Темы дня

«ГАИ, ГАИ, моя звезда. Записки провинциального автоинспектора»

бывший заместитель начальника управления ГАИ ГУВД по Свердловской области, полковник милиции в отставке Пётр Иванович Решетнюк

Пётр Решетнюк и его книги Фото: Алексей Кунилов

На пенсию заместитель начальника управления ГАИ ГУВД по Свердловской области, полковник милиции в отставке Пётр Иванович Решетнюк вышел в 1996 году. Но до сих пор запросто приходит в управление по своим многочисленным общественным делам, интересуется, как служба идёт, какие проблемы есть, всегда подскажет, как их решить можно. Начинал он рядовым в прямом и переносном смысле этого слова инспектором и вырос до полковника милиции в серьёзной должности. Вы когда-нибудь встречали сотрудника ГАИ – писателя, который всю жизнь ведёт дневники? Я – нет.

Рукопись

– В писатели меня занесло по воле начальника ГАИ МВД России Владимира Фёдорова, – смеётся Пётр Иванович. – В 1993 году он проводил совещание в Перми, я представлял наш регион. В конце совещания Фёдоров выступил и сказал как-то проникновенно, что вот мы работаем на очень ответственном участке – обеспечиваем безопасность дорожного движения, а что знают об этом люди? Какой ценой нам всё это удаётся? О нас мало пишут в газетах, да что газеты, ни одной книги толковой нет, одни анекдоты…

А я всю жизнь дневники вёл, всякие интересные публикации собирал, да и память хорошая, а повидать всякого доводилось. Подошёл в перерыве к Фёдорову. Он обрадовался: «Давайте, Пётр Иванович. Чем смогу – помогу». Вот и начал я писать. Одиннадцать тетрадок, каждая в 96 страниц, исписал. Набирать я тогда ни на машинке, ни на компьютере не умел. По десятилетию на том определил: 60-е, 70-е, 80-е и лихие 90-е.

заместитель начальника управления ГАИ ГУВД по Свердловской области, полковник милиции в отставке Пётр Иванович Решетнюк
Именно на таком мотоцикле начинал свою службу рядовой инспектор ГАИ Решетнюк. Фото: Алексей Кунилов

Дела пирожковое и золотое

– Как я попал в ГАИ – целая история. Родился в Винницкой области, в армии служил в самом бандеровском гнезде – городе Кременчуг Тернопольской области. После службы хотел поступить в юридический институт. А в 60-е годы в армии думали над дальнейшей жизнью своих солдат, и у нас в ракетной части были подготовительные курсы для поступления в вуз. Брали туда только тех, кто этого заслуживал. Благодаря этим курсам я и смог поступить в Свердловский юридический.

– А почему в Свердловский? Далековато от Винницы будет.

– В то время было три юридических института – в Саратове, Харькове и Свердловске. В Свердловске поступил на вечернее отделение, чтобы работать и учиться. В милиции тогда сильный некомплект был. И уговорил меня майор-кадровик пойти в ГАИ. Говорит, а жить-то где будешь? Вечерникам общежитие не дают, а мы дадим. А когда приступил к службе, посадили меня на… автозак, чтобы, дескать, вникнуть в специфику милицейской службы. У меня ведь права были шофёра второго класса, я до армии на автомастерской ездил и на службе немало накатал, практика была. Так что возил я на эспертизы, в суд участников знаменитого «пирожкового дела», а потом и «золотого дела».

Был в начале 60-х годов в Свердловске трест вагонов-ресторанов, они продавали пирожки на вокзале и в своих ресторанах. В специальном цехе сидели бабульки и стряпали пирожки. Главный инженер придумал и сделал пирожковую машину. Загружаешь ингредиенты, включаешь кнопку, и пирожки летят один за другим. Директор сразу смекнул — да это же золотой Клондайк! Инженер всё рвался запатентовать изобретение, а директор ему – погоди, надо экономический эффект посчитать. На тебе 800 рублей, съезди, с семьёй отдохни. Огромные по тем временам деньги, я потом инспектором получал 75 рублей. И директор с главбухом начали пускать излишки налево, бабушек потихоньку убрали, но зарплату за них забирали. Инженер приезжает и настаивает – надо патентовать. Тут директор пошёл ва-банк и открылся ему – денег будет больше, чем дадут за твой патент. И инженер согласился. Не знаю уж, на чём они погорели, но всю группу арестовали, судили и расстреляли – хищения были в особо крупных размерах.

«Золотое дело» тоже было интересное. У нас на Урале всегда золото добывали, и народ приворовывал – на приисках, на драгах. А вот как сбыть? И нашлась группа деятелей, которая стала скупать золото по дешёвке, и рынок сбыта нашли – Азербайджан, где драгметалл весьма ценили. И пошло-поехало. Наберут золота мешочек – и самолётом в Баку. Туда мешочек с золотом, оттуда мешок с деньгами. И всё шло хорошо, да бакинские партнёры подвели. Привёз как-то курьер жёлтый металл, а его в аэропорту встречают милиционеры в форме… Всё чин чином: вывеска «Милиция», дежурный, решётки на окнах, казённая обстановка. Взвесили золото, мешок опечатали, дескать, экспертиза будет, и унесли в оружейку. Милиционеры ушли, дежурный тоже вскоре вышел покурить и …исчез. Торкнулся в одну дверь, другую – все заперты. И тут-то понял курьер, что его, как пацана, подельники вокруг пальца обвели, никакие это были не милиционеры. Стал в окно стучать, прохожие заметили, вызвали настоящих стражей правопорядка. И так обиделся курьер на бакинских партнёров, что всё служивым и выложил.

