Темы дня

«Таких преступлений я давно не видел»: 57 лет лишения свободы на троих получили убийцы Ксении Каторгиной

суд

В отличие от своих подельников, Екатерина Меньшикова сразу отправится в колонию. Фото: Алексей Кунилов

В Свердловском областном суде завершился процесс по резонансному убийству Ксении Каторгиной, которое своей жестокостью напомнило преступления лихих девяностых. Да и трое подсудимых всеми своими повадками смахивали на отморозков той поры: хамили свидетелям, пререкались с судьёй, валили вину друг на друга.

Уехала и пропала

В начале октября 2019 года соцсети запестрели объявлениями о поиске Ксении Каторгиной, которая поехала на Уралмаш на встречу с потенциальной покупательницей своей Ауди и пропала. Поисками занялась полиция, волонтёры. Вскоре появился след, он вёл в Челябинскую область. Через несколько дней в Копейске был задержан один подозреваемый Марат Ахметвалиев, спустя два дня в Челябинске – ещё двое: Михаил Федорович и его сожительница Екатерина Меньшикова.

– Дочь хотела продать машину, чтобы рассчитаться за ипотеку, но покупатель не находился, – даёт показания в суде мама Ксении Римма Каторгина. – Примерно за неделю до своего исчезновения она мне рассказала, что ей звонила беременная женщина, которая хотела посмотреть авто. Десятого октября я пыталась дозвониться до дочери, но она не отвечала. На другой день мне позвонила подруга дочки, сказала, что Ксению потеряли на работе. Я поняла, случилось что-то плохое…

Случилось не просто плохое – страшное. Ксению Каторгину заманили в смертельную ловушку, убили, а тело сбросили в технический колодец. О том, как это происходило, журналист «Облгазеты» впервые услышал из уст Марата Ахметвалиева, когда он давал показания на суде.

– Я достал шокер и ударил, но эффекта не было. Ксения стала давить на клаксон. Меньшикова, которая сидела рядом, стала бить её ножом, – монотонно рассказывал Ахметвалиев. – Подошёл Федорович, перетащил Ксению на заднее сиденье, Меньшикова тоже вышла и передала нож мне. Федорович сказал, чтобы я резал, я нанёс несколько ударов.

Из заключений экспертов следовало, что смерть Ксении Каторгиной наступила от острой обильной кровопотери. На её теле было обнаружено множество колото-резаных слепых ранений передней части левого бедра, грудной клетки, причём в некоторые раны нож входил дважды. Имелись также кровоподтеки и ссадины в лобно-височной области, в области носа, верхней губы…

– Когда мы поместили Ксению в колодец, она уже не всхлипывала и не издавала звуков, была мертва, – сказал Марат Ахметвалиев.

Сплошной моветон

В январе 2020 года, когда процесс над убийцами Ксении Каторгиной только начинался, начальник главного управления МВД России по Свердловской области Александр Мешков отметил на пресс-конференции: «У меня большой опыт, но таких преступлений я давно не видел, с девяностых годов». С тех же пор, пожалуй, не видели мы и подобного поведения подсудимых в суде: выкрики, перепалки, оскорбительные выпады в адрес свидетелей. Судья Александр Ладин не раз вынужден был призывать троицу к порядку.

К примеру, на одном из первых заседаний часа два шли дебаты, спровоцированные Екатериной Меньшиковой. Она обвинила своего адвоката в отсутствии стратегии защиты, в том, что та не приходит якобы в следственный изолятор, не отвечает на её вопросы.

– Я заявляю отвод адвокату, буду сама представлять свои интересы, – с апломбом твердила Меньшикова, не желая прислушиваться к доводам, что юридического образования у неё нет, что участие защитника по предъявленным ей статьям Уголовного кодекса обязательно.

Ещё развязнее вёл себя Михаил Федорович. Он прерывал свидетелей обвинения и своих подельников, бросал реплики, советовал своей сожительнице, какие показания давать. А на вопрос, как собирается извиняться перед матерью и дочерью убитой им молодой женщины, издевательски кинул: «Могу ребёнка сделать».

Екатерина Меньшикова и Марат Ахметвалиев и прежде не отличались примерным поведением. Первая пырнула родного деда за отказ дать денег ножницами, второй угнал автомобиль, взятый в аренду. И втроём, ещё до убийства Ксении Каторгиной, схватили мать Екатерины Меньшиковой и требовали у неё 400 тысяч рублей.

