Темы дня

Дмитрий Шикин: «Дали вратарскую клюшку и всё. Домой приходил весь в синяках»

Фото: Павел Ворожцов

Фото: Павел Ворожцов

В межсезонье хоккейный клуб «Автомобилист» усилился не только полевыми игроками, но и голкипером: команду пополнил 30-летний Дмитрий ШИКИН. Чемпион мира среди молодёжных команд 2011 года не сумел закрепиться в основе питерского СКА, долгое время играл в «Сочи», затем на сезон перешёл в «Куньлунь», откуда его забрал «Автомобилист». После неожиданной травмы Якуба Коваржа Дмитрий стал первым номером екатеринбургской команды, дебютировал против «Салавата Юлаева» (2:4), а затем в трёх матчах выездной серии был признан лучшим игроком команды. В интервью «Областной газете» Дмитрий вспомнил о моментах молодёжного чемпионата мира, рассказал о том, как из полевого игрока он превратился в голкипера, о том, почему не согласился на предложение уехать в НХЛ, и раскрыл подробности переезда в Екатеринбург.

«Сначала был полевым. Но в команде не было вратаря, я решил попробовать»

– Ты родился в Электростали. Помнишь, как пришёл в хоккей?

– У нас была команда «Кристалл», раньше она выступала в Высшей лиге, потом в Суперлиге. Я вдохновился и просил меня отвести в секцию. Долго упрашивал, потом всем надоел, и дедушка меня отвёл. Когда я вышел на лёд, меня спросили: «Сможешь доехать от одного борта до другого?». Конечно. Ответил, что смогу. В итоге стою на середине площадки, а ноги не едут. И дедушка выбежал с трибуны на лёд прямо в ботинках и перевёл меня на другую сторону площадки. Очень запоминающийся момент. И постепенно я стал заниматься. Долгое время играл в поле, потом решил свои силы попробовать на воротах.

– То есть инициатива встать в ворота исходила от тебя, а не от тренера?

– У нас в команде не было голкипера, а приближался момент, когда мы должны были выступать на соревнованиях от хоккейной школы. На тот момент я был лидером защиты, такой габаритный игрок. Меня поставили в ворота не по тому принципу: кто не умеет кататься, тот и в «калитке». Нет, я достаточно хорошо катался, играл в поле. Но дали попробовать сыграть вратарём. А потом подкупили новой красивой формой. Так и остался в воротах.

Фото: Павел Ворожцов

– Не страшно было вставать в ворота?

– Честно говоря, вообще не боялся. И это при том, что первое время у меня и формы-то никакой не было. Ни щитков вратарских, ничего. Просто дали клюшку голкипера, обычную полевую форму и отправили в ворота.

– Прилетало сильно?

– Конечно. Даже когда появилась нормальная вратарская форма, она всё равно была не такой надёжной, как сейчас. Весь в синяках приходил домой, но никогда это не отталкивало.

– Есть период, когда спортсмен понимает, что для него спорт – больше, чем просто хобби и секция. Что это то, чем он хочет заниматься в жизни. Помнишь такой момент?

– Был такой переходный период. Неплохо учился в школе до девятого класса, потом меня начали привлекать в команды мастеров. Это был тот момент, когда нужно было выбирать: либо отдавать себя полностью хоккею, либо дальше жить уже без профессионального хоккея. Я выбрал спорт. В десятом классе выгнали из школы, так как не посещал уроки, постоянно ездил с первой командой на соревнования. Получилось, что школу оканчивал экстернатом. Но неплохо окончил, затем поступил в вуз, отучился на тренера широкого профиля.

– После завершения спортивной карьеры начнётся тренерская?

– Не знаю, посмотрим. Есть мысли окончить высшую школу тренеров, а затем делиться опытом с детьми.

Досье «ОГ»

Дмитрий Шикин родился 28 августа 1991 года в Электростали. Первый клуб – «Кристалл» (Электросталь). Был основным голкипером сборной России на победном молодёжном ЧМ-2011. Играл в системе питерского СКА. С 2015 по 2020 год выступал за «Сочи», предыдущий сезон провёл в китайском клубе «Куньлунь». Женат, двое детей.

