Темы дня

Сергей Карякин: «Из класса багги пока не перейду. Наша цель – золото, а не серебро»

Фото: Алексей Кунилов

Фото: Алексей Кунилов

Для известного свердловского гонщика Сергея Карякина январь – самый напряжённый месяц в году. Сначала он принимает участие в мировом ралли-рейде «Дакар», а затем, после возвращения в Екатеринбург, общается с журналистами, рассказывая о своём выступлении. Уже традиционно Сергей посетил редакцию «Областной газеты» и поделился своими впечатлениями от первого «Дакара» в Саудовской Аравии, на котором он вместе со своим штурманом Антоном Власюком занял второе место в классе багги.

«Осознания, что всё завершилось – нет»

– Сергей, ваши впечатления от «Дакара-2020» и от его результатов?

– На самом деле, ещё нет осознания, что всё завершилось. Как и в тот раз, когда я выиграл «Дакар». Нужно понять эффект второго места, будет ли он. Это зависит от нас, и мы активно работаем со СМИ, стараемся рассказывать о нашем достижении, чтобы в дальнейшем у нас не было проблем со спонсорами, это тоже немаловажно. Эмоций пока нет, мы все очень устали. Как только закончилась гонка, мы одними из первых отправились домой. Организм не выдерживает, ещё и приболел немного.

– На других сезонных стартах вы выступали на старом багги, а перед «Дакаром» заявили, что будете выступать на новой машине. И на первом же этапе у вас начались технические проблемы. Не думали, что лучше было бы обкатать новую машину перед «Дакаром» в боевых условиях?

– Наш новый багги по факту был готов ещё в июле, и конечно, мы её обкатывали, но не в боевых условиях, не в гонке. Когда мы приехали на «Шёлковый путь», где использовали половину инноваций, участники это увидели и стали применять наши идеи. Мы не стали привозить на этап Кубка мира в Марокко новую машину, ситуация могла быть ещё хуже.

– «Дакар-2020» впервые проходил в Саудовской Аравии. Как впечатления от этой страны, что запомнилось?

– Мне Саудовская Аравия понравилась, хотя, честно говоря, она ещё не до конца готова принимать туристов, нет такого лоска, как, например, в ОАЭ. Тот факт, что страна была изолирована от внешнего мира, оставил свой след. Но при этом были положительные моменты: я очень хорошо запомнил салют, который устроили в честь окончания гонки, такого даже у нас на праздниках не встретишь.

– Вы рассказывали о том, что в Южной Америке были неприятные ситуации, связанные с криминалом, у вас крали вещи и в принципе было не совсем безопасно. Как в этом плане всё прошло в Саудовской Аравии?

– Мне очень понравились местные жители! Я даже немного завидую. Они всегда спрашивают, не нужна ли какая-то помощь, просят сфотографироваться. Если говоришь, что занят и просишь подойти попозже, относятся к этому с пониманием. Они никогда не видели туристов, и для них это всё в новинку. Удивило, что многие говорят на английском, хотя это арабская страна.

Сергей Карякин (справа) и Антон Власюк
Сергей Карякин (справа) и Антон Власюк с наградами за второе место на "Дакаре-2020". Фото: Предоставлено командой SnagRacing

«Ощущение, что ошибки в роадбуке делались намеренно»

– Перед стартом «Дакара» было понимание, кто является вашим главным соперником в борьбе за победу?

– Конечно. В нашем классе было 7–10 человек, которые претендовали на победу, надо сказать, что это один из самых конкурентных классов. Во внедорожниках всё понятно: там есть заводские команды, у которых многомиллионные бюджеты, и с ними практически невозможно соперничать. В нашем классе есть талантливые гонщики, которые могут соперничать с заводскими командами, поэтому класс багги считается одним из самых доступных и интересных.

