введены военно-полевые суды для ускоренного рассмотрения дел террористов.

...14 (1) сентября 1911 года Пётр Столыпин вместе с императором Николаем II присутствовал на спектакле в Киевском городском театре. Во время второго антракта к нему приблизился человек, который дважды выстрелил из браунинга: первая пуля попала в руку, вторая в живот, задев печень. От полученных ран российский премьер-министр умер через четыре дня.

Известно, что убийца Столыпина Дмитрий Богров был не только анархистом, но и осведомителем охранки. Известно, что он прошёл в театр по пропуску, выданному начальником Киевского охранного отделения. Известно также, что незадолго до трагического события революционные товарищи Богрова, заподозрив в нём провокатора, заявили ему: реабилитировать себя он может, только совершив какой-либо террористический акт.

«Буду ли я стрелять в Столыпина или в кого-либо другого, я не знал, — заявил террорист на следствии, — но окончательно остановился на Столыпине уже в театре, ибо, с одной стороны, он был одним из немногих лиц, которых я раньше знал, отчасти же потому, что на нём было сосредоточено общее внимание публики».

Внимание публики — вот то, без чего не может обойтись ни один террорист. Внимание публики (в том числе высокопоставленной), которая должна быть потрясена, испугана, растеряна. И которая своим страхом способна повлиять на политический курс целых государств. Именно это, в конечном счёте, объединяет столь разные события, как убийства Александра II и Столыпина, американских президентов и индийских премьер-министров, как теракт на Мюнхенской Олимпиаде и газовая атака в токийской подземке, как взрывы в американских посольствах в Африке, на мадридских вокзалах, в лондонском и московском метро.

Но даже в этой жуткой череде есть свои вершины цинизма. 11 сентября, «Норд-Ост» и Беслан, по сути, стали грандиозными кровавыми постановками террористов, роль публики в которых пришлось исполнять всему миру.

Парадоксально: для того, чтобы терроризм был вообще возможен, необходима определённая степень демократичности общества. Необходимы хотя бы относительно свободные СМИ, которые тут же сделают террористический акт всеобщим достоянием. Необходима власть, которая попытается всё же вступить с террористами в диалог, дабы минимизировать последствия их действий. Вы не задумывались, почему в хронике терактов не мелькают такие страны, как Китай или Северная Корея, почему террористические акты, например, в СССР можно пересчитать по пальцам?

Демократические правительства всегда уязвимы перед террористами. Если власти не поддадутся на шантаж и в результате пострадают заложники, если силовая ответная акция окажется неудачной, общество потребует ответа. Но если хоть в чём-то уступить террористам, следующие их вылазки будут всё наглее и наглее. Увы, опыт России (и Будённовска, в частности) говорит именно об этом.

Так как же противодействовать насилию? Наверное, ответ на этот вопрос как раз и дал Столыпин, обосновывая в 1907 году необходимость противодействия захлестнувшему Россию террору: «Государство может, государство обязано, когда оно находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, чтобы оградить себя от распада».

Или ещё: «Бывают, господа, роковые моменты в жизни государства, когда государственная необходимость стоит выше права и когда надлежит выбирать между целостью теорий и целостью Отечества».

Паника сменяется эйфорией

Во вторник, 11 сентября 2001 года, торги на американском фондовом рынке не проводились. Не открылись биржи ни в среду, ни в четверг, ни в пятницу. Причина, как нетрудно догадаться, не только в чисто технических проблемах, вызванных терактами, но и в стремлении не допустить паники.

Когда в понедельник, 17 сентября, торги возобновились, индекс Доу-Джонса рухнул за одну сессию на 7,13 процента! Конечно, это не чёрные дни 1929 года, когда 28 октября Доу-Джонс упал на 12,8 процента, а 29 октября ещё на 11,7 процента. И не биржевой крах времён Рейгана, когда в один день, 19 октября 1987 года, фондовый рынок США потерял 22,6 процента своей стоимости. Но всё же весьма ощутимый удар по финансовому благополучию.

