Темы дня

Сенатор Николай Рыжков – о развале российской экономики, аномальном социальном неравенстве и китайском пути развития страны

Николай Рыжков, сенатор

Секретарь ЦК КПСС и заведующий экономическим отделом ЦК Николай Рыжков (в центре) в одном из цехов Уралмашзавода на 50-летии предприятия. Фото:Музей истории Уралмашзавода

Сегодня Николаю РЫЖКОВУ, члену Совета Федерации Федерального Собрания РФ председателю Правительства СССР в 1985-1990 годах, исполняется 90 лет. Из них 25 лет он отдал работе на Уралмашзаводе, поэтому мы по праву считаем его нашим земляком. Накануне юбилея мы поговорили с Николаем Ивановичем о проблемах современной России и о том, каким путём нам идти дальше.

Николай Иванович, приведу несколько цифр, которые вас, наверное, огорчат: в 1985 году в СССР выпускали 25 млн тонн чугуна, стали, проката; в России в 90-е годы — 18 млн тонн, сейчас — 4 млн тонн. На Уралмашзаводе, где стояли уникальные машины непрерывного литья заготовок, сейчас литейки практически нет. Где-то тонн 20 в год. И так по многим позициям в промышленности, сельском хозяйстве, экономике в целом. Когда и в чём мы ошиблись, что всё пошло не так?

- Огорчат – мягко сказано. Спад идёт по многим позициям. Когда Горбачёв предложил мне возглавить Совмин, я понимал, что страна стоит на пороге серьёзных и глубоких реформ, потому и согласился. Над концепцией преобразований я работал с 1982 года, когда был избран в ЦК секретарём по экономике и руководил специально созданным экономическим отделом. Мы изучали китайский опыт, где уже шестой год шла экономическая реформа. Прекрасно понимал, что предстоящая реформа будет болезненной, поэтому ставил перед собой триединую задачу в новой модели соединить рыночные отношения, госрегулирование и социальную направленность, а также изменить социальную политику. Базовые отрасли предполагалось пока не трогать, чтобы жизнь в стране не остановилась. Но было выделено пять министерств, где в отраслях, например, в лёгкой промышленности, предполагалось начать внедрение рыночных отношений. Мы планировали плавный переход, а страну, по сути, бросили в пропасть рынка, когда не было подготовлено для этого никакой инфраструктуры.

До сих пор уверен, что при слабой государственной власти невозможно проводить успешные экономические реформы. Обязательно наступит разруха, что и произошло в 90-е годы, когда на XIX партконференции в 1988 году был провозглашён переход к новой политической системе под лозунгом «Вся власть Советам!». И каждый съезд превращался в митинг.

– Прекрасно помню то время. Трансляции по радио со съездов звучали из всех гаражей и со всех дачных участков. И думалось, ну теперь заживём по-новому…

- А мы тогда просто заболтали страну и ввергли её в лихие 90-е. Когда Горбачёв это понял, то ввёл пост президента, но было уже поздно. Я делал всё, что мог, но понял, что подошёл к черте, когда компромиссы невозможны, и объявил Горбачёву о своей отставке, а напоследок выступил на IV съезде народных депутатов. Сказал, что перестройку в том виде, как планировалось, осуществить не удалось, и в стране наступает хаос. Начиная с этого момента в экономике мы так и топчемся на месте, живём во многом ещё советскими заделами.

Что вас, прожившего большую и интересную жизнь, больше всего тревожит сейчас в России — застой в экономике, протестные настроения в обществе, его расслоение?

- Всё перечисленное действительно происходит в стране и вызывает большую тревогу. Мы до сих пор не имеем ответа на вопрос, сколько времени ещё будет у нас на вооружении обанкротившаяся либеральная модель экономики. Она осталась той же, что построил Гайдар: деньги – главное, реальный экономический сектор – вторичен. Продолжающаяся либеральная экономическая политика, ультралиберальная финансовая политика Центробанка, вольготная жизнь олигархов, приватизация госпредприятий, ухудшение здравоохранения, растущая массовая бедность населения, нарастающая социальная поляризация – всё это не может не сказываться на настроениях общества. И каждая новая программа по развитию отечественной промышленности упирается в то, что нет механизма её реализации. К тому же США и их европейские союзники продолжают агрессивную политическую и экономическую политику против России.

В конце 1980-х годов, когда я был председателем Совмина СССР, наше правительство разрабатывало новую экономическую модель, тщательно изучая мировой опыт не только Китая. Из опыта ФРГ мы использовали положения о социальной составляющей в рыночных отношениях. Книгу Людвига Эрхарда «Благосостояние для всех» перечитали вдоль и поперёк. Из китайского опыта взяли симбиоз рынка с государственным регулированием. Но наши идеи были встречены в штыки – это якобы возврат к социализму и государственному планированию. Каких только язвительных выражений в свой адрес мы не слышали! И «бревно на путях перестройки», и «замшелые консерваторы», и «правительство нищеты»… Невольно вспоминаешь слова нашего отечественного философа Александра Зиновьева: «Целились в коммунизм, а попали в Россию!».

Кроме того, мы считали, что реформирование нужно проводить при сильной государственной власти, как это было в других странах, не меняя политическую систему и государственное устройство. Убеждён, что Горбачёвым была допущена стратегическая ошибка. Нельзя было это делать одновременно.

