Темы дня

«Я – перфекционист. Всегда хочу, чтобы было лучше»

Смирнов Николай Борисович, министр энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Свердловской области.

О состоянии коммунального хозяйства нужно судить не только по бодрым справкам, но и по результатам проверок в подвалах домов, уверен Николай Смирнов Фото: Алексей Кунилов

Вода, тепло, свет, газ… Без этих бытовых благ наша жизнь уже кажется невозможной. Каждый месяц мы оплачиваем коммунальные квитанции и за свои деньги требуем качественных услуг. Но аварии на сетях и сбои в работе коммунальных предприятий, к сожалению, имеют место. «Облгазета» встретилась с руководителем, который непосредственно отвечает за развитие жилищно-коммунального комплекса в Свердловской области – министром энергетики и ЖКХ Николаем СМИРНОВЫМ. Он дал ответы на самые острые вопросы и рассказал, что удалось сделать в сфере ЖКХ за последние пять лет.

Износ сетей

– Николай Борисович, главы уральских муниципалитетов часто жалуются на высокий износ коммунальных сетей. В целом по региону он превысил 60 процентов, отсюда постоянные порывы и аварии. Есть ощущение, что за последние пять лет мы слабо продвинулись в решении этой проблемы. Так ли это?

– На самом деле в жилищно-коммунальном комплексе Свердловской области за последние пять лет произошли кардинальные изменения. Строятся новые очистные сооружения, котельные. И крупных инфраструктурных объектов с каждым годом становится всё больше. Но сетевое хозяйство остаётся главной проблемой отрасли. Года четыре назад был момент, когда процент износа сетей начал снижаться. А вот сейчас я бы не стал утверждать, что это так. Причины две. Во-первых, после ввода в эксплуатацию сетей прошло уже 50–70 лет. Во-вторых, сказывается недофинансирование отрасли, в первую очередь, со стороны потребителей. Только в прошлом году жилищно-коммунальный комплекс Свердловской области недополучил порядка 3 млрд рублей от физических и юридических лиц. Хотя услуги жителям были оказаны. Возможно, это связано с пандемией и снижением доходов населения. Соответственно, на эту же сумму меньше выполнено работ по замене сетей.

Это проблема не только нашего региона, но и всей страны. Сейчас федеральное правительство разрабатывает новую программу – «60+». Речь идёт о плановой замене коммунальных сетей со степенью износа более 60 процентов. Порядок участия в программе скоро будет утверждён, и мы будем в ней участвовать. А пока ремонтные работы на сетях выполняются за счёт областной программы модернизации сферы ЖКХ. Плюс губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев ежегодно выделяет средства из резервного фонда региона на эти цели.

Николай Смирнов является областным министром энергетики и ЖКХ уже 10 лет, его часто называют самым народным министром Фото: Павел Ворожцов

– Можете назвать цифру, сколько километров сетей в год удаётся отремонтировать?

– На каждой территории – по-разному. В Екатеринбурге коммунальные предприятия больше вкладывают средств в замену сетей. В малых городах – гораздо меньше: у них просто нет таких денег. Точно могу сказать, что ежегодно меняется несколько десятков километров сетей. Но это именно ремонтные работы, которые позволяют продлить срок эксплуатации сетевого хозяйства.

Проблема в том, что сразу в нескольких муниципалитетах области встал вопрос уже не о ремонте, а о новой прокладке сетей тепловодоснабжения и канализации. Их нужно строить с нуля, так как старые сети не подлежат восстановлению. И если на тепловодоснабжение деньги более-менее выделяются, то системы водоснабжения и водоотведения финансируются по остаточному принципу.

– Назовите самые «болевые» точки региона…

Каменский городской округ. Там вопрос замены сетевого хозяйства уже не назрел, а «перезрел». Населённых пунктов очень много, расстояние между ними большое, требуется не одна сотня миллионов рублей, чтобы решить вопрос. И нынче неожиданно «вылезла» проблема в Кировградском городском округе. В процессе подготовки к отопительному сезону выяснилось, что нужно менять магистральную сеть теплоснабжения на территории и переходить на квартальные. Это 200–300 миллионов рублей минимум – в течение двух-трёх лет, чтобы всё сделать. Уже прошло несколько совещаний и будут ещё – пытаемся оказать помощь муниципалитетам.

