Темы дня

Пандемия коронавируса заставила вернуться к планам восстановления больницы скорой помощи в Екатеринбурге

В 1999 году в Екатеринбурге закрылась Городская клиническая больница скорой медицинской помощи № 1 в Зелёной роще. Некогда крупный больничный комплекс, жемчужина архитектуры конструктивизма за 20 лет превратился в настоящие руины. Фото: Галина Соловьёва

В 1999 году в Екатеринбурге закрылась Городская клиническая больница скорой медицинской помощи № 1 в Зелёной роще. Некогда крупный больничный комплекс, жемчужина архитектуры конструктивизма за 20 лет превратился в настоящие руины. Фото: Галина Соловьёва

На Руси часто говорят, что нет худа без добра. Распространение нового коронавируса негативно сказалось на экономике, заставило работать в авральном режиме здравоохранение, выбило из колеи почти каждого из нас. Но зато в эти несколько месяцев в обществе вдруг коренным образом изменилось отношение к медицине. И вот уже в Екатеринбурге собираются восстанавливать бывшую больницу скорой помощи, которая 20 лет была в запустении.

Больница-дворец

Закрытие в Екатеринбурге Городской клинической больницы скорой медицинской помощи № 1 (ГКБ СМП), пожалуй, – самая трагичная страница в история свердловского здравоохранения. И вот о намерении восстановить больницу заявил в СМИ председатель совета директоров «Русской медной компании» Игорь Алтушкин. Он сообщил, что совместно с гендиректором УГМК Андреем Козицыным готов восстановить больницу. Если это произойдёт, то город получит важный медицинский центр, которого, по утверждению специалистов, все последние годы ему не хватало. Будет восстановлена и справедливость по отношению к тем, кто эту больницу создавал и работал в ней.

Крупный больничный комплекс в Зелёной роще Свердловска строился в 30-е годы прошлого века изначально для лечения сотрудников НКВД. Но уже в 1939 году, на следующий год после открытия, больница приобрела гражданский статус и стала центральной клинической. Сегодня кажется невероятным, что в городе, где рабочие на строительстве заводов жили в землянках и бараках, могла появиться больница-дворец. Пятиэтажное здание площадью 18 тысяч квадратных метров было построено в стиле конструктивизма и неоклассицизма, под стать внешнему было и внутреннее убранство: мраморные лестницы, паркет в коридорах и палатах, дубовые двери. Одним из основателей больницы стал профессор Аркадий Тимофеевич Лидский – создатель уральской хирургической школы. На базе больницы он организовал одну из самых сильных кафедр тогдашнего Свердловского мединститута – кафедру госпитальной хирургии. Это во многом предопределило ведущую специализацию клиники – неотложную хирургию, хотя потом на базе медучреждения открылось несколько центров областного значения: кардиологический, токсикологический, сосудистый, по лечению травм глаза, ожоговый, микрохирургии сосудов. В 1973 году произошло объединение со станцией скорой помощи, и больница стала центром оказания экстренной помощи.

– Это была единственная больница, которая располагалась в центре города, к нам везли всех больных, поступавших по скорой помощи, так как здесь было несколько специализированных отделений и центров по оказанию квалифицированной медицинской помощи, – вспоминает бывшая главная медсестра ГКБ СМП Мария Дитятева.

– Для молодого хирурга, только что закончившего институт, всегда было мечтой попасть на постоянную работу в знаменитую клинику профессора Лидского, – рассказывает доктор медицинских наук, профессор, бывшая заведующая кафедрой госпитальной хирургии Уральского государственного медицинского университета Нина Макарова.

Она вспоминает: Аркадий Лидский часто повторял, что его клиника построена на века. Как же так получилось, что больница едва смогла пережить свой 60-летний юбилей? Кстати, на посвящённом этой дате юбилейном торжестве, оно проходило в декабре 1999 года, медикам от имени руководства города было заявлено: больница будет жить, но предстоит капитальный ремонт, который изначально собирались делать частями, чтобы не закрывать всё медучреждение. До этого капремонта здесь не было. Проверяющих смущало наличие деревянных перекрытий, которые могли в случае пожара усугубить ситуацию. Но уже весной следующего года стало ясно, что дело идёт к закрытию всей больницы, хотя по-прежнему руководство горздрава утверждало, будто предстоит ремонт лет на пять… Ремонт даже не начался.

Здесь трудилось более тысячи человек и было развёрнуто около тысячи коек. Средства на содержание клиники требовались большие. Видимо, руководство города решило сэкономить.

На лестничных площадках персонал устраивал уютные зимние сады, которыми любовались выздоравливающие пациенты. Сейчас уже ничто не напоминает о былом архитектурном великолепии здания больницы. Фото: Галина Соловьёва

Это походило на эвакуацию

– Освобождали срочно все отделения сразу. Сосудистый центр, токсикология переезжали в 14 больницу, центр травмы глаза – в 23 больницу, гинекология, терапия – в 41. Всех раскидали по городу как могли, – вспоминает Мария Дитятева.

Решение о расформировании приняла специальная комиссия городского управления здравоохранения. По новой стратегии иметь центральную больницу по оказанию неотложной медицинской помощи сочли нецелесообразным, пациентов решили доставлять в ближайшие медучреждения. Но вот другие города России от специализированных больниц по оказанию неотложной помощи не отказались, и те продолжают успешно работать и сейчас.

– Наших опытных старших медсестёр другие больницы просто не брали, кому нужен рядом опытный специалист, который будет, образно говоря, дышать тебе в спину, – говорит Мария Дитятева. – Я уходила практически последней, видела, как к дверям больницы приносили и складывали цветы, всё происходило очень трагично. Кто-то вынужден был уйти из профессии, а кто-то ушёл из жизни.

Во время Великой Отечественной войны здесь лечили раненых бойцов. На фото: больница в 1940-е годы. Фото: кадр из фильма «Титаник у Зелёной рощи»

Трудовой путь Марии Дитятевой был характерен для многих сотрудников больницы своим постоянством: пришла в клинику 19-летней девчонкой, работала постовой медсестрой, потом операционной, в 33 года стала главной медсестрой. В 50 ушла после закрытия в специализированный центр медицинской реабилитации «Озеро Чусовское».

– Вот уже на новом месте я 20 лет отработала, и всё равно у меня была мысль: если начнут когда-нибудь открывать нашу больницу, я туда уйду, чтобы собрать хотя бы часть коллектива. Но похоже, что мне это уже не удастся сделать, – говорит она.

Верны своей больнице остаются и многие врачи. Когда её закрывали, профессор Нина Макарова организовала митинг у входа в больницу, во время которого рабочие бережно сняли со стены мемориальную доску, посвящённую её учителю, члену-корреспонденту Академии медицинских наук СССР Аркадию Лидскому.

– Я приняла меры, чтобы памятную доску сохранить, а она тяжеленная, из камня, поэтому попросила начальника госпиталя выделить машину и солдат, чтобы увезти её в поликлинику на переулке Сапёров. Там мы её в одном из хирургических кабинетов за шкафом и хранили до лучших времён, – рассказывает Нина Макарова.

Сейчас мемориальная доска, посвящённая профессору Лидскому, находится в Свердловском областном музее истории медицины. Нина Петровна надеется, если планы по восстановлению больницы удастся реализовать, доска займёт своё законное место.

Памятная доска с закрытой больницы хранится в Областном музее истории медицины. Фото: кадр из фильма «Титаник у Зелёной рощи»

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

  • Опубликовано в №105 от 17.06.2020 под заголовком «На законное место».
Областная газета Свердловской области