Панические распродажи охватили тогда весь мир, в том числе юный российский фондовый рынок. Но в считанные недели ситуация изменилась. США стремительно сколотили антитеррористическую коалицию, а 7 октября в Афганистане началась операция «Несокрушимая свобода». Как только успех этой акции стал очевиден, фондовые индексы по всему миру стали расти как на дрожжах.

Эти недели войдут в историю и как период медового месяца в отношениях между Россией и США. Наша страна устами своего президента не просто первой выразила солидарность с американским народом. Она оказала всяческое содействие антитеррористической коалиции, разрешив транзит через свою территорию грузов для операции в Афганистане. В середине ноября единство и солидарность двух стран были продемонстрированы во время визита Владимира Путина в США. При этом Россия ничуть не поступалась собственными интересами: экстремистский режим талибов в её собственном подбрюшье уже давно был для Москвы головной болью.

И произошло чудо: находившийся весь предшествующий год в депрессии, ещё недавно паникующий российский фондовый рынок вдруг потряс всех темпами роста. Глядящие с недоверием на Россию после 1998 года западные инвестиционные фонды вдруг обратили внимание на её финансовые инструменты.

Так, увы, случалось впоследствии не раз. Приход «горячих» западных денег на российский финансовый рынок вздувал его до небес. Но как только развитые экономики начинало лихорадить, первое, что делали зарубежные инвесторы — закрывали свои позиции на развивающихся рынках. Таким вот образом наши фондовые индексы во втором полугодии 2008 года оказались в свободном падении, снизившись за несколько месяцев в пять раз!

11 сентября, как принято считать, — начало эпохи борьбы с терроризмом. Но это ещё и начало эпохи глобальной нестабильности, времени всеобщей взаимозависимости, когда потрясения в одном уголке земного шара тут же отзываются гулким эхом на другом.

Террористические атаки вызывают кратковременный шок на биржах. Недальновидность властей крупнейших экономик мира, их эгоизм, их привычка жить не по средствам оборачиваются долговременным экономическим спадом и колоссальными потерями для всего мира.

Вечных империй не бывает

Давно нет правительства талибов в Афганистане. Несколько месяцев нет Бен Ладена. Но никуда не делись порождённые террористическими атаками неуверенность и страх. Никуда не исчезла сама террористическая угроза.

Первое десятилетие ХХI века началось крупнейшим в истории человечества террористическим актом, а закончилось нарастающими экономическими трудностями в США и риском дефолта. Оно началось уничтожением символа американского могущества, а закончилось опасениями полной утраты этого могущества. Так можно ли однозначно утверждать, что организаторы 11 сентября потерпели поражение?

...Все долларовые банкноты, напечатанные начиная с 1861 года, до сих пор являются законным платёжным средством. Казначейские ценные бумаги США, выпускаемые для финансирования госдолга, считаются самыми надёжными в мире. Но вытекает ли из этого, что так будет всегда?

Вечных империй не бывает. Полчища варваров в своё время разрушили Древний Рим. Но возможным это стало лишь потому, что всем своим предшествующим развитием Рим создал возможность катастрофы.

Соединённые Штаты не первый раз в своей истории сталкиваются с системным кризисом, угрожающим самому их существованию. В 60-е годы XIX века выход из него лежал через победу сил Авраама Линкольна в Гражданской войне. В 30-е годы ХХ века, в эпоху великой депрессии, — через «новый курс» Франклина Рузвельта. Но способны ли сейчас помочь новая война (уже с терроризмом) или масштабные финансовые вливания в экономику?

11 сентября 2001 года, перед тем, как лечь спать, Джордж Буш записал в своём дневнике: «Сегодня был Пёрл-Харбор ХХI века...».

Пёрл-Харбор, как известно, — это не только трагедия, но и вступление Америки во Вторую мировую войну, из которой она вышла мощнейшей державой, способной управлять большей частью мира. Но вот чем закончится цепь событий, начало которым положило 11 сентября?

Областная газета Свердловской области