Родную мать не пожалела

Похищение Аллы Меньшиковой криминальное трио провернуло творчески. Изготовили липовое удостоверение сотрудника полиции на имя Ахметвалиева. Он явился к женщине и заявил, что её дочь Екатерина и Михаил Федорович убиты, надо опознать трупы. Естественно, она села в машину, но на перекрёстке с двух сторон подсели доченька и «зятёк». Аллу Меньшикову заковали в наручники, надели на голову полиэтиленовый пакет и отвезли в дачный посёлок. Там начался кошмар.

– Меня подвели к свежевырытой яме, Федорович избивал меня битой, а Екатерина – кастрюлей, – сквозь слёзы рассказывала на суде Алла Меньшикова. – Они угрожали закопать меня, при этом дочь кричала: «Где мои деньги?».

Женщина написала расписку на 400 тысяч рублей на имя Федоровича и согласилась снять эту сумму с банковского счёта. Но в банке выдать деньги отказались, так как счёт был открыт на имя младшей дочери. Поехали домой к Меньшиковым за документами, но там заложница сумела запереться в квартире и вызвать полицию.

Заправлял всей операцией, как заявила на суде Алла Меньшикова, Михаил Федорович, а её дочь и Марат Ахметвалиев беспрекословно ему подчинялись. Услыхав эти слова, Федорович стал кричать, что женщина нагло врёт, наговаривает на него. Судья в очередной раз пригрозил удалить его из зала суда.

«Не виноватая я»

Наблюдать за хамским поведением подсудимых было неприятно, но ещё противнее было видеть, как каждый из них пытался утопить подельников, свалить свою вину на другого. Тут уж попирались и уголовная этика, и дружеские, родственные связи.

Когда в декабре прошлого года в суде решался вопрос о продлении ареста, журналисты смогли задать фигурантам несколько вопросов. В частности, Михаила Федоровича спросили: «Скажите, Екатерина наносила удары ножом Каторгиной?» И услышали в ответ: «Скорее всего, да».

Впрочем, чаще всего Меньшикова и Федорович сваливали вину на Ахметвалиева, а он на них.

– Убивать человека – это меня не гложет. У кого был нож, тот это и сделал. У Марата был нож, – заявил Федорович. И добавил: – Мы с женой просто находились рядом.

– Я никого не убивала, не готова нести ответственность за поступки чужих людей, – вторила ему Екатерина Меньшикова.

Марат Ахметвалиев утверждал, что Михаил Федорович заставил его участвовать в преступлениях, угрожая в случае неповиновения расправиться с семьёй.

– Я не преступник, – твердил Марат Ахметвалиев. – В силу слабоволия своего характера я попал в эту ситуацию. И теперь раскаиваюсь. Пострадавших прошу простить меня.

Суд признал Михаила Федоровича, Марата Ахметвалиева и Екатерину Меньшикову виновными в убийстве, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью и разбое. Мужчины получили по 20 лет лишения свободы, женщина – 17 лет. Они обязаны также возместить потерпевшим моральный вред: Федорович и Ахметвалиев – по два миллиона рублей, Меньшикова – полтора.

– Жестокое убийство Ксении Каторгиной вызвало широкий резонанс в обществе, и некоторые считают приговор слишком мягким, – говорит старший прокурор отдела государственных обвинителей Свердловской областной прокуратуры Георгий Паникаров. – Но есть определённая карательная практика, в её свете наказание адекватно содеянному. Надо учитывать также, что на первые пять лет Федоровичу и Ахметвалиеву назначено тюремное заключение. Осуждённые его боятся. В колонии коллектив, возможность свободного перемещения, комнаты отдыха. Провести пять лет в камере, в четырёх стенах – тяжёлое испытание.

Остаётся добавить, что приговор в законную силу пока не вступил и может быть обжалован.

КСТАТИ

Объём материалов данного уголовного дела, как сообщили в следственном управлении Следственного комитета России по Свердловской области, составил 11 томов, а обвинительное заключение – свыше 300 страниц.

На попечении Риммы Каторгиной осталась маленькая дочь Ксении. Ипотеку, из-за которой молодая женщина хотела продать Ауди, вскоре после трагедии погасил уральский бизнесмен Игорь Алтушкин.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

суд
Судья Александр Ладин оглашал приговор убийцам Ксении Каторгиной несколько часов. Фото: Алексей Кунилов
суд
Судебный процесс по резонансному убийству Ксению Каторгиной тоже стал резонансным. Фото: Алексей Кунилов
  • Опубликовано в №114 от 29.06.2021 под заголовком «Убийцы Ксении Каторгиной получили 57 лет лишения свободы на троих »
Областная газета Свердловской области