«Не перебрался в НХЛ, потому что раньше уехать было не так просто, как сейчас»

– В сезоне 2010/2011 ты был в системе СКА и отправился на молодёжный чемпионат мира, причём в качестве основного голкипера. Играть в форме национальной сборной – особые чувства?

– Конечно. Это своего рода уровень признания, доверия. Когда тебе приходит вызов в юниорскую, в молодёжную сборные, то это значит, что ты являешься одним из лучших игроков страны своего возраста. Это всегда почётно, престижно.

– Помнишь те эмоции, когда стал чемпионом мира? Лучшее, что было в карьере?

– Наверное, да. Но сейчас уже много времени прошло с тех пор, стараюсь всё это отодвинуть на второй план, больше концентрируюсь на клубной карьере.

– В той сборной был мощный состав: Владимир Тарасенко, Артемий Панарин, Евгений Кузнецов. С кем-то из них поддерживаешь связь?

– Сейчас все взрослые уже, у всех семьи. Редко получается пересечься, но, когда встречаемся, всегда рады видеть друг друга, со всеми хорошие тёплые отношения сохранились.

– После чемпионата мира ты сказал, что были предложения из-за океана, но ты отказался. Почему? Сейчас, оглядываясь назад, не жалеешь?

Фото: Павел Ворожцов

– В тот период были большие сложности между КХЛ и НХЛ. Были натянутые отношения. Это сейчас захотел – и поехал. А раньше нужно было получить открепительную от клуба КХЛ о том, что тебе разрешают ехать, чтобы никаких санкций на тебя не наложили. Знаю ребят, которые уехали без разрешения клуба и не смогли там играть, потому что не было этой бумаги. Я считал всегда, что нужно добиться признания, какой-то стабильной игры здесь, а потом уже пробовать свои силы там. Но я не мог предположить, что моя карьера будет двигаться в таком долгом ключе, что не получится быстро добиться признания. Сейчас время ушло, и я понимаю, что там уже буду не молодой проспект.

– «Сочи» стал первым клубом, в котором тебе удалось закрепиться в КХЛ и остаться надолго. Что было в «Сочи», чего не было в других командах, скажем, в Питере?

– Наверное, доверие. С первого сезона, как я туда попал, мне дали понять, что во мне нуждаются, что я буду играть. Это же сразу подтвердилось: я получил травму, восстановился, и мне доверили играть плей-офф с ЦСКА. Я старался оправдывать доверие и рад, что был в одной команде долгое время. В Сочи у меня родились дети, это всегда будет особенным местом для меня.

– Из «Сочи» ты перешёл в «Куньлунь». Правда, что ты сам вышел на руководство китайского клуба?

– У меня было несколько предложений, но «Сочи» затянул с расторжением контракта. То есть я стал свободным игроком непосредственно перед началом сезонной подготовки. Я потерял время, потерял много вариантов, которые не состоялись из-за того, что я был на контракте с «Сочи». Да, я запрыгнул в последний вагон, сам написал менеджеру Скотти Макферсону, отправил своё резюме. Получил вызов на сборы, как и многие другие ребята. Повезло пройти в состав и провести там сезон.

– Как можешь оценить свой сезон в «Куньлуне»? Китайский клуб, базирующийся в Мытищах, состоящий из российских игроков…

– Это во многом странно, да. Но я точно могу сказать: все понимали, что это огромный шанс, хорошая возможность играть на высоком уровне. Мы выходили, бились до конца в каждом матче.

«Было тяжело смотреть на то, как Коварж страдал из-за травмы»

– Когда поступило предложение от «Автомобилиста»? Долго ли думал над переходом?

– Получилось так, что мы рано закончили сезон, не попали в плей-офф. Команду распустили, чтобы её не содержать. Ну и потом «Автомобилист» вышел на меня с предложением, мы согласовали детали, и я подписал контракт. И это было очень хорошо, потому что сидеть в межсезонье без контракта – не самый лучший вариант. Все мы люди семейные, когда ты без команды, начинаешь задумываться: сможешь ли кормить семью в следующем году. Поэтому с радостью присоединился к «Автомобилисту», мы были на связи с тренерским штабом команды, и я готовился к новому сезону.

