Темы дня

Погорельцы с Уралмаша уже третий месяц живут на осадном положении

горевший дом на Шефской 22 а

Так выглядит дом по ул. Шефской, 22 а спустя два месяца после поджога. Над входной дверью до сих пор видны следы от пожара. Фото: Галина Соловьёва

«Облгазета» следит за ситуацией вокруг серии поджогов деревянных домов в Екатеринбурге, которые произошли в марте и унесли восемь жизней. Уже во вторник (26 мая) закончится срок содержания под стражей предполагаемого поджигателя Александра Понкратова ("ОГ" писала о его задержании в № 62 от 07.04.2020). Но погорельцы считают, что если его вина и будет доказана в суде, то возгорания не прекратятся, пока не изменятся подходы к расселению аварийного и ветхого жилья. А гореть в столице Среднего Урала есть чему. 

Какой дом следующий? 

Депутат Екатеринбургской городской думы Алексей Вихарев опубликовал на своей странице в Фейсбуке шокирующие данные об аварийном жилищном фонде в мегаполисе. На 1 января 2020 года его площадь превышает более 50 тысяч квадратных метров. Только в прошлом году признано аварийными и подлежащими сносу 54 дома, а ещё 700 домов исключены из программы капитального ремонта из-за ветхости.

Кажется, что это капля в море: по информации администрации Екатеринбурга, на начало 2019 года общий объём жилищного фонда в городе составлял 38,5 миллиона квадратных метров, и на аварийное жильё приходится всего-то чуть более одной тысячной доли процента. Но при этом на учёте в качестве нуждающихся в новых квартирах состоят около 11 тысяч семей. А получили его в прошлом году за счёт бюджетов всех уровней лишь 92 семьи. 

– Такими темпами на решение этой проблемы уйдёт больше 200 лет. А может, и больше, потому что количество ветхого и аварийного жилья постоянно растёт, – пояснил депутат городской думы Екатеринбурга Алексей Вихарев.

Все многоквартирные деревянные дома, которые горели в марте на Уралмаше, Эльмаше и в Пионерском посёлке, относятся к ветхому жилью. Именно они попадают в группу риска по поджогам. По всему городу их около ста, больше всего – в Орджоникидзевском, Кировском и Чкаловском районах. Какой из домов заполыхает следующим, неизвестно.

Чтобы обезопасить людей от поджогов в дальнейшем, Алексей Вихарев предложил создать рабочую группу из представителей гордумы, муниципальной администрации и застройщиков. Она должна будет определить, какие меры следует предпринять. Также депутат высказал идею запросить у Законодательного собрания Свердловской области дополнительное финансирование на решение проблемы ветхого и аварийного жилья в Екатеринбурге.

– Может быть, стоит прийти к соглашению с застройщиками, чтобы они за свой счёт устанавливали видеонаблюдение у ветхих домов, находящихся рядом со стройкой, – добавил Алексей Вихарев. – Важно обеспечить безопасность жителей, расширить систему видеонаблюдения, внести изменения в программу «Безопасный город», тогда людям больше не придётся проводить ночные дозоры и дежурства.

Круговая оборона

Жители дома по улице 40 лет Октября, 39, который горел 11 марта, скептически относятся к этой идее. Сразу после пожара они оборудовали весь дом камерами, но попытки поджечь его не прекращаются. Несмотря на самоизоляцию, люди круглосуточно патрулируют свой двор по 2–3 человека. График дежурств расписан на недели вперёд.

– После поджога прошло уже два месяца, но нам до сих пор нет спокойной жизни, – говорит Юлия Михалицына из 8-й квартиры. – Люди на взводе, нервничают и переживают, и конца этому не видно. Мы живём на осадном положении. Все лица, которые заходят на территорию двора и дома, должны предъявлять свои документы, в том числе журналисты, почтальоны и представили ЖКХ. Ночные посещения без предварительного согласования полностью запрещены: если человек наобум пришёл к кому-нибудь в гости, его не пустят. Приходится держать оборону, чтобы не погибнуть в пожаре, как жители дома на Омской, 91. Видеонаблюдением эти поджоги не предотвратить: неизвестные придут ночью, зажгут дом, на камерах будут видны какие-то силуэты и всё. А если дом сгорит, то и камеры вместе с ним.

