Темы дня

«Фёдору Конюхову в океане можно рассчитывать только на себя»

Фёдор Конюхов, 28.04.2019: «С Праздником всех православных христиан! Слава Богу, что позволил нам дожить до этого дня. Хотел я быть на берегу в этот день, но не смог добраться Данные сайта konyukhov.ru

Фёдор Конюхов, 28.04.2019: «С Праздником всех православных христиан! Слава Богу, что позволил нам дожить до этого дня. Хотел я быть на берегу в этот день, но не смог добраться Данные сайта konyukhov.ru

Случилось радостное событие: получены первые видеокадры Фёдора Конюхова. Самолёт Чилийской морской авиации обнаружил лодку «Акрос» в 460 милях от мыса Горн в координатах 53’45 южной широты и 80’00 западной долготы. Полёт совершался в рамках патрулирования района Южного океана.

«Прежде чем я услышал звук приближающегося самолёта, на борту сработал alarm – звуковое оповещение на эхоответчике. Я выбрался на палубу, услышал звук самолета, резко из-за облаков вынырнул самолёт. Облачность низкая, моросящий дождь. С первого захода самолёт меня не заметил, прошёл мимо. На втором круге он меня заметил, подвернул и стал заходить точно на меня и включил посадочно-рулёжные фары. (…) Самолёт всё это время делал круги вокруг лодки, удаляясь и возвращаясь, скорость большая, но вертолёт сюда не долетит, до мыса Горн 460 морских миль (828 километров). Спасибо Armada de Chile за такой визит. Это первые люди, которых я увидел с момента старта от берегов Новой Зеландии. 141 день я не видел ни кораблей, ни самолётов. Пилоты — профессионалы, в такую погоду и так далеко вылетать в Южный океан. Огромное уважение вызывает такая работа», – описывает этот эпизод сам Фёдор.

Надо отметить, что военная авиация искала Фёдора не ради видеосъёмки: для них это сложная задача, и они оттачивают навыки обнаружения небольших предметов на поверхности Южного океана, для них это своеобразные учения. Но в результате такой тренировки мы имеем шанс увидеть, что Фёдор жив, здоров, хоть и сильно похудел (видео можно посмотреть на нашем сайте).

…До финиша уже менее 500 миль, но сейчас долететь до «Акроса» может только самолёт. Возникает вопрос – а если вдруг случится нештатная ситуация, как Фёдора будут спасать? И как долго будет идти помощь? Напомним, все сектора мирового океана поделены между странами на зоны ответственности. До 130 градуса – ответственность Новой Зеландии, от 130 – и до мыса Горн – Чили. Ну вот представим – он на 130-м градусе. Три тысячи морских миль до Чили – больше пяти тысяч километров…

– Помощь будет идти очень долго, – рассказывает Оскар Конюхов, руководитель экспедиционного штаба Фёдора Конюхова. – Вертолёт не долетит – он летает на расстояние 350 километров, ну с дополнительными баками – 500. Всё. Долетит только самолёт, но на такой скорости он не сможет эвакуировать – максимум, обнаружить и сбросить спасательный плот. Выжить на плоту очень тяжело: при таком ветре его будет просто катить и переворачивать. Да, там есть специальные карманы, куда набирается вода для устойчивости, они очень глубокие и служат как киль, но в Южном океане и они не спасают. Заливает, укачивает страшно, холод – ну сколько ты продержишься на плоту? Поэтому, как говорят моряки и спасатели, лучше стоять на топе (вершине. – Прим. «ОГ».) мачты, чем перебираться в спасательный плот. Вода близка к нулевой температуре, ну, может быть, плюс два – плюс четыре градуса. Что ты сделаешь, выпав за борт при такой температуре? (Да, находясь в открытой части лодки, Фёдор обязательно пристёгивается. Но даже это в шторм может не спасти гребца. Для примера – история из практики гребца Саймона Чока. При переходе через Атлантический океан с борта его вёсельной лодки волной смыло гребца — Майкла Джонстона. Он был пристёгнут, но удар был такой силы, что лопнул страховочный трос. Команда пыталась остановить лодку с помощью плавякоря, но сильный ветер и мощная попутная волна сделали своё дело — Майкла Джонстона (21 год) не нашли).

– Самолёт не спасёт, вертолёт не долетит. Но другие корабли?

