Темы дня

Соблюдение Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний контролирует Артинская геофизическая обсерватория

Старый бункер на Артинской геофизической станции,

Старый бункер на Артинской геофизической станции, из которого вся информация по сейсмической обстановке в конечном итоге поступала в Вену. Фото: Алексей Кунилов

В феврале США в одностороннем порядке приостановили своё участие в Договоре о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), который Горбачёв и Рейган подписали в 1987 году. Именно тогда Рейган заключил этот процесс сказанной по-русски фразой: «Доверяй, но проверяй!». Непредсказуемость нынешней администрации США вызывает большую озабоченность. Дело в том, что 183 страны подписали другой очень важный договор от 1996 года – о Всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) – кроме Индии, Пакистана и Северной Кореи. А вдруг воинственные настроения в США возобладают, и страна в одностороннем порядке выйдет и из этого договора?

ПОЛНЫЙ ЗАПРЕТ 

Даже если США возобновят подземные ядерные взрывы для совершенствования боезарядов, тайно это сделать не получится: 120 сейсмических станций в мире ведут постоянный мониторинг сейсмической обстановки, и вся информация с 12 российских сейсмостанций стекается в Центр единой геофизической службы РАН в Обнинске, а затем в Вену, в штаб-квартиру Организации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Задействовалась в системе международного контроля и наша Артинская геофизическая обсерватория Института геофизики УрО РАН под номером AS-85 в перечне участвующих в программе сейсмостанций. 

Сейсмометры – датчики станции – находятся в специальном бункере, куда попасть можно только через тяжеленный металлический люк, который закрывается на большой висячий замок. Там, внизу, – очень дорогая аппаратура, поэтому и обнесёно это место ещё и забором из металлической сетки с пущенной по ней колючей проволокой. Спускаемся вниз по металлическим лесенкам. Строил бункер ещё в советское время стройбат, поэтому всё сделано крепко. Посреди бункера – своеобразный бетонный блок, на котором и установлены датчики.

Артинская геофизическая обсерватория
На бетонном столе – чувствительнейшие сейсмометры. Провод от одного из них идёт к преобразователю аналогового сигнала в цифру. Фото: Алексей Кунилов

– Здесь использован бетон особой прочности, – рассказывает заведующий обсерваторией кандидат минералогических наук Олег Кусонский. – Его проверяли американцы особым прибором. Бетонный блок толщиной в один метр установлен на скале и закреплён специальными болтами – это непременное условие любой сейсмостанции. Глубина бункера – шесть метров, тут нет строгой заданности, просто скала была на такой глубине. На плите установлены сейсмометры, один сейчас в работе, остальные в резерве. От рабочего датчика идёт провод к преобразователю сигнала в цифровой формат и дальше – на мониторы и в память сервера. С появлением компьютеров надобность в сейсмографах с бумажной лентой отпала.

Артинская геофизическая обсерватория
Как вы думаете, что это за экспонат в музее обсерватории? Специальный фотоаппарат. Фото: Алексей Кунилов

В бункере прохладно, но требований по температуре нет – лишь бы плюс был. Есть вентиляция, система отопления. Между двойных стен – коридор, своеобразный термос получается. А ведь я встречался в 1988 году с американскими физиками, приезжавшими сюда. Весёлые были ребята. Приехали с надувным глобусом. Очень им нравились наши АН-2, тогда они ещё летали, а аэропорт был прямо перед обсерваторией. Тогда уже шла подготовка к заключению Договора о запрещении ядерных взрывов под землёй, и они приехали, чтобы смонтировать и настроить свою аппаратуру. Аналогичную работу проводили и наши геофизики в странах ядерного клуба.

Скорость прохождения колебаний земной коры после подземного взрыва или землетрясения – 3–5 километров в секунду, и случись что, об этом сразу узнают геофизики. В прошлом году Центр единой геофизической службы РАН решил, что в Артях для их аппаратуры стало шумновато, и отстроил в 10 километрах от Артей в деревне Волково новый бункер.

Артинская геофизическая обсерватория
Новый бункер Центра единой геофизической службы РАН. Вся информация передаётся в Обнинск по спутниковой связи. Фото: Единый геофизический центр РАН
сейсмостанция
На новой сейсмостанции в деревне Волково стоит точно такая же плита, а вот аппаратура установлена уже другая. Фото: Алексей Кунилов

ЗАЩИТНИК-ИОНОСФЕРА

– У нас есть сейсмограмма землетрясения под Катав-Ивановском в ночь с 4 на 5 сентября прошлого года, – продолжает Олег Александрович. – Оно было полной неожиданностью для учёных.

– Мы когда-нибудь научимся их прогнозировать?

– Что касается землетрясений – нет. Прогноз магнитных бурь, если вовремя заметим вспышку на Солнце, возможен, если пучок солнечной плазмы пролетит близко от Земли или приблизится к ней. Но не стоит преувеличивать влияние магнитных бурь на человека, в трамвае электромагнитных волн гуляет значительно больше.

Артинская геофизическая обсерватория. Сейсмограмма
Сейсмограмма землетрясения под Катав-Ивановском в ночь с 4 на 5 сентября прошлого года. Фото: Алексей Кунилов

Одно из основных направлений научных исследований Артинской обсерватории – изучение магнитного поля Земли. Оно бесценно для поиска полезных ископаемых. У разных полезных залежей – разная плотность и структура, значит, и магнитное поле разнится. 20 сотрудников обсерватории каждое лето выезжают в горы для разведки с помощью магнитометров.

Другое важное направление – изучение процессов, происходящих в ионосфере. Ионосфера защищает Землю от космических лучей, здесь проходят все виды радиосвязи. Каждые 15 минут в космос выстреливается радиоимпульс, потом возвращается и «докладывает», что происходит на высоте 100, 200, 300 километров и выше.

  • Опубликовано в №091 от 29.05.2019 под заголовком «Доверяй, но проверяй»
Областная газета Свердловской области
.