Пожары домов на уралмаше
Сразу после пожара жители дома по ул. 40 лет Октября, 39 установили на нём шесть камер. Позднее видеонаблюдение появилось и в других домах, где совершили поджоги. Фото: Галина Соловьёва

Часть жильцов полагают, что к поджогам может быть причастна строительная компания ООО «Милстрит», которая возводит в ста метрах от их дома жилой комплекс «Мир.Труд.Май». Девелопер якобы оказывает на людей психологическое и моральное давление, чтобы они продали свои квартиры на невыгодных условиях: на месте двухэтажки компания планирует строительство следующей очереди ЖК. В середине апреля строители преднамеренно заставили спецтехникой весь двор и изрыли колёсами всю землю рядом с детской площадкой. После вмешательства представителей ЖКХ, ГИБДД и журналистов застройщик переставил машины в другое место.

– Я не думаю, что в поджогах виноват тот парень, которого посадили в СИЗО, – добавляет Юлия Михалицына. – Для участия в следственном эксперименте его привозили на Шефскую и Омскую, а к нам ни разу – это видно из записей на камерах. Не знаю насчёт тех домов, но к нашему этот человек точно не имеет никакого отношения. Даже почерк у преступника другой: на Омской он вроде как поджигал входную дверь, а у нас и на Авангардной перед поджогами были заранее сбиты замки на чердаках. Поэтому версия о том, что наш дом горел по его вине, отметается.

Но, видимо, в Следственном управлении СК России по Свердловской области так не считают. Как рассказала «ОГ» начальник отделения по связям со СМИ УМВД России по Екатеринбургу Ирина Каргаполова, ранее возбуждённые полицией уголовные дела по фактам поджогов жилых домов по ул. Шефской, 22 а, ул. Авангардной, 7, ул. 40 лет Октября, 31 и 39, передали в региональное управление СКР. Их объединили в одно уголовное дело с пожаром на Омской, в котором следствие обвиняет екатеринбуржца Александра Понкратова.

– С учётом значительного числа пострадавших и погибших продолжается выполнение комплекса необходимых мероприятий, в частности судебных экспертиз, – уточнил старший помощник руководителя СУ СКР по Свердловской области Александр Шульга. – У следствия уже имеются веские доказательства причастности задержанного к совершённым преступлениям.

Деревянные дома в разных районах Екатеринбурга.
В зоне риска по поджогам находятся около ста деревянных домов по всему Екатеринбургу. Чаще всего горит ветхое жильё на окраинах города. Фото: Станислав Мищенко

Чиновничий футбол

В период самоизоляции жители дома по ул. 40 лет Октября, 39 задержали троих подозрительных граждан. Во второй половине апреля в дом пробрались двое молодых ребят. Дежурные не стали вызывать полицию, потому что те были с бутылкой пива, будто бы они просто гуляют. Ещё один человек проник в открытый подъезд в первомайские праздники. Он зашёл туда ночью и сразу стал подниматься к чердаку. Когда его догнали, он сказал, что якобы хотел попросить у кого-нибудь сигарету.

Однако главное всё же не в том, что повторных поджогов нет. Местные власти изменили своё отношение к погорельцам – им сказали, что администрация Екатеринбурга планирует взять муниципальные квартиры в доме на баланс города, хотя до поджогов чиновники категорически не хотели этого делать: жильцам предлагали их приватизировать и продавать застройщику по рыночной стоимости — по 45–50 тысяч рублей за квадратный метр.

Если же квартиры будут в муниципальной собственности, то застройщику придётся выделять жителям недвижимость по социальной норме из расчёта 16 квадратных метров на человека. Это ему, естественно, не выгодно, учитывая, что во многих квартирах люди живут по 5–6 человек. Проще сжечь деревянный дом, чтобы жильцов переселили в маневренный фонд и оставили с пустыми руками.

Правда, основания на расширение жилплощади есть не у всех жильцов дома по ул. 40 лет Октября, 39. С теми, у кого их нет, сейчас ведёт переговоры юрист архитектурно-строительного центра «Правобережный», связанного с ООО «Милстрит». В основном это семьи, у которых соблюдена норма 10 квадратных метров на человека в занимаемой ими квартире. Им выделяют средства на покупку нового жилья той же площади, что сейчас. Эти квартиры люди получат в пользование по договору социального найма. А вот тем, кому положено расширение по Жилищному кодексу РФ, никто ничего не предлагает.