Качество воды

– Ещё одна проблема, которая очень беспокоит уральцев, – качество питьевой воды. Старые очистные сооружения на водоёмах создают угрозу не только для здоровья жителей, но и для экологии области. Знаем, что в нескольких территориях строятся новые очистные. Какие будут сданы в этом году?

– Очистные сооружения подразделяются на два типа: питьевого водоснабжения – они обеспечивают качество питьевой воды, – и очистные канализационно-бытовых стоков.

По питьевому водоснабжению. Запущен крупный объект в Кировграде с привлечением федеральных средств. Муниципалитет перешёл на новые скважины – подземные. До недавнего времени вода в кранах жителей Кировграда была рыже-чёрная. С запуском сооружений качество воды улучшится. Система ещё промывается, но Роспотребнадзор уже фиксирует значительные улучшения по ряду показателей.

В Верхней Туре построены новые очистные сооружения – тоже по федеральной программе. Летом будет запуск в эксплуатацию. Округ переходит с открытого источника водозабора на подземный – с системой очистки воды. Ведётся строительство очистных сооружений в Кушве – до конца года завершится, потом пусконаладка. В Кленовском сельском поселении и Верхотурье поставили на скважинах новые системы очистки.

В Первоуральске по поручению губернатора идёт реконструкция насосно-фильтровальной станции. В Ревде построен огромный комплекс очистных – 12 объектов, часть из них – под землёй. Ни в одном российском городе с населением меньше 1 миллиона человек нет такого объекта.

Теперь что касается очистных канализационно-бытовых стоков: ежегодно вводим в эксплуатацию по 2–3 новые станции очистки. В небольших городах ставим модульные станции, в крупных городах – более серьёзные объекты делаем. Из недавнего? Запущена станция в Бисерти. Скоро заработают в Верхней Туре и Волчанске. Идёт строительство в Верхних Сергах, Нижней Салде, Слободо-Туринском районе. В Ревде на федеральные деньги начинается строительство химико-биологической очистки сточных вод, до конца 2022 года должны завершить.

– Сколько ещё таких объектов нужно?

– Сейчас главная задача – начать строительство очистных сооружений в Верхотурье. Это единственный город в Свердловской области, где таких сооружений не было никогда. Проектно-сметная документация готова, заключено концессионное соглашение с инвестором, идёт процесс экспертизы. Как только будет заключение, заявляемся с этим проектом на федеральный уровень.

С этого года крупные очистные сооружения начинаем строить в Берёзовском и Ирбите. Нижний Тагил разрабатывает проектно-сметную документацию по строительству очистных сооружений питьевого водоснабжения с магистральным водоводом. К концу года проект будет завершён, и мы с ним тоже заявляемся на федеральный уровень.

Если в целом, то две трети очистных сооружений, которые необходимы Свердловской области, уже построены. Это, конечно, радует.

Газификация

– По-прежнему вызывает вопросы ситуация с газификацией в регионе. В некоторых муниципалитетах жители ждут газа по нескольку лет. Почему?

– Да, проблема такая есть. В одном населённом пункте у нас есть улицы с газом и без. Негазифицированных территорий тоже много. Здесь сошлось несколько обстоятельств. Во-первых, финансирование мероприятий по газификации. И правительство области, и сами газовые компании с каждым годом выделяют на них всё больше средств. Но дело в том, что все территории компактного проживания людей в Свердловской области уже газифицированы. А вот с некомпактным – большой вопрос. Расстояние между населёнными пунктами – больше, соответственно, длина газопровода тоже, а количество подключений жителей из расчёта на один километр наоборот, меньше.

Ещё один момент: есть территории, где доля подключения жилых домов к уже построенному газопроводу не превышает 25 процентов. У кого-то нет средств купить котёл и подключиться. Или в домах нет технической возможности установить котёл или сделать пристрой для него.

Непростая ситуация в сёлах: там отдельные категории граждан – врачи, учителя – имеют 50-процентную компенсацию за оплату коммунальных услуг и бесплатные дрова. Если им перейти на газ, они свои льготы потеряют. А на этих людей смотрит большинство сельчан.

