Темы дня

Солевые «ванны»: чем посыпают дороги Екатеринбурга, вредно ли это для здоровья, и можно ли обойтись без «химии»

Обработка дорог противогололёдными реагентами (в народе их называют «солями») входит в перечень первоочередных задач городских служб зимой. Фото: Алексей Кунилов

Обработка дорог противогололёдными реагентами (в народе их называют «солями») входит в перечень первоочередных задач городских служб зимой. Фото: Алексей Кунилов

В разгар зимнего сезона в редакцию «Облгазеты» участились звонки от читателей с просьбой рассказать – чем посыпать дороги в Екатеринбурге, чтобы избавиться от гололёда, мешающего движению транспорта и пешеходов. На днях одна из читательниц рассказала такую историю: на Первомайской, 76 дорожники вручную рассыпали какие-то гранулы. «Работали без спецтехники, на руках – только перчатки, но это же химия!» – возмутилась женщина. «Облгазета» детально изучила тему. 

70 млн – на гололёд

Обработка дорог и тротуаров противогололёдными материалами (ПГМ) предусмотрена правилами благоустройства Екатеринбурга и входит в перечень первоочередных задач на зимний сезон. Специальные реагенты (в народе именуемые солями) используются с одной целью – ликвидировать гололёд и сделать дорожное движение безопасным. В первую очередь, ПГМ обрабатываются крутые дорожные спуски и подъёмы, мосты, тоннели, тормозные площадки на перекрёстках улиц и остановках общественного транспорта.

В этом году мэрия Екатеринбурга потратит на ПГМ более 70 миллионов рублей. По данным сайта госзакупок, муниципалитет заключил два контракта с пермским заводом ПГМ на поставку реагентов марки «Бионорд» для обработки скользких дорог и тротуаров. Они поступают в город партиями, в виде гранул, кристаллов и жидкостей. Объёмы ПГМ исчисляются тысячами тонн и сотнями литров.

Необходимость в ПГМ коммунальные службы города объясняют тем, что они позволяют быстро избавиться от «катушки» на дорогах, что существенно снижает риск ДТП. И для бюджета они обходятся в разы дешевле, чем дополнительные единицы снегоуборочной техники. Автовладельцы разделяют мнение коммунальщиков.

- Реагенты, конечно, оказывают влияние на резину колёс, но не критическое. Наша непредсказуемая уральская погода иной раз создаёт такую гололедицу, что даже спецтехникой её не снять. Поэтому без ПГМ не обойтись, – считает председатель областной общественной организации «Союз автомобилистов» Геннадий Бурлуцкий.

Фото: Геннадий Богатырёв / предоставлено пресс-службой УЗПМ

ПГМ – в действии

Требования к противогололёдным материалам разработаны государственным научно-исследовательским институтом «РосдорНИИ» и утверждены федеральным Министерством транспорта. По составу они подразделяются на три группы: фрикционные (песок, щебень, шлак), химические (различные хлориды, ацетаты, карбамиды, нитраты) и комбинированные. В требованиям к ПГМ прописано: данные материалы должны быть нетоксичными, негорючими, взрыво- и радиационно безопасными. А по степени воздействия на человека – относиться к веществам класса умеренной опасности.  

ПГМ, закупаемые для Екатеринбурга, – химические: в их состав входит хлорид натрия (65–70 процентов) и хлорид кальция (25–30 процентов). Доцент кафедры физической и коллоидной химии УрФУ Елена Иканина подробно рассказала принцип действия реагентов:

- На дорогах не используют хлорид натрия или соль, как мы говорим, в чистом виде. А применяют соль техническую – хлорид натрия с разными примесями. Попадая на лёд, такая соль проявляет гигроскопические свойства, то есть поглощает влагу из воздуха. За счёт этого соль растворяется, процесс идёт с поглощением тепла из окружающей среды. Образующийся соляной раствор не замерзает и, в свою очередь, начинает растворять лёд.

Увидеть соли в действии уральцы могут на собственной… обуви.

- Появляются белые разводы, пятна. Люди просят почистить, отремонтировать. Даём советы – замшу обрабатывать спреем с водоотталкивающей жидкостью, а кожу обязательно сушить и чистить кремом, иначе останетесь без обуви, – говорит совладелец сети екатеринбургских мастерских по ремонту обуви и одежды Виктор Ращупкин. 