Социологов и простых людей особенно волнует ситуация с социальным неравенством…

– Даже на мировом уровне ситуация с неравенством в России выглядит аномально. Экономика стоит на месте, а число миллиардеров растёт. По уровню концентрации богатства Россия обогнала две самые сильные экономики в мире – США и Китай. По мировым меркам нашу страну не назовешь бедной. По ВВП на душу населения Россия находится на 43-м месте, по сопоставимому уровню реальных доходов и реальной заработной платы – примерно на 50-м. В то же время по уровню бедности она располагается ближе к концу первой сотни.

По данным статистики, численность населения с денежным доходом ниже величины прожиточного минимума составляла в 2018 году 19,3 млн человек или 13,2 процента от общей численности населения. Самый высокий показатель численности такой категории людей (33,5 процента или 49,3 млн человек) был в 1992 году, то есть в самом начале ельцинско-гайдаровских реформ. В 2001 году он составил 27,3 процента или 40 млн человек.

Специфика нашей страны в том, что большая часть бедных – это не безработные, а занятые в экономике люди (63,8 процента, включая 4,6 процента работающих пенсионеров). Недавно глава Конституционного суда РФ Валерий Зорькин отметил, что колоссальная разница в доходах россиян является дискриминацией и становится не только экономической, но и правовой проблемой.

– Может быть, будет способствовать решению этой проблемы, например, введением прогрессивного налога?

- Мы уже почти двадцать лет говорим о его введении. Разница доходов в СССР составляла 4,5 раза, сейчас – 16. «Благодаря» плоской шкале налогообложения в России вот уже 19 лет десятая часть доходов оседает не в бюджете, превращаясь в больницы, школы, дороги и зарплаты бюджетников, как это происходит в цивилизованных странах, а в основном на банковских счетах кучки богатых людей страны. Предложений на эту тему предостаточно, и соответствующие проекты закона вносились в Государственную думу – но, к сожалению, под разными предлогами не обсуждались.

Одним из путей решения вопроса о социальной справедливости считаю создание и национальной идеи. Так, в пункте два статьи 13 Конституции РФ говорится: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Но мы же говорим не о политической идеологии, а о национальной идее! Только одна страна из 30 ведущих в мире не имеет национальной идеи — это мы. Как правило, она состоит из трёх слов. Я для национальной идеи одно слово точно бы взял — «справедливость»!

– Как вы считаете, какой сейчас была бы страна, избери мы китайский вариант развития? Хотя, конечно, история не знает сослагательного наклонения…

- Оглядываясь на три десятка лет назад, естественно, задаёшься вопросом: не ошибались ли мы тогда, не взяв на вооружение интегральный уклад, объединяющий рыночные отношения, государственное регулирование и социальную направленность? Конечно, ошиблись. Очевидно, что при такой модели экономика развивалась бы динамичнее и потянула бы за собой социальную сферу. Интегральная система в эти десятилетия показала, что такой путь в мире оказался наиболее эффективным – пример того же Китая, Вьетнама, Индии и других стран.

В докладе секретаря ЦК КПК профессора Янг Джинхайя на Первом международном марксистском конгрессе в Пекине в 2015 году говорилось: «Суть китайского пути состоит в нахождении правильного баланса между социализмом и капитализмом. В экономике это означает установление разумных пропорций между административными и рыночными отношениями…». Положение в нашей экономике очень серьёзное, у нас нет программы по выходу её на темпы, которых требует президент, то есть не ниже общемировых (3–3,5 процента). А нам, чтобы свести концы с концами и будущее обеспечить, нужно 5–6 процентов давать в год. Что нам мешает изучить опыт Китая, который за несколько десятилетий из отсталой страны превратился в промышленно развитую и стал занимать второе место в мире по экономике? Надо просто набраться мужества, признать нынешний путь тупиковым и перенимать китайскую модель.

Рыжков беседует с крановщицей Фото: музей истории Уралмашзавода
Рыжков в заводской столовой Фото: музей истории Уралмашзавода
Николай Рыжков: «В 90-е годы либералы убедили страну, что нужно срочно входить в рынок. В итоге мы имеем то, что имеем» Фото: Пресс-служба Совета Федерации

Досье «ОГ»

Николай Иванович Рыжков родился 28 сентября 1929 года в Донецкой области в семье рабочего-шахтёра. Окончил Краматорский машиностроительный техникум и Уральский политехнический институт. Трудовую деятельность начал в 1950 году на Уралмашзаводе, где с 1950 года по 1975 год прошёл путь от сменного мастера до генерального директора завода. С 1975 по 1979 год – первый заместитель министра тяжёлого и транспортного машиностроения СССР. В 1979–1982 годах – первый заместитель председателя Госплана СССР в ранге министра СССР. 1982 — 1985 годы – секретарь ЦК КПСС и заведующий экономическим отделом в ЦК. 1985–1990 годы – председатель Совета Министров СССР. 1995–2003 годы – депутат Государственной думы II и III. С сентября 2003 года и по настоящее время – член Совета Федерации РФ от Белгородской области. Дважды лауреат Государственной премии СССР. Награждён многими отечественными и иностранными орденами и медалями. Удостоен звания Национального Героя Армении. Указом Президента РФ от 19 сентября 2019 года № 459 за особые трудовые заслуги перед государством и народом Николаю Ивановичу присвоено звание Героя Труда РФ.

  • Опубликовано в №177 от 28.09.2019 
Областная газета Свердловской области