Елена Левковец. Первая для чемпионов

,
Даже разговаривая с нами, Елена замечала всё происходящее на льду и в любой момент была готова поддержать и поставить на ноги. Фото: Алексей Кунилов

Даже разговаривая с нами, Елена замечала всё происходящее на льду и в любой момент была готова поддержать и поставить на ноги. Фото: Алексей Кунилов

Сразу два уроженца Свердловской области вышли в финал юниорской серии Гран-при по фигурному катанию. Это настоящий прорыв региона в парном катании. И вообще, помимо Юлии Липницкой и Максима Ковтуна, пора запомнить новые имена молодых звёзд фигурного катания с уральским характером. Почти все они выросли на екатеринбургском «Локомотиве» под руководством тренера Елены Левковец.

Мы встретились с ней незадолго до тренировки. Надевая в тренерской коньки, Елена Арнольдовна следила за заливкой льда. «У нас ещё два круга, чтобы пообщаться – успевайте». Но отпустить Елену так быстро мы не смогли, и продолжили наш разговор уже у бортика.

… На льду идёт тренировка фигуристок 2011–2012 годов рождения. Возможно, кого-то из них мы увидим на олимпийском пьедестале – но рядом будет стоять, скорее всего, фамилия другого тренера.

Кстати, мы ведём телеграм-канал о фигурном катании, где оперативно появляются все результаты, а также интересные материалы о спортсменах и тонкостях спорта. Присоединяйтесь! @kiss_and_cry_fk

С нас начинаются крупные успехи

– В Екатеринбурге сейчас «кадровый резерв» нашего фигурного катания. Здесь вырастают талантливые звёздочки, встают на конёк, а потом вы их отпускаете из гнезда в Москву и Питер. С одной стороны, всё понятно – сегодня фигурное катание сосредоточено в этих двух городах. С другой – неужели нет никакой возможности здесь, у нас, выращивать чемпионов, ведя их от первых шагов до мировых пьедесталов?

– Нет. Это иллюзия. Здесь сегодня условия оставляют желать лучшего. Начнём с того, что у нас 45 минут тренировка. Вот представьте – группа взрослых детей выходит на 45 минут, в группе 12 человек. Ну что можно сделать за эти 45 минут? Понятно, что мы грамотные тренеры, давно работаем в таких условиях. И мы планируем время, понимаем, что сегодня делаем одно, завтра другое, к концу недели всё это вместе соберём. Но в Москве и Санкт-Петербурге абсолютно другая ситуация. Там дети и учатся в интернатах, и времени на льду у них несопоставимо больше. Там есть возможности не просто заниматься спортом, а готовиться к крупным стартам.

У нас очень сложно совместить учёбу и тренировки. Нам министерство даёт муниципальный лёд в ЭКСПО. Это прекрасная возможность – он бесплатный, мы там с удовольствием тренируемся. Например, у меня там тренировки два раза в неделю в 8 утра. Но не все дети могут – у них школа…

Елена Левоквец: "С детьми мы сейчас вообще больше стараемся разговаривать. Именно теорию - для чего, зачем. Раньше такого не было. Дети стали другие - более грамотные, знают все элементы. Мы беседуем во время перерыва, чтобы понятно было им - для чего они сюда пришли". Фото: Алексей Кунилов

– Лёд – это одна из главных проблем в развитии фигурного катания сегодня. После Олимпиады в Сочи, когда выступала Юля и когда был бум популярности этого вида спорта, вы поднимали проблему недостатка катков. Катки обещали построить – и за четыре года это произошло.

– Катки построили, но фигурного катания там нет. Там хоккей. Иногда у нас есть возможность прийти на эти катки. Например, на Кировоградской открыли прекрасный каток – всё замечательно, отличный лёд, удобно. Мы очень радовались, когда нам давали эту возможность.

– Централизация фигурного катания – это ведь плохо для развития спорта?

– Но хорошо, что у нас вообще в принципе есть такие центры и такие тренеры, и в итоге наши детки впереди планеты всей. Пусть так. Это ведь значит, что мы здесь, на местах, хорошо работаем, закладываем азбуку, чтобы они дальше развивались. В конце концов, именно с правильно поставленной техники начинаются крупные успехи.

Даже когда Юлька пришла к Тутберидзе, Этери Георгиевна сказала, что ничего менять не надо, учить её нечему. Только усовершенствовать, развивать… Огранить алмаз. А база у неё прекрасная. База была заложена здесь, на этом льду.

– Но потом часто говорили, будто одна из проблем Юли – плохая техника. Будто ей пришлось у Тутберидзе заново учить все прыжки.

– Как всегда. Я уже к этому привыкла. Когда она стояла на пьедестале – Юля молодец. Я была на Олимпиаде, думала, трибуны рухнут после проката Юли – они тряслись! Люди стояли, плакали, кричали, хлопали, топали – это была невероятная народная любовь. И никто тогда не говорил, что у неё не та база, не та техника, ей надо что-то менять. А потом Юля упала – и всё. Тут же нашлись виноватые – аксель плохой, рёбра не те, не так в детстве научили. Все диванные эксперты сразу же выучили, как прыжки называются.

