Темы дня

Как пересечь Южный океан: детали экспедиции Фёдора Конюхова

Оскар Конюхов

Оскар Конюхов на карте показывает нам маршрут Фёдора. В том месте, куда он указывает, Оскар и его команда будут пытаться «встретить» Фёдора. Фото: Александр Козик

Руководитель штаба экспедиции Фёдора Конюхова – Оскар Конюхов - уже вылетел для организации встречи на мысе Горн. А мы тем временем продолжаем рассказывать о его невероятном путешествии через Южный океан. Вокруг путешествия Конюхова очень много скептиков, которые уверяют, что человек не способен выдержать тотальное одиночество. Лодка – восьмиметровые волны, а грести более 140 дней попросту невозможно. Про крепость лодки и борьбу с одиночеством «ОГ» рассказала в предыдущих сериях нашего проекта. Настала пора пояснить, как совершаются длительные переходы через океан, в чём их специфика, какие факторы необходимо учитывать.

Другие выпуски проекта: Как устроена лодка? Как Конюхов преодолевает одиночество? Что Фёдор ест?

Когда мы встретились в штабе Конюхова, Оскар прежде всего проверил координаты и нанёс на настенную карту отметку о пересечении лодкой очередного градуса. Конечно, у штаба всё фиксируется в электронных картах, но Оскар признаётся – очень приятно вот так видеть на стене, сколько Фёдор уже прошёл и сколько ему осталось.

Расчёт на тактику и погоду…

… Именно это сейчас, по словам Оскара, самое главное. Лодка шла на северо-восток, и тут Фёдора подхватывало течение Гумбольдта, которое уносило его в ненужную сторону.

– Мы это течение очень хорошо знаем – Фёдор его использовал, когда шёл на вёсельной лодке из Чили в Австралию. Оно очень мощное, идёт до Перу и потом поворачивает. Этим же течением пользовался Тур Хейердал, когда шёл из Перу на французскую Полинезию, оно позволило ему за сто дней пересечь Тихий океан. Но сейчас оно, наоборот, мешало, затаскивало Фёдора в очень напряжённое побережье Чили.

Оскар каждый день наносит на настенную карту отметку о пересечении лодкой очередного градуса. Фото: Александр Козик

… Но с севера подоспел западный ветер, а ветер сильнее, чем течение. Ветер «задавливает» Фёдора на 54–55 градус южной широты, а здесь уже его подхватывает течение Западных Ветров (или циркумполярное течение), которое буквально затягивает его в пролив Дрейка. Если суметь им воспользоваться, дальше течение сделает своё дело.

«Океан начал шуметь по-другому, не так, как все эти дни, – писал об этом Фёдор на 137-й день путешествия. – Уже чувствуется течение. Я ощущаю, как лодку начинает засасывать в лейку пролива Дрейка. Ветер тоже развернулся на попутный». К началу мая, по расчётам Конюхова, весь архипелаг Огненная Земля должен остаться с севера.

– Я ходил с Фёдором в тех широтах под парусом, – рассказывает Оскар. – И когда мы мыс Горн обогнули, бросили бутылку с посланием: «Мы – международный экипаж, 12 февраля 2009 года обогнули мыс Горн. Яхта «Алые паруса», держим курс на Фолкленды. Кто найдёт эту бутылку, просьба позвонить или написать». Через три года бутылка всплыла под Аделаидой (Австралия). Нам позвонили и прислали фотографии с нашими визитками, которые мы вместе с письмом вложили в бутылку из-под шампанского. Тогда мы попросили одного из наших матросов, австралийца Марка, съездить туда, познакомиться с людьми, которые выловили наше послание. Он нашёл их, теперь мы друзья на Фейсбуке. Они рассказали, что отец нырял на пляже за ракушками и нашёл бутылку.

Я к чему это говорю – теоретически можно просто лечь в лодку и через три года течение тебя принесёт к берегу в нужном направлении. Только вот что будет с человеком за эти три года… Фёдор рассчитывал на 100–120 дней, а уже, по нашим расчётам, будет минимум 150. Он от Чили до Австралии ходил за 160 – там 9 тысяч морских миль. Тут – 6… Маршрут меньше, а срок примерно тот же самый. Вот чем переход в Южном океане в циклонических условиях при отсутствии постоянного попутного ветра, попутной волны отличается от перехода в попутных ветрах – пассатах, – заключает Оскар…

«А на гребном канале Москвы…»

