Темы дня

Россияне могут полететь на Венеру раньше, чем на Марс

ЗАТО Звездный городок, Центр подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина. космонавт из Екатеринбурга Сергей Прокопьев показывает копии и макеты действующих космических кораблей, где проходят подготовку космонавты Роскосмоса. 10 апреля 2019 г.

Сергей Прокопьев будет на орбите в год 300-летия Екатеринбурга. Чтобы записать поздравительный ролик к юбилею родного города, он возьмёт на МКС символику уральской столицы. Фото: Владимир Мартьянов

В конце прошлой недели Екатеринбург посетил уральский космонавт Сергей Прокопьев, который через год отправится во второй полёт на Международную космическую станцию. В интервью «ОГ» наш земляк рассказал о подробностях новой экспедиции, создании аэрокосмического научно-технического центра в Верхней Пышме и возможностях колонизации Венеры.

В космос со спутницей

– Сергей, вы уже начали готовиться к предстоящему полёту?

– Да. Решением госкомиссии я назначен командиром основного экипажа 68-й длительной экспедиции на МКС, которая отправится к станции осенью 2022 года. Вместе со мной полетит единственная женщина-космонавт в нашем отряде Анна Кикина и, в зависимости от ситуации, бортинженер №2 Дмитрий Петелин из Челябинска или американский астронавт Лорал О'Хара. Всё будет зависеть от того, к каким договорённостям придут Роскосмос и НАСА по составу экипажей и полётам наших космонавтов на кораблях Crew Dragon. У обеих сторон есть понимание, что экипажи должны быть всё-таки международными. В случае экстренного покидания одного корабля станции, оставшийся экипаж должен состоять из представителей разных космических агентств - Роскосмоса и НАСА. Тогда российский и американский сегменты МКС не останутся без присмотра.

– Подготовка к полёту с женщиной отличается от привычного регламента или поблажек им не дают?

– У них те же самые задачи, что и у мужчин. Сейчас очень много случаев, когда астронавты выходят в открытый космос полностью женскими экипажами. Я уверен, что наши девушки не слабее, чем американки. Тем более, что всё больше представительниц прекрасного пола хотят поступить в отряд.

– Какие задачи будут стоять перед вами во время второго полёта?

– Очень много работы ждёт нас на российском модуле «Наука», который успешно пристыковался к МКС в конце июля. На нём находится новое оборудование, которое нам нужно будет интегрировать в станцию. В частности, там есть робототехническая рука ERA, которую ещё предстоит запустить. Для этого наш экипаж должен совершить 3–4 выхода в открытый космос. Возможно, один из них состоится исключительно женским составом – вместе с Анной Кикиной за пределами станции будет работать кто-то из американского сегмента МКС.

– Не боитесь неполадок в работе модуля «Наука», которые преследуют его уже второй месяц?

– Космонавтика – достаточно серьёзный вид деятельности, всегда есть какие-то отклонения от нормы, которые космонавты должны устранять и нивелировать. Это обычная ситуация не только у нас, но и у других космических агентств, поэтому мы всегда готовимся к устранению нештатных ситуаций. Без этого не бывает: система, которую мы эксплуатируем, слишком сложна, чтобы всё проходило гладко. И тем не менее, со всеми этими неполадками модуль долетел до МКС. Сейчас наши космонавты подключают все необходимые системы «Науки». Этот процесс идёт по плану, радует то, что всё работает.

– А как быть с микротрещинами в других российских модулях «Заря» и «Звезда»?

– Как сказал генеральный конструктор РКК «Энергия» Владимир Соловьёв, станция не молодеет, потому что ресурс этих модулей был 15 лет, но МКС работает уже более 20 лет. И оборудование внутри тоже не молодеет. Поэтому требуются усилия, чтобы всё это преодолеть. Но, как видите, мы уже практически два года летаем с небольшими утечками воздуха, и ничего страшного не произошло – всё работает штатно.

Жизнь на Венере

– Полтора месяца назад космонавт Олег Артемьев в интервью «ОГ» рассказал, что в отряде ввели вертолётную подготовку. Для чего это было сделано?