– В Атлантическом океане статистика следующая: если ты подал сигнал «СОС», спасение придёт в течение 24 часов – за счёт оживлённости морских трасс (из Европы – в Америку, из Америки – в Африку… ) легко найти корабль, который быстро развернут к терпящему бедствие, они постоянно на радаре. В Южном и Тихом океане помощь будет идти… минимум 7 дней. От 100 градуса западной долготы и дальше, в сторону Новой Зеландии, в коридоре 40 – 60 градусов южной широты – там пусто, и такую картинку мы наблюдаем на протяжении многих недель. Я ходил с Фёдором из Новой Зеландии на мыс Горн в 2009 году под парусом. Шли 25 дней – айсберги видели, альбатросов видели, китов видели, корабля – ни разу. Мы идём и понимаем – да, вот включил ты «СОС». И что? Все идут через Панамский канал, через Магелланов пролив… Здесь просто нечего и некому возить. С Огненной Земли что-то везти в Новую Зеландию? Это можно сравнить даже не с пустыней, а с другой планетой – Марсом, например. Если нет ближайшего корабля, из порта Чили выйдет спасательный корабль. В день он будет проходить, скажем, по триста миль, то есть будет идти 10 дней (если повезёт с погодой). Мы все это понимаем. Чилийцы это понимают. Мы знаем, как спасали других. Когда такие люди, как Фёдор Конюхов, отправляются в такой поход, они понимают, что рассчитывать в океане можно только на себя.

Как отправиться в путешествие по Южному океану?

Начинается всё, конечно же, с подготовки проекта. Начальник штаба экспедиции Фёдора Конюхова – его сын Оскар говорит, что в одиночку это сделать невозможно. Поэтому с Фёдором работает целая команда лучших специалистов мира.

К примеру, технический консультант экспедиции — один из самых знаменитых гребцов англичанин Саймон Чок. Он семь раз переплыл Атлантический океан и два раза — Индийский, за что вошёл в Книгу рекордов. Саймон приезжал и в Австралию, чтобы настраивать лодку, а потом и в Новую Зеландию на «финальный тюнинг»: подключал все приборы. Только с такими экспертами можно замахиваться на подобные путешествия, случайных людей в океан на вёсельной лодке просто не выпустят.

– Попробуйте организовать старт из Новой Зеландии или из Чили на вёсельной лодке – вы столкнётесь с колоссальными административными трудностями, – поясняет Оскар. – Заявка подаётся за шесть месяцев, в нашем случае в «Чили Армаду» – в Чили это, грубо говоря, как наш ВМФ. В Новой Зеландии это Министерство транспорта и спасения на воде. В заявке должна содержаться вся информация на гребца, его биография, а также все сведения о лодке: чертежи, кто проектировал. Нашу лодку проектировал Филипп Моррисон, он же конструировал 90 процентов вёсельных лодок на планете.

Строила лодку английская верфь Rannoch Adventure (у них создавалось 80 процентов лодок, которые ходят в океане). Также специалисты обязательно оценивают оборудование, средства связи и спасения… Только после одобрения заявки был смысл отправлять лодку из Англии в Новую Зеландию, ведь путь этот занимает 50 дней на корабле, а стоимость перевозки – пять тысяч долларов в одну сторону.

Но и это ещё не всё. Дальше – несколько инспекций: первая – проверка приборов, вторая – выход на воду, затем оценивают средства спасения. И ещё один очень важный этап – проверка опреснителя. Также путешественник обязан в такую экспедицию взять с собой 200 литров воды – из расчёта два литра в день.

– Дальше мы подключаем наше посольство, прессу, – говорит Оскар. – Понимаете, такой проект надо продавливать, потому что разрешение получить очень тяжело. Чилийцы вообще практически никому не дают добро…

– Даже Фёдору Конюхову?

– Конечно. У них позиция такая – не пускать. Они сразу говорят: «Ребята, сто процентов придётся спасать». А стоимость спасательной операции – это деньги налогоплательщиков. Конечно, спасение Фёдора нами застраховано – речь идёт о 2 миллионах долларов. Но чилийцы справедливо отвечали нам, что, по опыту, такая спасательная операция может обойтись намного дороже – в пять-десять миллионов долларов… Ведь непонятно, какие корабли подключать, сколько самолётов выпускать. А если бы мы свой страховой полис делали больше, то уже сами не справились бы финансово… Такие нюансы.

После всех проверок – старт. Его сопровождает береговая служба, обязательно они же буксируют лодку в океан. После этого выдаётся сертификат, где отражены время, клиренс и т.д. Также береговая служба сопровождала лодку примерно один день, затем, когда Фёдор вышел примерно за 12-мильную зону, сотрудники службы возвращаются обратно в порт.

Каждый день гребец обязан присылать информацию о том, где он находится. Да, специальный буй посылает данные автоматом, но человек может выпасть за борт, а лодка будет дрейфовать и продолжать слать сигналы. Кроме того, шкипер, то есть Фёдор, обязан присылать каждый день мануальный (написанный от руки) отчёт. Только тогда будет ясно, что с человеком всё более-менее в порядке.

– Сначала Фёдора вели новозеландцы, и знали бы вы, с какой радостью они передали его в ответственность чилийцам!, – вспоминает Оскар.

  • Опубликовано в №77 от 30.04.2019

Сюжет

Фёдор Конюхов: кругосветный переход на вёсельной лодке в Южном полушарии
Фёдор Конюхов в одночку пересекает Южный океан на вёсельной лодке "Акрос". "Областная газета" рассказывает о деталях уникальной экспедиции, публикует дневники Фёдора комментарии его сына, руководителя экспедиционного штаба Оскара Конюхова.

Областная газета Свердловской области