– Очень много в соцсетях диванных экспертов, которые рассуждают: как он там в океане гребёт? Мы вот на гребном канале Москвы в Крылатском гребём, потом спина у нас болит, – рассказывает Оскар. – Хочется, чтобы прежде чем комментировать, люди чуть поинтересовались, поискали бы, и узнали, что есть классические маршруты пересечения океанов – они идут почти всегда в пассатах. Да, Колумб пересекал Атлантику за 35 дней – под парусом, а сегодня на вёсельной лодке люди пересекают за 30 дней. Скептикам не верится. Но, во-первых, лодки углепластиковые, лёгкие. А у Колумба была каравелла с прямыми парусами. Да ещё и гружёная – козы, свиньи, три запасные мачты… Понятно, он шёл три узла. Во-вторых, сегодня все пользуются попутным ветром и попутным течением. Они хорошо изучены и без этих фундаментальных знаний никто не отправляется наугад пересекать океан.

Об этой специфике перехода рассказывает и сам Фёдор: «В пассатах ветер может дуть от Канарских островов до Антигуа в одном направлении и на протяжении месяца. Соответственно, ветер, волна, течение – всё в одну сторону. В Южном океане циклонические системы закручиваются по часовой стрелке — если ты идёшь на парусной яхте по 300–350 миль за сутки, ты можешь двигаться с этим циклоном с запада на восток. А на вёсельной лодке из-за низкой скорости циклон проходит через тебя».

– То, что сейчас делает Фёдор – это очень нетипично, – поясняет нам Оскар. – Циклоны бывают каждую неделю, а то и по два циклона, они закручивают лодку, он вот такими спиралями и идёт. И здесь не надо упираться, как на гребном канале Москвы. Надо уметь выживать, быть в этой стихии, чувствовать её. Не физическая сила решает.

«Тем, кто пишет, что не верит, что я здесь, в Южном океане – что я вам могу сказать? – написал однажды Фёдор в одном из своих сообщений с борта «Акроса». – Этот поход потребовал от меня всего жизненного и духовного опыта. Если бы вышел в этот путь молодым, не прошёл бы и половины маршрута. В этом походе физическая сила имеет второстепенное значение, какая физическая сила человека может противостоять Океану? Тут можно выжить только слившись с ним, с потоком энергии волн и ветра».

– Этот сезон оказался не очень удачным в плане попутных ветров, – говорит Оскар, – но он удачен для сегодняшнего дня, потому что Фёдор жив и здоров. И держит курс на мыс Горн.

«Пятый океан» 

Южный океан — условное название вод трёх океанов: Тихого, Атлантического, Индийского, окружающих Антарктиду и выделяемых как «пятый океан». Принятая площадь Южного океана 20,327 млн км² (между побережьем Антарктиды и 60-й параллелью южной широты). Наибольшая глубина – 8 264 м, средняя глубина — 3 270 м.

Согласно статистике общества океанских гребцов, было 500 успешных переходов через океаны, и 276 – неудачных. За всю историю переходов на вёсельных лодках через океаны никому не удалось пересечь Южный океан и обогнуть мыс Горн на вёсельной лодке.

Оскар Конюхов показывает, где будет финишировать Фёдор Конюхов. Фото: Александр Козик

Тем же маршрутом 

Попытки пройти этим маршрутом уже были, но они не увенчались успехом. Джим Шекдар прошёл до Чатема, где его спасли. Предыдущее достижение принадлежало французу Джозефу Ле Гуэну, он прошёл 59 дней – 1 700 миль… И англичанин Оли Хикс пытался, но у него тоже не получилось. (ссылка на статистику: https://konyukhov.ru/otvety-na-vashi-voprosy/). Подробнее о попытках пересечения океана мы рассказывали в номере от 8 февраля.

Те, кто пойдут этим маршрутом следом за Конюховым, будут знать, что выходить надо не в первый месяц лета, а вот сейчас, в апреле (в том полушарии будет октябрь), – говорит Оскар. – Чтобы ты шёл, и лето тебя настигало. Фёдор пошёл в разгар лета – да, ему было комфортно, и переходы у него были большие, и сейчас его настигает зима, а это всегда неприятные сюрпризы от погоды, шторма.

  • Опубликовано в №76 от 27.04.2019

Сюжет

Фёдор Конюхов: кругосветный переход на вёсельной лодке в Южном полушарии
Фёдор Конюхов в одночку пересекает Южный океан на вёсельной лодке "Акрос". "Областная газета" рассказывает о деталях уникальной экспедиции, публикует дневники Фёдора комментарии его сына, руководителя экспедиционного штаба Оскара Конюхова.

Областная газета Свердловской области