Легендарный прокат Юлии Липницкой. Олимпиада в Сочи, командные соревнования, произвольная программа.

– Про Макса Ковтуна тоже сейчас так говорят, ищут причину его неудач в неправильной технической базе.

– Макс – трёхкратный чемпион России. Он им бы не стал никогда, будь у него «неправильная база». Он абсолютно талантливый человек, созданный для этого вида спорта. Я видела, как он рос здесь, в «Локомотиве», видела его потенциал, его талант. Его отец до сих пор здесь работает тренером.

– В чём же тогда причина? Почему он не идёт дальше?

– Причина исключительно в голове. Надо разобраться, покопаться в себе, понять. Он ведь снова начал тренироваться, выглядит неплохо. Его неудачи – это психология, потому что он рождён очень талантливым человеком.

«Теперь – по кругу», – командует детям Левковец. На льду сразу несколько групп и достаточно шумно, но её воспитанники моментально слышат голос тренера.

Елена Левковец: "Я одиночница до мозга костей, и я сразу понимаю, у кого какие перспективы. Если вижу, что ребёнок вряд ли будет хорошо прыгать - главное его сразу направить: кого в пары, кого в танцы, кого в синхронное катание. Но все качества в принципе развиваются. Хуже, если нет ни качеств, ни желания у ребёнка". Фото: Алексей Кунилов

Благодарных – больше

– Вы становитесь первым тренером, но большинство наград фигуристы завоёвывают уже с другими наставниками. Как долго поддерживают с вами связь? Та же Юля – поддерживает?

– Очень по-разному все. Есть те, кто уходят благодарными. Есть те, кто считает, что им не всё дали. На самом деле, каждому ребёнку всегда отдаёшь одно и то же. Вот они, на занятии. Каждого учу одинаково. Конечно, у каждого есть индивидуальность – и в постановке программ, и в работе над собой, поэтому абсолютно одинакового подхода в принципе не может быть. Но в плане знаний каждый получает одинаково.

Знаете, я вот сейчас шла к вам по коридору – они навстречу бегут, обнимаются: «Елена Арнольдовна, мы вас любим». Отношения со всеми хорошие. Так что благодарных в итоге больше. С Юлей мы до сих пор поддерживаем связь. Мы с ней очень хорошо расстались.

– А когда Юля Липницкая принимала решение уйти от Тутберидзе к Алексею Урманову – не советовалась с вами?

– На тот момент нет. Потом мы и с ней общались, и с мамой. На тот момент даже принять решение было очень сложно, а уже тем более ещё об этом говорить. Это очень личное.

– До сих пор многие обсуждают поступок Евгении Медведевой, которая, судя по всему, «хорошо уйти» от Этери Тутберидзе не смогла…

– Как раз перед тем как вы пришли, мы с хореографом на эту тему говорили. Мы не знаем, что внутри. У них свой мир, и мы не знаем, что там произошло. Тренер сама это не комментирует, было лишь каких-то пару фраз брошено – и всё. У них своя жизнь.

– Как считаете, каковы шансы Медведевой с Орсером?

– Не знаю. Сложно переделать человека, когда он уже состоялся. Я не имею в виду, что она чемпионка мира, дело в другом – у неё есть стиль, свой конёк. И всё это сломать и переделать – сложно. Что-то добавить, внести туда, возвысить – может быть. На мой взгляд, после перехода к Орсеру у неё стало лучше скольжение, а вот вращения стали хуже – это сто процентов. Посмотрим, пока ещё очень мало времени прошло.

Прокат Евгении Медведевой на Autumn Classic International 2018. Короткая программа

– Роль родителей велика?

– Да.

– Говорили, что Юлю сделала прежде всего мама.

– Отчасти это так. Мама ей очень многое давала и направляла в нужный момент. Дело в том, что когда ребёнок маленький, нельзя ему сказать «не хочешь – не катайся». Надо мотивировать, воспитывать характер, направлять. И вот она направляла и настаивала. Потому что у Юли было много увлечений – ей очень нравились лошади, много всего другого, глаза разбегались.

– Юля сейчас создала свою «Академию чемпионов» вместе с Еленой Ильиных. Как к этому относитесь?

– Очень хорошо отношусь, радуюсь за неё. Она ведь закончила не на самой высокой ноте в спорте, но смогла найти в себе силы и нашла себя в новом виде деятельности. Юля приходила сюда, мы плакаты вешали, помогали ей с рекламой. Почему нет?

Не все ребята из глубинки – или даже из крупных городов, но далёких от Москвы – могут встретиться, приехать на мастер-класс к чемпионкам. А тут они сами к вам – и всё замечательно.

Фото: Алексей Кунилов

«Трусова – это машина»

– Что скажите про феномен Саши Трусовой?

