Темы дня

Инвестору оставим памятник

  Анна Позднякова
В Екатеринбурге около 600 объектов культурного наследия, ещё девять могут включить в реестр после проведения экспертиз. Фото: Павел Ворожцов

В Екатеринбурге около 600 объектов культурного наследия, ещё девять могут включить в реестр после проведения экспертиз. Фото: Павел Ворожцов

В России более 144 тысяч объектов культурного наследия, в Свердловской области их 1736. По данным экспертов, для сохранения исторического наследия страны необходимо более 3,5 трлн рублей. Вкладываться в реставрацию государство не торопится: дома, гостиницы, особняки продолжают пустовать и разрушаться. Единого механизма по спасению памятников в России пока нет. Правительство страны рассчитывает решить проблему с помощью бизнеса. Обсуждение данного законопроекта стало одной из главных тем на недавнем заседании кабмина. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев уверен – такие меры необходимы, чтобы сберечь наиболее значимые исторические объекты. Свердловская область опережает инициативы федеральных властей – в нашем регионе уже запущен механизм работы с инвесторами на условиях государственно-частного партнёрства.  

В январе прошлого года губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев подписал первое в стране распоряжение по концессионному соглашению в отношении объекта культурного наследия (ОКН). Речь идёт об «Усадьбе Железнова». Её новый владелец «СтройИнвест» вложит 380 миллионов рублей, чтобы восстановить объект и приспособить его под бутик-отель. Позже министерство инвестиций и развития региона предложило восстановить на условиях государственно-частного партнёрства ещё 19 памятников архитектуры, которые находятся в Екатеринбурге, Ирбите, Нижнем Тагиле и Каменске-Уральском.

Подробности «Облгазете» рассказал начальник регионального Управления госохраны объектов культурного наследия Евгений РЯБИНИН.

– Механизмы привлечения инвесторов для сохранения исторического наследия обсуждаются не первый год, в том числе и на федеральном уровне, – рассказывает Евгений Рябинин. – Понятно, что бюджетных средств не хватит для сохранения сотни тысяч памятников по всей стране. Например, в Екатеринбурге на Уралмаше есть памятник федерального значения гостиница «Мадрид». Её законный владелец Российская Федерация передала его в долгосрочную аренду за 1 рубль. Получается, новый владелец практически даром получил в пользование объект, но за это он должен привести его в надлежащее состояние, сделать там гостиничный комплекс. На данный момент арендатор получил от нас задание на проведение работ по сохранению объекта, теперь может начать проектирование.

КСТАТИ

Один их самых известных памятников конструктивизма гостиница «Исеть» в прошлом году передали из федеральной собственности в региональную. Распоряжение об этом подписал председатель правительства Дмитрий Медведев

Как сообщили в министерстве по управлению государственным имуществом Свердловской области, памятник передан в оперативное управление Центру развития туризма Свердловской области. Объект будет использоваться по назначению. Новый владелец уже получил задание по восстановлению памятника в Управлении государственной охраны объектов культурного наследия Свердловской области. 

– Почему объекты культурного наследия привлекают инвесторов – несмотря на то, что их восстановление требует колоссальных сил и вложений?

– Памятники архитектуры — знаковые объекты, которые, как правило, находятся на коммерчески привлекательной территории – в центре города. Да, реставрационные работы требуют крупных финансовых вложений, в отличие от простого ремонта, когда мы можем заменить то, что устарело. Современные марки бетона не будут взаимодействовать с материалами XIX века – приходится делать специальные подборки. Это не поточное производство, поэтому стоимость материалов в разы выше. Но механизмы государственно-частного партнёрства предполагают длительный срок пользования объектом, чтобы инвестор окупил вложенные средства. Безусловно, никто себе в убыток работать не будет.

– Какова вероятность, что бизнесмены согласятся взяться за восстановление памятников за пределами областного центра – в Каменске-Уральском, Нижнем Тагиле, Ирбите?

– Если мы не будем предлагать, то инвесторы точно никогда туда не поедут. И если хоть один объект из списка привлечёт внимание – это уже победа. Мы же не знаем, какая идея появится у нового владельца, который займётся той же Зязинской мельницей в Ирбите. Может, откроет там производство — площади позволяют, здание строилось в промышленных целях, коммуникации хоть и старые, но есть.