– Не смущало, что на тот момент в «Автомобилисте» был Якуб Коварж, который в Екатеринбурге уже стал совершенно своим и играл практически в 100 процентах матчей?

– Передо мной поставили определённые командные задачи, я готовился их выполнять. Хоккей – такая игра, что в любой момент нужно быть готовым. Появился шанс – пользуйся им.

Фото: Павел Ворожцов

– После ситуации с травмой Коваржа разговаривал с ним? Как-то поддержал?

– Да, конечно. Мы общались с ним. Я видел, как менялось его состояние. Мы с ним были в связке на предсезонной подготовке. Тяжело смотреть, как человеку сначала какие-то движения доставляют дискомфорт, а потом уже открытую боль. Перед интервью мы с ним пересеклись в раздевалке, тепло пообщались. Он очень позитивный человек, мне повезло, что я с ним познакомился.

– Твой дебют пришёлся на матч с «Салаватом Юлаевым». Что пошло не так? Почему «Автомобилист» провалил две первые домашние игры?

– Может быть, в какой-то степени мы были под впечатлением от того, что выиграли предсезонный турнир в Челябинске. Но на это тоже нельзя списывать все проблемы, мы профессионалы, поэтому нужно всегда держать концентрацию. Хорошо, что в выездной серии сумели наладить игру и войти в победную серию.

– Как работается с Биллом Питерсом? Чувствуется опыт работы в НХЛ?

– Я уже имел опыт работы в таком ключе, Сергей Зубов, с которым я работал в «Сочи», прививал похожий стиль тренировочного процесса, требования к игре. Также в «Куньлуне» с Алексеем Ковалёвым. Это такой вот северо-американский стиль. Я с ним знаком, для меня это не было открытием.

«В Рефтинском на сборах поймал сома на 3,800. Ели всей командой»

– В Екатеринбург перебрался с семьёй? Как они относятся к переездам?

– Да, мы уже определились с жильём здесь. Жене вообще нравится путешествовать. Мы давно вместе, она в 17 лет со мной из Подмосковья улетела в Хабаровск. Так что для неё это не было дискомфортом. Детям, конечно, сложнее. Садик, секции… Но сейчас всё вроде хорошо, нашли жильё, садик. Старший сын начал хоккеем заниматься, делать первые шаги. Отличный город. Редко, когда моей жене какой-то город нравится с первого взгляда. Здесь как раз тот случай.

– Уже успели познакомиться с Екатеринбургом?

– Мы погуляли, посмотрели парки, были в торговых центрах. На это нужно время, сейчас плотный график. Но я думаю, что в ближайшее время мы познакомимся с городом поближе.

Фото: Павел Ворожцов

– Твоё главное увлечение помимо хоккея – это рыбалка. Давно её полюбил?

– Я в детстве каждое лето проводил в деревне, и мы с дедушкой ходили рыбачить. Это было мне гораздо интереснее, чем лазать по крышам. Для меня рыбалка – это своего рода медитация. Ты получаешь удовольствие, освобождаешься от плохих мыслей. Когда идёт какое-то эмоциональное истощение, люблю съездить на рыбалку. Вернулся, голова светлая, чувствую себя отлично. Едем дальше.

– Здесь ещё не успел порыбачить?

– В Рефтинском, когда были на сборах, мы ходили на ночную рыбалку на сома с Павлом Куликовым. Поймали сома.

– Большого?

– 3,800. Я поймал случайно, повезло. Мы его принесли в столовую, нам его пожарили, ели всей командой.

– За другими видами спорта следишь?

– Вот были Олимпийские игры, смотрел много, все виды спорта меня привлекают. Опять же теннис, недавно Даниил Медведев выиграл «Большой шлем». Ну и футбол: начинается Лига чемпионов, которую я тоже смотрю. Так что дома по телевизору спорт почти всегда.

  • Опубликовано в №173 от 18.09.2021 под заголовком «Домой приходил весь в синяках»
Областная газета Свердловской области