Темы дня

«Что доказал, то и получил». Председатель Арбитражного суда Уральского округа Ирина Решетникова - о Гражданском кодексе, банкротстве и справедливости

Решетникова Ирина – председатель федерального арбитражного суда Уральского округа

Ирина Решетникова - профессор УрГЮУ. В судебной работе она уделяет много времени анализу судебной практики и подготовке научных рекомендаций для арбитражных судов Уральского округа. Фото: Галина Соловьёва

«ОГ» продолжает цикл публикаций, посвящённых 25-летию Гражданского кодекса РФ. Мы уже рассказали об одном из авторов этого документа, выдающемся правоведе Вениамине Яковлеве и его ученике профессоре Уральского государственного юридического университета Брониславе Гонгало. В этот раз мы встретились с председателем Арбитражного суда Уральского округа Ириной РЕШЕТНИКОВОЙ, которая рассказала о роли Гражданского кодекса в решении экономических споров, банкротстве граждан и справедливости в судах.

Основа для арбитража

– Ирина Валентиновна, какое значение имеет Гражданский кодекс для судебной системы?

– Гражданский кодекс не зря называют «экономической Конституцией»: в период перехода нашей страны от плановой экономики к рыночной было очень важно создать новое законодательство, регулирующее отношения в этой сфере. Таким регулятором стал именно Гражданский кодекс. Современный Гражданский кодекс усвоил немало новых понятий из опыта иностранного законодательства, без которых сегодня невозможно представить нашу жизнь и экономику, например, акционерные общества, лизинг, факторинг и другое. Я даже не знаю, как бы мы сегодня жили, если бы не было этого кодекса. Гражданское право – та точка опоры, без которой не могут развиваться другие отрасли права. Хотя было много сложностей при принятии кодекса и его применении, но за 25 лет существования он в полной мере показал свою эффективность. Все экономические споры, которые рассматривают арбитражные суды, так или иначе связаны с Гражданским кодексом.

– Систему арбитражных судов в России создали примерно в одно время с Гражданским кодексом. С тех пор она сильно изменилась?

– Система арбитражных судов всегда была маленькой, и нам было проще развиваться, в отличие от районных или городских судов. Эту систему создал Вениамин Яковлев, будучи председателем Высшего Арбитражного Суда РФ. Ему удалось так выстроить её, что она по сей день работает, как по часам. Вскоре после создания арбитражных судов первой инстанции в 1995 году появились кассационные арбитражные суды, а в 2006 году – апелляционные. И впервые в российской истории они были созданы не в соответствии с административно-территориальным делением страны, а независимо от неё. Это в разы увеличило объективность судебных процессов. Сегодня арбитражная система продолжает совершенствоваться: практически все правовые институты в арбитражном и гражданском процессе приходят к общему знаменателю с судами общей юрисдикции.

Банкротные дела

– С какими делами чаще всего сталкивается Арбитражный суд Уральского округа?

– Мы наблюдаем всплеск банкротных дел. В прошлом году в целом по России их количество увеличилось на 21 процент. Если раньше физические и юридические лица банкротились примерно поровну, то сейчас большинство из них – граждане. Из-за проблем в экономике всё больше людей берут кредиты, а потом не могут их выплачивать и появляются дела о банкротстве, если для этого есть законные основания. Таких дел очень много. Недаром в юридических кругах стали активно обсуждать вопрос о создании в арбитражных судах специальных коллегий по банкротным делам, потому что ими занимается каждый третий судья. Порой такие дела могут тянуться годами: в них всегда очень много сторон, кредиторов, надо всех выслушать и понять ситуацию, да и арбитражные управляющие по-разному работают.

– Рейдерских захватов больше нет?