Опасная «химия»

Только за прошлый сезон Екатеринбург использовал на дорогах почти шесть тысяч тонн ПГМ, рассказал в интервью РБК собственник марки «Бионорд» и основатель пермского завода ПГМ Рустам Гильфанов. Но нужды мегаполиса это не покрывает: по словам Гильфанова, за сезон уральской столице требуется 10 тысяч тонн реагентов только на дороги и ещё около пяти тысяч тонн – на тротуары. Экологи бьют тревогу.

- Эти химикаты вредят и почве, и растениям. А «каша» после них вкупе с выхлопными газами создает негативную экологическую обстановку в городе, – утверждает председатель свердловского областного отделения Всероссийского общества охраны природы Николай Калинкин.

Химический состав реагентов вызывает опасения у докторов.

- Для детей, склонных к аллергии, такие материалы могут вызвать реакцию на коже – различные дерматиты, крапивницу. Или на органах дыхания отразиться. Хлорид кальция, кстати, более аллергичен, хотя его в составе ПГМ меньше, чем хлорида натрия. Может возникнуть реакция и у взрослого человека, – говорит врач-педиатр екатеринбургской детской поликлиники №13 Любовь Меньшикова.

Медики и экологи советуют властям отказаться от «химии» на улицах и закупать больше специализированной техники, чтобы вовремя убирать и снег, и наледь. Возможно ли это?

Плата за безопасность

В одном из первых интервью в СМИ мэр Екатеринбурга Александр Высокинский констатировал, что дорожная сеть города не рассчитана на количество автомобилей, которое сейчас по ней передвигается. Катастрофически не хватает не только дорог, но и автостоянок. В результате из-за пробок и стихийных парковок на обочинах дорог не получается вовремя убирать снег. Поэтому коммунальным службам приходится плавить его с помощью реагентов, иначе город попросту встанет. 

- Наледь, образующаяся при перепадах температур, ухудшает сцепные качества дорог и повышает вероятность ДТП и травмоопасных ситуаций, – прокомментировали в пресс-службе Орджоникидзевского района Екатеринбурга. – Поэтому без реагентов не обойтись. Распределение препаратов может производиться с использованием спецтехники с разбрасывателем, а также вручную – с хозинвентарём. 

По всей видимости, негативные эффекты от противогололёдных материалов – это плата за жизнь в мегаполисе. В небольших муниципалитетах области дороги и тротуары посыпают обычно песком или щебнем мелкой фракции, потому что химические реагенты им попросту не по карману. К слову, 70 миллионов рублей, выделенных уральской столицей на ПГМ, – это почти два бюджета Баженовского сельского поселения, три с половиной – Ницинского сельского поселения и треть бюджета Гарей. В мегаполисе проезжая часть должна быть чистой, чтобы не погрязнуть в авариях, и пока власти Екатеринбурга не нашли другого способа борьбы с гололёдом, с ПГМ придётся считаться. 

  • В России дороги посыпали солью ещё в XIX веке. В статье «Московского вестника» 1868 года говорится о том, что «применяемая соль влияет на копыта лошадей и надо что-то решать». 
  • В Москве перестали применять песко-соляную смесь на дорогах в 1992 году, а в 2003-м отказались от хлорида натрия. Сейчас в столице используются твёрдые реагенты на основе карбоната кальция, мраморного щебня, солей муравьиной кислоты.
  • В Санкт-Петербурге в 2016 году приняли решение максимально снизить использование ПГМ во время снегопадов – основной упор сделан на вывоз снега с дорог и тротуаров.
  • В странах Западной Европы дороги посыпают каменной крошкой. Отсев щебня или другую мелкую фракцию наносят на снежный накат или лёд. Весной крошку собирают, промывают и потом используют повторно. 
  • В США и Канаде для очистки дорог и тротуаров используют хлорид магния, который добывают на соляных озёрах в штате Юта. Он содержит меньше хлора, а его эффективность значительно выше.
  • В Японии вообще отказались от использования солей на дорогах, хотя шипованная резина в стране  запрещена. Вместо этого японцы стали строить дороги из пористого асфальтобетона – он хорошо сцепляется с резиной даже в снег.
  • Опубликовано в №10 от 22.01.2019
Областная газета Свердловской области