– После поджогов я встречалась с главой Орджоникидзевского района Екатеринбурга Романом Кравченко в эфире телекомпании «ОТВ», – отмечает Юлия Михалицына. – Он сказал, что раз у нас живёт две семьи в одной квартире, то мы имеем право на расширение жилплощади. Жилплощадь должен предоставить застройщик. А застройщик говорит: нет, муниципальные квартиры должен расселять город. Дошло до того, что строительная компания намеревается подать в суд на администрацию Екатеринбурга, чтобы она нас расселила. По крайней мере, в частной беседе юристы «Правобережного» это озвучивают. Говорят ещё, если дом признают аварийным, то расселять нас будет застройщик. Ему это выгодно: и у собственников можно выкупать квартиры дешевле, и «муниципалам» не надо предоставлять жильё по социальным нормам. Но наш дом не аварийный — он практически заново отстроен в начале 2000-х. Если будет пожар, то дом признают таковым на раз, вот и приходится его постоянно караулить.

Золотое жильё

После серии поджогов людям стало ясно, что власти не заинтересованы в сохранении их жизни и благополучия. Перед федеральным правительством уже давно стоит проблема ветхого и аварийного жилья, объём которого ежегодно растёт в три раза быстрее темпов расселения людей.

По данным Фонда содействия реформированию ЖКХ на 1 января 2020 года в России насчитывается 18,6 миллионов квадратных метров аварийного жилья. Это 68 886 домов, преимущественно деревянных постройки 1946-1970 годов, в которых проживают 1,1 миллиона человек. Согласно расчётам чиновников к 2035 году объём аварийного фонда увеличится до 85,7 миллионов «квадратов». Таков официальный прогноз без учёта ветхого жилья.

А если в статистику включить и его, то итоговая цифра увеличится многократно: только в Екатеринбурге по информации муниципального департамента экономики ветхого жилья почти в 8 раз больше, чем аварийного. А в целом по стране его объём к 2035 году составит по оценкам экспертов около 250-300 миллионов квадратных метров — это 9-11 процентов всего российского жилья на сегодняшний день. Для его расселения потребуются триллионы рублей. Откуда их брать, если доходы федерального бюджета и так не высоки, а из-за пандемии коронавируса и низких цен на нефть они и вовсе стремительно сокращаются? Председатель наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ Сергей Степашин ещё в 2018 году сказал, что «такие объёмы аварийного жилья не соответствуют возможностям бюджетной системы».

- Поэтому власти города перекладывают всю ответственность на застройщиков по принципу «хочешь строить — расселяй», - добавляет Юлия Михалицына. - Чиновникам без разницы, что, как, почему, только бы отчитаться перед руководством города, области и страны. А о людях никто из них вообще не думает. Я уже не говорю про качество жилья, предоставляемого взамен ветхого, – оно вообще никакое, сколько телесюжетов снято об этих разваливающихся домах! Власти не могут обеспечить даже элементарную безопасность граждан, живущих в «аварийках». Вы представляете, в каком состоянии сейчас находятся жители деревянных домов по всему Екатеринбургу? У нас в Ватсапе есть сообщество активных граждан из разных районов города. Они боятся, что их могут поджечь ночью и никто их не спасёт. 

Жильцы ветхих и аварийных домов вполне справедливо полагают, что государство должно наконец-то выработать юридические механизмы их защиты от недобросовестных застройщиков. Кроме того, необходимо найти оптимальные способы переселения людей из старого жилья без ущемления их законных прав и интересов. Какие пути выхода можно предложить из сложившейся ситуации, читайте в следующих номерах «ОГ». 

Важно

По информации администрации Екатеринбурга на начало апреля 2020 года, дом на ул. 40 лет Октября, 39 аварийным и подлежащим сносу в установленном порядке не признавался. Решение об изъятии для муниципальных нужд не принималось. Администрацией района с нанимателями четырёх жилых помещений, заключены договоры социального найма, 12 жилых помещений приватизированы. Информацией о гражданах, проживающих без правоустанавливающих документов, администрация района не располагает.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

  • Опубликовано в №89 от 22.05.2020 под заголовком «Третий месяц в осаде».
Областная газета Свердловской области