Темы дня

Пожар как символ толерантности: в Париже пылал в огне Нотр-Дам-де-Пари

Пожар в соборе Нотр-Дам-де-Пари (Парижской Богоматери)

Владимир Путин выразил соболезнования французскому народу в связи с пожаром в соборе Парижской Богоматери и предложил помощь лучших российских специалистов в его реставрации

Выдающийся христианский и исторический памятник готической культуры собор Парижской Богоматери был объят пламенем в течение почти 10 часов. Во время пожара обрушился шпиль Нотр-Дама и выгорело больше половины крыши. Теперь на его реставрацию понадобится от пяти до нескольких десятков лет. Огонь возник на шпиле собора – там, где шла реставрация, и ремонтные работы вели приезжие из других стран – люди, для которых этот памятник и христианство не имеют никакого значения.

В огне

Первые сообщения о пожаре в Нотр-Дам-де-Пари стали поступать в 18:50 по местному времени (19:50 Москвы). Языки пламени возникли на шпиле собора, который уже давно был в аварийном состоянии. Внутри шпиля стояли деревянные леса высотой до 100 метров, не обновлявшиеся с 1930 года. Когда шпиль загорелся, огонь быстро перекинулся на деревянный каркас крыши собора и строительные леса вокруг неё.

– Собор Парижской Богоматери в огне. Вся нация переживает. Я мысленно со всеми католиками и всеми французами. Мне, как и всем моим соотечественникам, грустно видеть, как сгорает эта часть нас, – написал в своём твиттере президент Франции Эмманюэль Макрон.

Сотрудники собора объявили, что самые важные реликвии удалось спасти: тунику святого Людвига, несколько полотен, а главное – терновый венец. Он попал в Париж в XIII веке, привезённый из Крестового похода, и хранился в Нотр-Даме – его показывали пастве каждый месяц, а во время Великого поста – каждую пятницу. Конечно, человек, спасший от огня терновый венец Господа, сейчас должен быть особенно отмечен за этот подвиг. Между тем судьба иконы Владимирской Богоматери, которую подарил патриарх Алексий II во время визита в Париж в 2007 году, пока неизвестна.

17 марта в столице Франции уже горела старинная церковь Сен-Сюльпис, построенная в XVII веке, – она считается второй по величине после собора Парижской Богоматери. Тогда огонь охватил одну из дверей в соборе, а потом перекинулся на лестницу. Пожарные успешно справились с возгоранием, но правоохранительные органы начали расследование для установления точных причин происшествия.

– Пожар в соборе Парижской Богоматери сразу напомнил мне о пожаре в Доме контор в 70-е годы в Екатеринбурге, когда целый этаж сгорел по вине неосторожно покуривших там рабочих. И в пожаре в соборе Нотр-Дам-де-Пари тоже, скорее всего, нет злого умысла – просто глупость и недальновидность ремонтников, – прокомментировал «Облгазете» директор института финансов и права Уральского государственного экономического университета доктор экономических наук Максим Марамыгин. – В Европе сегодня много мигрантов, зачастую выполняющих работу, в которой они не совсем компетентны.

«Париж стоит мессы»

Многим известно это крылатое выражение, которое приписывают Генриху Наваррскому. Слова эти лидер французских протестантов якобы произнёс после того, как в 1593 году принял католическую веру, чтобы стать королём Франции и основать династию Бурбонов. Фраза стала крылатой: её используют для оправдания морального компромисса по принципу «ты мне, я тебе». Но, увы, этот пример отхода от своей веры стал не последним.

И до Генриха Наваррского, и после него христианская церковь пронизывала все сферы жизни средневекового человека. Религиозность была краеугольным камнем общественных отношений. Один за другим основывались монастыри, которые стали центрами не только духовного, но и светского образования, науки и искусства

Но в современном западном обществе всё переменилось. В Европу хлынули миллионы мигрантов из стран Африки и Ближнего Востока. Под прикрытием политики толерантности и мультикультурализма европейские державы именно мигрантов используют на всех черновых работах – там, где коренные европейцы не желают прикладывать своих рук. Но многие из приезжих относятся к христианству зачастую враждебно: и виноваты в этом сами европейцы, которые в погоне за тотальной свободой стали забывать о своих корнях… А единичные голоса протеста общество не желает слышать. Малоизвестный факт, но в мае 2013 года известный французский писатель Доминик Веннер в знак протеста против легализации однополых браков покончил с собой именно перед алтарём собора Парижской Богоматери…

На протяжении 9,5 часа, что горело здание собора, жители и гости Парижа снимали всё происходящее на смартфоны и выкладывали записи с языками пламени в Интернет. Да, многие французы на площади перед собором встали на колени и пели молитву «Аве Мария». Однако делали они это глядя, как горит сердце их Родины. И никакой помощи в тушении пожара они не оказали – наоборот, толпы людей мешали проезжать пожарным по узким улочкам центральной части города.

Но всё же самое кощунственное – отношение к пожару тех, кто тысячами ставил лайки под этими видеороликами. Ни одному нормальному человеку не придёт в голову положительно оценивать любой пожар. Но сегодня сами нормы оказались в дыму горящего собора, размывшего ясные границы между добром и злом.

Хрупкое величие

Британская газета «The Independent» написала: «Казалось, что когда рухнул шпиль, вместе с ним рухнул весь мир».

– Без всякого злорадства (уточню, постараются ведь всё равно углядеть), ибо Собор Парижской Богоматери не только французское достояние, но и всего человечества – пожар этот очень символичен. И символ кризиса Веры, и символ «новой Франции», где главную религиозную святыню ремонтировали люди, никакого отношения ни к христианству, ни к той «старой Франции» не имеющие, и символ бессилия современного развитого общества перед банальным, тысячи лет знакомым людям бедствием, – написал в своём фейсбуке известный российский писатель-фантаст Сергей Лукьяненко.

Горько, да только удивляться тут нечему: если всю черновую работу выполняют новые рабы «золотого миллиарда» (так называют себя жители процветающего Запада). Ведь они работают не для процветания страны, в которую прибыли.

Вобщем-то, именно так ведь погибли  цивилизации прошлого. Великий пожар Рима 64 года, описанный историком Тацитом, начался как раз в кварталах, населённых рабами и нелегальными мигрантами. Ничего нового. Десятки тысяч беженцев с Востока не считают Францию своим вторым домом. Неудивительно, если на смену толерантности придёт ближневосточный диктат, а христианские ценности Европы навсегда уйдут в прошлое. Соборы случайно не горят. Встаёт вопрос: а случайно ли соборы не строятся?

– Не по-соседски и не по-братски говорить ближнему, что у него в доме что-то сгорело, – говорит руководитель отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Екатеринбургской епархии протоиерей Максим Миняйло. – Мы искренне сочувствуем жителям Франции и выражаем им нашу поддержку, чтобы они не падали духом и вернули этот памятник мировой культуры обществу.

СПРАВКА «Облгазеты»

Собор Нотр-Дам-де-Пари (Парижской Богоматери) – кафедральный собор архиепархии Парижа. Возводился по инициативе парижского епископа Мориса де Сюлли с 1163 по 1345 год.

Высота – 35 метров, длина – 130 метров, ширина – 48 метров, высота колоколен – 69 метров, вес колокола Эммануэль в южной башне – 13 тонн, его языка – 500 кг.

Обретению славы и спасению собора Парижской Богоматери от разрушения во многом способствовал одноимённый исторический роман Виктора Гюго, опубликованный в 1831 году.

  • Опубликовано в №68 от 17.04.2019
Областная газета Свердловской области
.