– Таких, как были в 90-х и начале 2000-х годов, уже нет. Но с того времени правовые споры стали более изощрёнными. В арбитражных судах в основном судятся профессиональные юристы, их квалификация в последнее десятилетие сильно выросла. К сожалению, бывает, что в деле есть сомнительные схемы. Мы их видим, но иногда документы оформлены так чётко, что сложно к чему-либо придраться. В таких случаях другой стороне иногда не хватает опыта и возможностей, чтобы доказать свою правоту. Но в случае проигрыша они понимают, что в этом не вина суда, а их юридические недоработки. Ведь мы исходим из тех доказательств, которые нам предоставили стороны. Что доказал, то и получил.

До примирения далеко

– За рубежом большинство арбитражных дел решаются не в судах, а за столом переговоров. В России же всё наоборот. Это когда-нибудь изменится?

– Примирительные практики у нас развиваются с большим трудом. Это связано как с недостатком правовой и человеческой культуры граждан, так и с достижениями нашей судебной системы и судопроизводства. Почему в Великобритании или США люди активно примиряются? Потому что в этих странах очень дорого идти в суд, а одно дело рассматриваются крайне долго, порой годами. А у нас как? В суд пришёл, два месяца – и решение есть. И недорого: заплатил госпошлину в 3 000 рублей, и тебе вынесли судебный приказ. Эти плюсы доступного правосудия мешают развиваться примирению сторон. Нашему человеку легче пойти в суд: по крайней мере, у вас на руках будет исполнительный лист, а мировое соглашение попробуй ещё исполни. В нашем суде ещё ни разу не было примирительных соглашений, а вот в арбитражном суде Свердловской области такие примеры есть, но их не более десятка в год. По сравнению с десятками тысяч дел, которые рассматривают суды первой инстанции, это капля в море.

Наверное, это историческая особенность России. Люди до сих пор думают так: «Вот приедет барин, барин нас рассудит». А вот сесть за стол переговоров мало кто решается. Когда я была на учёбе по примирительным практикам, нам читал лекцию немецкий судья в отставке. Он 10 лет работал судьёй по семейному праву и за свою практику вынес всего 10 решений – все остальные дела заканчивались мировыми соглашениями. Вы представляете, сколько семей ему удалось сохранить? Мы же в своей жизни не часто готовы просчитывать чужие интересы. Помните, советский поэт Павел Коган писал: «Я с детства не любил овал, я с детства угол рисовал»? Это тоже очень по-русски: нарисовать углы самим себе и биться о них.

– Можно ли добиться справедливости в экономических спорах?

– Нас в институте учили просто: всё, что законно, то справедливо. Понятие справедливости очень индивидуальное: судебное решение может быть законным, но оно будет несправедливо для той стороны, которая проиграла. А может, и для того, кто выиграл, потому что он получил мало денег. Распределение судебных расходов тоже никогда не будет справедливым: зачастую ты тратишь больше, чем получаешь обратно. Справедливость зависит от степени твоей обидчивости, поэтому лучше об этом не думать.

ДОСЬЕ «ОГ»

Ирина Решетникова родилась в Свердловске. После окончания Свердловского юридического института в 1980 году поступила в аспирантуру вуза и защитила кандидатскую диссертацию. Долгое время занималась научно-преподавательской деятельностью, в 90-е годы проходила стажировку в Университетском колледже Лондонского университета и в Мичиганском университете в США. В 1997 году защитила докторскую диссертацию. Работала заместителем начальника Главного управления Министерства юстиции России по Свердловской области. В 2002 году указом Президента России Владимира Путина назначена председателем Арбитражного суда Свердловской области, в 2011-м – председателем Арбитражного суда Уральского округа. Общий стаж работы Ирины Решетниковой по профессии составляет около 40 лет. Имеет первый квалификационный класс судьи и почётное звание заслуженного юриста России.

В ТЕМУ

Арбитражный суд Уральского округа создан в 1995 году. Он является кассационной инстанцией и проверяет законность вступивших в силу судебных актов арбитражных судов Свердловской, Курганской, Оренбургской, Челябинской областей, Пермского края, Республики Башкортостан и Удмуртской Республики, а также Семнадцатого и Восемнадцатого арбитражных апелляционных судов.

  • Опубликовано в №175 от 26.09.2019
Областная газета Свердловской области