– В Екатеринбурге большинство памятников архитектуры находятся в частной собственности. Этим летом и осенью местные СМИ писали о том, что в центре города продаются старинные особняки, при этом сами хозяева не следят за их состоянием. Почему так происходит?

– Когда объекты передаются инвестору в рамках государственно-частного партнёрства, специалисты нашего ведомства проводят большую работу с будущим инвестором. Новый владелец понимает последствия, порядок действий, ответственнее подходит к экономике вопроса. Некоторые собственники, приобретая объект, полагают, что могут делать в нём всё что захотят, но по закону предмет охраны изменению и уничтожению не подлежит — за это предусмотрена административная и даже уголовная ответственность. Поэтому многие собственники оказываются не готовы обеспечить охрану памятника должным образом.

– Евгений Геннадьевич, а каких собственников вы бы, наоборот, отметили за то, что они дали памятникам вторую жизнь?

– Владельцев «Косого дома», расположенного на набережной реки Исеть – скоро там будет жить семья, которая привела его в порядок. «СКБ-банк» восстановил госпиталь Верх-Исетского завода из руин – в муниципальном бюджете на это денег не было. Сейчас вы видите: работы там идут полным ходом. Если сравнивать состояние, в котором он находился ещё пару лет назад, наверно, ни у кого язык не повернётся сказать, что это плохо для памятника. После начала работ собственник выкупил ещё один флигель, — аппетит пришёл во время еды. В результате город получит восстановленный комплекс в стилевых формах классицизма. 

– Екатеринбуржцы активно следят за жизнью памятников архитектуры и часто не согласны с проектными решениями. Вы прислушиваетесь к их мнению?

– Экспертные заключения по проектной документации всегда выкладываем на нашем сайте, чтобы процесс работы с историческим наследием был прозрачным. Мы получаем сотни обращений от представителей общественности: кто-то не согласен с решениями, кто-то, наоборот, выступает «за», потому что видит в этом способ спасти памятник. Мы все мнения учитываем.

– Если сравнивать количество выданных разрешений, связанных с проведением работ по сохранению ОКН, в 2016 и 2017 годах, то их число значительно увеличилось. Было бы такое повышенное внимание к ОКН, если бы не проведение мундиаля в Екатеринбурге?

– Безусловно, любое крупное мероприятие, тем более международного масштаба, стимулирует к тому, чтобы «прибраться» в своём доме. При этом доля разрешений, связанных с работами в связи с ЧМ, едва ли превышает 35 процентов от общего числа выданных разрешений, так что можно говорить, что работы по сохранению ОКН ведутся вне зависимости от крупных мероприятий.

– Для сохранения объектов нужны специалисты. Хватает ли в регионе профессиональных реставраторов?

– Поскольку реставрация является специфической деятельностью, безусловно, кадровый голод у нас присутствует, но преимущество области в том, что здесь есть Уральский архитектурно-художественный университет, где готовят архитекторов-реставраторов. На базе Уральского федерального университета существует сильная школа истории, искусствоведения и археологии. Получается, что в Екатеринбурге обучают специалистов не только для Урала, но и для Сибири, где нет таких крупных образовательных центров.

ЦИФРА

Свердловская область является лидером по количеству объектов культурного наследия в УрФО. Как рассказал «ОГ» Евгений Рябинин, на данный момент их в едином госреестре 1 736, из них 270 — объекты археологического наследия. Большая часть исторического наследия – памятники архитектуры, от классицизма XIX века до модерна и советского авангарда (того самого конструктивизма, который во многом определяет историко-архитектурный облик Екатеринбурга). 

В ближайшие годы перечень может пополниться ещё 39 памятниками, 13 из них – объекты археологического наследия. Они находятся в Екатеринбурге, посёлке Билимбай, Верхотурье, а также в Верх-Нейвинском, Горноуральском и Пышминском городских округах.

  • Опубликовано в №214 от 21.11.2018 
Областная газета Свердловской области