– Правительство региона предпринимает какие-то шаги по улучшению ситуации?

– В прошлом году по поручению губернатора мы впервые за 10 лет провели не корректировку схемы газоснабжения, а разработали новую – с «узкими местами» и мероприятиями для их «расшивки». Указом губернатора скорректирована областная программа газификации, куда вошли новые точки, где появилась возможность газификации.

По поручению губернатора также увеличена компенсация для отдельных категорий граждан с 35 до 70 тысяч рублей на газификацию. Это малоимущие, многодетные уральцы, пенсионеры с низким уровнем дохода. Разрешено долю материнского капитала, которая выплачивается из областного бюджета, также направлять на газификацию. Думаю, это серьёзно повлияет на ситуацию.

К 2025 году 30 процентов населённых пунктов Свердловской области будет полностью газифицировано. Сейчас высокий процент газификации показывают Нижнесергинский район, Волчанск, Сысерть, Нижний Тагил, Каменск-Уральский.

Благоустройство

– Уже пять лет Свердловская область участвует в федеральном проекте «Комфортная городская среда». В рамках него идёт благоустройство общественных пространств – парков, скверов, набережных, площадей и дворовых территорий. Жители путём голосования определяют первоочередные площадки для благоустройства. Вы довольны тем, что получается?

– Да. Это именно тот проект, который очень нужен жителям. Кстати, с этого года уральцы смогут проголосовать за территории в режиме онлайн.  Минстрой РФ совместно с АНО «Диалог» запускает федеральную платформу za.gorodsreda.ru. Первое онлайн-голосование пройдёт с 26 апреля по 30 мая.

Населённые пункты преображаются. И сознание людей постепенно меняется. Плюс появляется возможность для развития внутреннего туризма. Есть, конечно, и критика. Не все подрядчики, к сожалению, ответственно подходят к качеству работ. По Екатеринбургу есть вопросы. Но негатив не всегда обоснован и не носит системный характер.

– Вы регулярно приезжаете в муниципалитеты на открытие благоустроенных площадок. Есть места, которые вас особенно поразили?

– Из крупных городов я бы выделил Каменск-Уральский. Не называя какой-то конкретный объект. Там очень грамотный подход властей к благоустройству. Работы идут во всех районах. А обновлённые территории образуют пешеходное кольцо. То есть идёшь по новому бульвару – он переходит в новый парк, потом в площадь, набережную… Целый комплекс получается.

Прекрасные объекты, особенно набережная, в Краснотурьинске. Там очень много внимания уделяют благоустройству и комплексному развитию города. Ещё один муниципалитет я бы обязательно отметил – это Верхняя Тура. Напомню, это первый округ, который выиграл федеральный грант по конкурсу на самые благоустроенные территории в малых городах и исторических поселениях. Этим летом там сдают прекрасный спортивный парк. Двухуровневая площадка – с футбольным полем, волейбольной и баскетбольной площадками, по периметру – дорожка для скандинавской ходьбы, теннисный корт и прочее. И это всё на небольшом пространстве и за небольшие деньги. Как я говорю, у этого объекта один недостаток – он не в Екатеринбурге! (смеётся). Туда точно будут приезжать со всей округи.

Прекрасная набережная сдана в Верхнем Тагиле – в этом году к ней примкнёт площадь со сквером. В Реже – красивый сквер около исторического музея. В Нижнем Тагиле – парк Победы, в Волчанске – парк с озером, где рыбы живут. Долго могу перечислять.

Что касается Екатеринбурга, здесь принципиально благоустраивают центральную часть города. Почему так повелось, мне сказать сложно. Будет ли меняться подход – решать городской администрации. Я – перфекционист. Всегда хочу, чтобы было лучше.

– В прошлом году в Свердловской области благоустраивались 47 дворов и 54 общественных пространства – в 48 муниципалитетах. В этом году в планах – 22 двора и 45 общественных территорий. При этом финансирование то же – 1,8 млрд рублей. Почему так?

– Мы приняли решение, что общественные пространства будут в приоритете. Во-первых, ответственность за их содержание несут органы местного самоуправления. В отличие от дворов, за которые отвечают собственники жилья и управляющие компании. Во-вторых, благоустраивая общественные пространства, мы повышаем комфортность проживания большего числа людей. И позитивный эффект от реализации проекта выше. Что касается денег, то проекты все – крупные, и большинство контрактов рассчитаны на двухлетний период. Поэтому так.