– Это продолжение научного эксперимента, который проводили в СССР, чтобы выяснить, сохраняются ли ранее приобретённые навыки пилотирования у людей, которые долгое время провели в космосе. Вертолётная подготовка у нас идёт уже второй год. Выбраны космонавты из среды лётчиков и инженеров, учёные хотят понять их способность к управлению вертикально садящимися аппаратами – они будут применяться при посадке на Луну. В 1984 году космонавт Игорь Волк после 11-дневного полёта в космос вернулся на Землю, сразу же сел за штурвал вертолёта и долетел от Байконура до Ахтубинска. А вот как полугодовой полёт скажется на навыке пилотирования, это уже интересно.

– Всё это нацелено на высадку россиян на Луну в 2030 году, как говорил глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин?

– Безусловно. Это подготовительный этап, чтобы понимать, как должны выглядеть спускаемые аппараты и как они будут управляться для посадки на различные поверхности Луны, Марса и других планет.

- Насчёт полёта на Красную планету пока ничего не известно?

– Марс – это больше вещь для пиара. То, что хочет сделать Илон Маск, собираясь отправить туда к 2050 году миллион человек, это утопическая идея. Мы всё-таки должны сначала понять, как мы можем жить на других планетах, развивая свои лунные станции с постепенным переходом на Марс, а может быть и Венеру. Надо сначала научиться жить в сложных и опасных условиях Луны, чтобы в случае какой-то нештатной ситуации мы могли быстро помочь или эвакуировать людей. Нам сама Вселенная предоставила хорошую возможность в виде спутника Земли, чтобы отработать новые технологии на ней, а не замахиваться сразу же на дальний космос, где помочь экипажу точно никто не сможет. Надо начинать поэтапно, но уверенно.

– На Венеру тоже возможны полёты космонавтов?

– Есть такой вариант. Венера тоже очень хорошая планета в плане её возможного освоения: по данным учёных из Института космических исследований РАН, на ней возможно наличие жизни в более сложных формах, чем микроорганизмы. Там, конечно, ядовитая атмосфера и высокая температура, но человечество и технологии не стоят на месте. При желании мы научимся подгонять под нужные условия даже газовый состав планеты. Это звучит, как фантастика, но я уверен, что мы к этому придём. Собираемся же мы улучшить атмосферу на Марсе – увеличить и давление, и создать защиту от радиации. В этом плане я бы сказал, что перспективы у Венеры даже больше, чем у Марса. Роскосмос о ней никогда не забывает: мы были первыми, кто в 1961 году запустил к Венере первую в мире автоматическую межпланетную станцию, а в 2029 отправим туда аппарат «Венера-Д» с посадочным модулем. Наша наука уже научились вызывать дожди в пустыне и запускать батискафы на огромную глубину в океане, почему бы не применить эти знания на Венере?

Музей космоса

– Этим летом вы должны были открыть в музее военной техники УГМК в Верхней Пышме аэрокосмический научно-технический центр для детей и молодёжи. Но этого не случилось. Почему?

– Центр обязательно откроется этой осенью – затянулись подготовительные работы. Он будет состоять из планетария с большим куполом диаметром восемь метров, музейного комплекса и научного центра для обучения школьников и студентов техническим дисциплинам – робототехнике, ракетостроению и другим областям знаний. Центр станет точкой притяжения для молодых ребят, которые в дальнейшем будут поднимать космический статус Среднего Урала и работать на благо страны в НПО автоматики и других ракетно-космических предприятиях. Не менее важно и то, что у нас в регионе наконец-то появится свой планетарий взамен того, который закрылся в кинотеатре «Салют» полтора года назад. Большие надежды мы возлагаем и на музей космоса: в Москве Музей космонавтики является одним из самых посещаемых в России, в прошлом году число его посетителей перевалило за 750 тысяч. Почему бы у нас не сделать что-то подобное, ведь все возможности для этого есть.

– Вы уже передали в дар музею свой скафандр и перчатки, которые были с вами в первом полёте. Какие ещё экспонаты можно будет увидеть на новой выставочной площадке?

– Сейчас идут переговоры с Роскосмосом, чтобы он передал в дар музею спускаемый аппарат космического корабля «Союз», на котором я вернулся на Землю вместе с моим экипажем. Там же будет вездеход «Синяя птица», на котором поисковые группы встречают космонавтов в казахстанской степи. УГМК – солидная компания, она может позволить себе дорогие приобретения. Возможно, что коллекцию музея пополнит настоящий корабль «Буран» и другие редкие образцы космической техники. Но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, поэтому давайте дождёмся открытия музея.

  • Опубликовано в №164 от 07.09.2021

Сюжет

60 лет в космосе
Рассказываем о наших космических земляках.

Областная газета Свердловской области