– Это будущее. Я Сашу несколько раз судила, наблюдала за её тренировками – это машина. Она абсолютно бесстрашная, что немаловажно. Потому что чувство самосохранения у детей развито намного сильнее, чем мы думаем. А вот она безбашенная в хорошем смысле этого слова. Тутберидзе даже говорит, что она её останавливает, чтобы передохнула, мозг на место поставила, потому что не дай бог. С четверным прыжком многие мужики не справляются, а тут девочка маленькая прыгает спокойно.

– Фигурное катание вообще очень помолодело. Сейчас мы видим целую плеяду других фигуристок, которые к 13 годам прыгают квадры. Это уже тенденция?

– Много споров ходит. Но как бы я ни относилась и как бы кто ни относился – тут уже ничего не поделать, прогресс идёт как идёт. Это уже случилось. Я сейчас была на первом этапе Кубка России, и первое место заняла Камила Валиева. Она 2006 года рождения, но… Понимаете, это уже сейчас Загитова и Медведева, вместе взятые. Шикарные вращения, скольжение, прыжки, отличные программы. Её «девочка на шаре» – шедевр. То есть за Трусовой и остальными звёздами сегодняшнего дня уже растёт следующее поколение звёзд. Камила – тоже воспитанница Тутберидзе.

На видео - программа "Девочка на шаре" Камилы Валиевой

– Что же такого она делает? Что ей позволяет быть сегодня лучше всех?

– Не знаю… Орсеру тоже очень хочется это знать. Но прежде всего у них очень хорошая команда профессионалов, которые работают вместе с Этери: Дудаков, Глейхенгауз… Помимо них, есть ещё джаз-хореограф, другие тренеры… Командный метод – самый продуктивный. Здесь, у нас – каждый тренер – сам за себя. Да, мы привлекаем хореографа, плюс на раскатке мне помогают, но всё-равно это немного не то.

– У омоложения фигурного катания есть и обратная сторона. Как бы ни совершенствовалась подготовка, всё равно к 18 годам многие фигуристы исчерпывают свой ресурс.

– Это тоже есть, да. Но тут выходит на первый план Екатеринбург. У нас подготовка на начальном этапе мягче… И получается, как с Димой Ялиным – он вдруг в финале Гран-при. У нас уровень подготовки всё-таки довольно высокий. Мы стараемся все группы мышц развивать, не стоим на месте – ездим на семинары, много чего знаем. Какая мышца за что отвечает – как развить камбаловидную мышцу для прыжка или мышцу, которая, например, отвечает за голеностопный прыжок – а она тренируется очень сложными упражнениями. Учитываем специфику… Например, видите, я сейчас в старых ботинках катаюсь. Раньше, чтобы коньки укрепить, тренеры нам их прошивали кожей, а сейчас они сразу такие дубовые и я не знаю, как фигуристы на них катаются. Но они так сделаны, чтобы травматизма не было, чтобы голеностоп не подворачивался, потому что действительно сейчас дети в раннем возрасте уже делают очень сложные прыжки. 

Уральцы – крепче

– В одиночном катании на сегодняшний день очень большая конкуренция, а Екатеринбург в последнее время поставляет стране парников: сразу две спортивные пары с вашими воспитанниками вышли в финал юниорского Гран-при.

– Да. В этом сезоне на мировом уровне из воспитанников нашего «Локомотива» выступает пара Рома Плешков и Алина Пепелева, а также Дима Ялин. Ещё из свердловчан – воспитанник «Юности» Александр Галлямов. Они оба – парники, партнёрши у них из Питера. И оба вышли в финал юниорского Гран-при. В чём секрет? Видимо, уральские парни – они как-то покрепче что ли, поздоровее (смеётся).

– И не только парни. У Липницкой вы тоже воспитали железный характер. Да и сами добились успеха как одиночница.

– Да. Я каталась с 5 до 23 лет. В 21 год я стала чемпионкой страны, когда Россия уже была Россией. Меня тренировал Борис Владимирович Рогацкин. К сожалению, пять лет назад его не стало. Он был старшим тренером школы и области. Позже он был президентом федерации фигурного катания Свердловской области и им и ушёл. Я каталась на «Юности», а потом, когда построили этот каток, наш тренер перешёл сюда. И с 1989 года я уже работала и ещё каталась. Вот почти 30 лет уже работаю.

Фото: Алексей Кунилов

– Какая ваша главная тренерская победа? Кто или что?

– Наверное, признание детей, когда они говорят «спасибо». Это самое главное. Не то что спортсмен заслуженный, чемпион области или чемпион России, а просто – когда говорят «спасибо».

– Часто говорят?

– Да… Мне, наверное, повезло. Это дорогого стоит на самом деле. Растрогали вы меня.

Елена отводит глаза и смотрит на лёд. Командует: «Спиной!» В глазах у ней блестят слёзы.

  • Опубликовано в №187 от 12.10.2018
Областная газета Свердловской области