– В Екатеринбурге затормозилось благоустройство дендропарка на Первомайской. Ваше мнение о ситуации?

– Это полномочия городской администрации. Жители проголосовали за этот объект, и обязанность администрации подготовить проектно-сметную документацию. В том, что её до сих пор нет, виноват и заказчик работ, и подрядчик. Там срочно нужно приступать к работам, иначе эта территория будет упущена из планов по благоустройству. Нужно решать вопрос с заболоченностью парка, плюс нужно обеспечивать уход за редкими деревьями, которые там растут. Иначе их придётся заново высаживать.

– Если говорить о благоустройстве уральских территорий в общероссийском масштабе, наш регион – на какой позиции? Мы в числе лидеров или аутсайдеров?

– Ежегодно федеральное Министерство строительства и ЖКХ высчитывает индекс качества городской среды в российских городах. Там 36 различных показателей, по которым работают федеральные эксперты. И один из главных показателей – это динамика: сколько городов год назад были неблагоустроенными, и сколько в новом году стали благоустроенными. Так вот, Свердловская область входит в пятёрку регионов-лидеров – как по количеству городов с высоким индексом благоустройства, так и по динамике. Нынче сразу три города – Краснотурьинск, Кировград и Берёзовский – были признаны благоустроенными, хотя ещё в 2019 году такую оценку им не давали. Интересно, что индекс Краснотурьинска составил 195 баллов – это на один балл выше, чем у Екатеринбурга. А высшую оценку получил Лесной – 216 баллов.

Обращение с ТКО

– Третий год в Свердловской области идёт экологическая реформа. За обращение с твёрдыми коммунальным отходами теперь ответственны региональные операторы. Долго жители «притирались» к новой системе, да и сами регоператоры не сразу включились в работу и даже оспаривали свои тарифы в суде… Сейчас ситуация урегулировалась?

– Основные вопросы по работе с физическими лицами сняты. Сейчас нужно выстраивать работу с юридическими. И даже привлекать правоохранительные органы. У нас не все юрлица заключают договоры с регоператорами на вывоз ТКО. А это значит, что они выбрасывают свой мусор куда придётся.

Вторая задача – строительство и ввод в эксплуатацию мусоросортировочных станций. И внедрение на территориях раздельного сбора ТКО. В Екатеринбурге и Каменске-Уральском он уже действует, скоро будет в Первоуральске и Кировграде.

– Кстати, о мусоросортировочных объектах… Насколько нам известно, их должно быть 17. Какие-то уже запущены?

– Заработали линии по сортировке мусора в Алапаевске, Лесном и на Широкореченском полигоне в Екатеринбурге. Выбраны площадки и ведётся проектирование мусоросортировочных комплексов в Краснотурьинске и Нижнем Тагиле, в Камышлове и Ирбитском районе. Строится мусороперегрузочная станция с элементами сортировки в Бисерти. Будет мусоросортировочный комплекс в Красноуфимске – вся документация прошла федеральную экспертизу, в том числе экологическую. К 2025 году мы должны запустить объекты и направлять на сортировку до 60 процентов ТКО, как это предусмотрено реформой.

– В муниципалитетах продолжают устанавливать новые контейнерные площадки. Дело дошло до отдалённых, труднодоступных районов, где такого сбора мусора не было никогда. Сейчас наш регион насколько обеспечен контейнерами?

– Большинство территорий имеют контейнерные площадки. Но говорить о том, что Свердловская область полностью ими обеспечена, пока рано. В сёлах и частном секторе сохраняется помешочный сбор отходов. Там мусора не так много, и вывозить его спецтехникой каждый день экономически нецелесообразно. Плюс ко всему, там не так просто выбрать место под контейнерную площадку. Жители хотят, чтобы она была недалеко, но не рядом с их домом. И сосед на соседа «перекладывает». Приходится искать место возле какой-то торговой точки, куда все ходят.

– А переполненные полигоны? Несанкционированные свалки? Как с этим обстоят дела?