Громкое дело было. Фигурантов – человек сто. Возили их на экспертизы, допросы, в суд целой колонной из автозаков. Я однажды возил на экспертизу в психбольницу механика с драги. Он, чувствуя, чем всё это дело кончится, выучил по учебнику симптомы шизофрении, но его раскусил главврач нашей психбольницы.

– После автозака куда пошли?

- Инспектором ГАИ Ленинского РУВД – на три с половиной года. Вскоре и мотоцикл дали, наверное, самый старый. Точная копия немецкого БМВ Р-71, наши назвали его М-72. На улице мороз градусов тридцать, а ему бензину подкачаешь, один раз ручку стартёра ногой толкнёшь, он тут же заводился. Я его хорошо освоил – на службе ведь всякое бывало – и преследовать по бездорожью приходилось, и в городе по закоулкам гонять. Научился ездить на двух колёсах с поднятой коляской. И вот однажды выезжал с заправки на Самолётной, там кольцо, и я выехал с поднятой люлькой. А сзади ехал замначальника УВД области, увидел такое мелкое хулиганство, приказал собрать и построить инспекторов на мотоциклах для опознания. Ну и что? Мы и спереди и сзади все в одинаковых полушубках и шапках, а лица он не видел, на номер не взглянул. Опознание сорвалось, но я сам себя поругал и больше такого не делал.

А ведь я нашёл для музея в ГИБДД два точно таких же мотоцикла! На одном из совещаний обратился к начальникам горрайотделов с просьбой найти такой мотоцикл в любом состоянии. Нам их отреставрировали в Ирбите, помог директор музея мотоциклов Александр Буланов. И сейчас один стоит у управления ГИБДД области, а другой — в музее ГУВД.

Кто придумал женский взвод?

Недолго проходил в инспекторах грамотный, энергичный и инициативный милиционер – приметили его, стал дознавателем, какое-то время был начальником ГАИ Кировского райотдела, потом возглавил регистрационный отдел (РЭО) в городском управлении ГАИ Екатеринбурга. А после стал командовать дивизионом.

– Пешеходы в то время были не очень дисциплинированны, – вспоминает Пётр Иванович. – Посчитали и выяснилось, что 70 процентов ДТП – наезды на пешеходов, и я распорядился штрафовать пешеходов по максимуму: не на три, а на все десять рублей. И вот приходит как-то инспектор и говорит – не буду больше с пешеходами связываться, женщина авоськой меня ударила, ну не драться же с ней. И я придумал: надо женский взвод организовать. Дали объявление в газету, на телевидение. Много желающих было. Брали самых симпатичных и коммуникабельных, и чтобы в аттестатах были одни четвёрки и пятёрки.

Шестнадцать девушек набрали, отправили их учиться в школу милиции. Приняли они присягу и началась служба. Да вот беда – как надели они форму, шарм пропал. Всё портили яловые сапоги. Пришлось добыть для них австрийские сапожки, финские шубки из натурального меха на зиму и кожаные плащи на лето.

Справедливости ради скажу, что мы в Союзе были вторыми. Первыми брать девушек в ГАИ стали в Риге. Они на мотоциклах ездили и патрулировали. Но наши лучше службу несли на центральных улицах города. Выяснилось, кстати, что самые злостные нарушители – журналисты, художники, писатели, в общем, творческие люди. Одна из наших инспекторов, Тамара Смирнова, вдохновила художника Владимира Бушуева написать с неё картину. А Ирина Лапина приняла участие в передаче Центрального телевидения «А ну-ка девушки!»

– И как долго просуществовал этот взвод? Наверное, замуж повыходили, детей нарожали…

– Не совсем так. Пошли учиться в юридический институт, офицерами стали. Некоторые до подполковников дослужились. Года три они украшали улицы города. Через 20 лет после принятия присяги прямо нам сказали – вы нам путёвку в жизнь дали!

3 июля – День ГИБДД МВД РФ

Уважаемые сотрудники и ветераны Государственной инспекции безопасности дорожного движения!Поздравляю вас с профессиональным праздником!Работа сотрудников ГИБДД с каждым годом приобретает всё большее значение, внося весомый вклад в обеспечение безопасности, сохранение жизни и здоровья людей, повышение качества жизни. Благодаря эффективной и профессиональной работе инспекторов дорожного движения в Свердловской области год от года сокращается количество дорожно-транспортных происшествий. Управление ГИБДД Свердловской области вносит весомый вклад в реализацию национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги», инициирует мероприятия, направленные на ликвидацию очагов аварийности. Благодарю вас за добросовестную службу, надёжное обеспечение безопасности на уральских дорогах. Желаю вам крепкого здоровья, счастья, благополучия и новых успехов в вашей ответственной и нелёгкой работе!

Губернатор Свердловской области Е.В. Куйвашев

  • Опубликовано в №114 от 03.07.2019 

Сюжет

«Старшее поколение»
Об активной жизни людей предпенсионного и пенсионного возраста.

Областная газета Свердловской области
.