– Одна из главных задач экологической реформы – уменьшить нагрузку на действующие полигоны за счёт запуска мусоросортировочных комплексов. В этом году мы закрываем переполненные полигоны в Серове, Качканаре, Сысертском районе, на грани заполнения полигон в Белоярском районе. Они подлежат рекультивации. Взамен заработают новые полигоны, хотя из-за дефицита земель в Свердловской области найти свободные площадки достаточно сложно. И потоки отходов будем перераспределять между территориями.

Что касается несанкционированных свалок, их стало меньше – это факт. Утверждать, что мы убрали всё, что за последние несколько лет было выброшено в лес, неправильно. Но количество таких свалок уменьшается – это видно по объёмам отходов, которые приходят сейчас на полигоны. На 20 процентов больше мусора поступает туда, а не куда-то в лес, за счёт работы регоператоров. Здесь ведь ещё один момент: изменить сознание людей за два с небольшим года действия реформы невозможно. Иногда нужно, чтобы поколение прошло. Но толчок в сторону понимания того, что мы сами несём ответственность за окружающую среду, уже сделан.

Впечатлило

В рабочем кабинете Николая Смирнова стоит… мини-фонтан. Это подарок Николаю Борисовичу от друзей на день рождения. Фонтан работает уже три года, вода циркулирует постоянно.

– Он увлажняет воздух и успокаивает. С ним мне очень комфортно. Поставил его в кабинете, а не дома, так как на работе провожу больше времени, – рассказал министр.

О личном 

– Иметь в соседях министра энергетики и ЖКХ очень удобно: если вдруг авария какая-то или проблема, всегда можно обратиться за помощью или пожаловаться. К вам соседи ходят?

– Постоянно (смеётся). И просят помочь, и жалуются, и учат, как работать надо. Приходят и на даче, хотя я всем соседям там сказал, что приезжаю сюда отдыхать и о работе не говорю. Тем не менее с извинениями, да приходят. Помогаю, конечно. В магазинах тоже узнают. В пандемию полегче было – маска на лице…

– Вы регулярно выкладываете в соцсетях фотографии с дачи. Видели, как укутываете хвойные деревья на зиму… А что у вас на даче вообще есть?

– Растёт голубика, смородина, яблони, груши, вишни, кедры… Всё в небольших количествах. Есть грядочка под картошку. Дача для меня – прежде всего место отдыха.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

Досье «ОГ» 

Николай Смирнов родился в 1967 году в Свердловске.

Окончил УГТУ-УПИ по специальности «технология электрохимических производств».

Кандидат химических наук. Специалист в области химии в четвёртом поколении (его предки работали с Дмитрием Менделеевым и Игорем Курчатовым).

Работал в институте высокотемпературной электрохимии УрО РАН, в управлении науки и энергосбережения правительства Свердловской области, в министерстве промышленности, энергетики и науки Свердловской области.

С 2008 года – заместитель министра энергетики и ЖКХ, с 2011 года – министр энергетики и ЖКХ Свердловской области.

Кадровый голод 

Из-за пандемии и ограничений для мигрантов на въезд в Россию в Свердловской области наблюдается нехватка низкоквалифицированных специалистов, констатировал министр. А также специалистов с высшим образованием в среднем управленческом звене (бригадиры, прорабы и пр.). Средняя заработная плата сотрудников в сфере ЖКХ составляет 14–16 тысяч рублей всего. И люди не задерживаются, особенно на территориях, где есть градообразующие предприятия с более высокой зарплатой.

Ситуация не приведёт к срыву намеченных проектов, заявил Николай Смирнов. Но дополнительные трудности будут. Увеличится нагрузка на уже работающих специалистов. Незначительно, но сдвинутся сроки реализации проектов. И из общего числа проектов придётся выбирать приоритетные.

Износ сетей

Определяется по двум факторам: каков предельный срок их эксплуатации (это прописано в технической документации) и сколько порывов и аварий было в процессе опрессовок. Фиксирует процент износа Бюро технической инвентаризации (БТИ).

Смирнов Николай Борисович, министр энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Свердловской области.
Вот такой мини-фонтан стоит в рабочем кабинете Николая Борисовича Фото: Павел Ворожцов
  • Опубликовано в №064 от 13.04.2021 
Областная газета Свердловской области