– Вы традиционно не берёте быстрый темп в самом начале гонки…

– Эта тактика проверена годами. Что значит невысокий темп? Мы ехали в пятёрке на каждом этапе, пока у нас не начались технические сложности. Да, мы не выиграли ни одного спецучастка, но всегда были близко к лидерам.

– На втором и третьем этапах вы говорили, что испытывали навигационные проблемы, в том числе и из-за роадбука. Карта была неточной?

– Некоторые моменты были прописаны просто неправильно. Иногда уехать туда, куда нужно, было просто невозможно по карте, надо было просто знать, куда ехать. Организаторы, конечно, подпортили свой имидж, так как любой гонщик подумает в первую очередь, что это сделано специально. К примеру, по карте мы должны доехать до скалы, и от неё двигаться уже в определённом направлении. А на деле скалу нужно было объехать, и только тогда взять нужный курс. В итоге ты сбиваешься на 400 метров.

– Не только вы сталкивались с такими проблемами?

– Конечно! Проблема в том, что были те, кто ошибок избегал. И это странно, потому что в роадбуке у всех были ошибки.

– После пяти этапов вы вышли в лидеры, но плотность была очень большой. Насколько было для вас ожидаемо, что большое количество экипажей будут идти в одни колёса?

– На прошлом «Дакаре» была примерно такая же ситуация, так что для нас это не удивительно. И это не показатель. Самое важное – финиш и кубок. Ты можешь «везти» соперникам хоть пять часов, а потом сойти на последнем спецучастке и всё проиграть.

– Вы часто говорите, что не обращаете внимание на общий зачёт, едете в своём темпе. Когда вы начинаете выстраивать стратегию на этап, отталкиваясь от времени в общем зачёте?

– В последние два-три дня. К примеру, в этом году на последнем спецучастке нам пришлось ускориться, так как я понимал, что Франциско Лопес Контардо, идущий на третьей позиции, будет атаковать. Когда нужно – мы ускоряемся, когда нет – едем в своём темпе. Потому что когда ты начинаешь форсировать события, это требует особой концентрации. Но я вам скажу, что этой концентрации не хватит ни у одного гонщика на две недели «Дакара».

– Шестой и седьмой этап принесли вам достаточно много технических проблем, вы не могли ехать на полной скорости. В чём была причина?

– Надо сказать, что у заводских команд был двигатель 2020 года, а у нас – прошлогодний. На новом двигателе установлена хорошая система охлаждения, которая позволяет развивать большую скорость. К примеру, мы ехали 105 км/ч, когда на том же участке соперники развивали скорость 130 км/ч. Ну и у нас постоянно взрывался ремень вариатора, но не из-за температуры, как многие думают, а из-за очень высокой нагрузки, которую мы давали машине.

«Заводские команды имеют влияние на FIA»

– Было много прямых участков. Это плохо для «Дакара», на ваш взгляд? На предыдущих «Дакарах» такого не было?

– Я думаю, что это глупо. «Дакар» – это про мастерство ориентирования и пилотирования, а на прямых участках ты просто давишь полный газ и надеешься, что у тебя не взорвётся ремень.

– Когда вы поняли, что Кейси Карри оторвался сильно далеко, его уже вряд ли получится догнать и стоит ориентироваться на сохранение второй позиции?

– На финальном этапе марафона я понял, что он доедет до финиша. Он тогда соперничал с чилийцем Контардо, который шёл вторым на тот момент. Франциско прыгнул с дюны и сломал машину, из-за чего потерял час времени и пропустил нас вперёд. А американец спокойно держал первую позицию.

– То, что прервали один из марафонских спецучастков, сыграло вам на руку?

– Трудно сказать. Чилиец починил машину и обязательно бы предпринимал попытки приблизиться к нам, и неизвестно, чем бы это всё закончилось. А может быть, у нас появилась бы возможность приблизиться к первому месту, кто знает. Организаторы приняли правильное решение, из-за сильного ветра было очень много аварий, не хватало вертолётов, которые забирали людей со спецучастков. Безопасность превыше всего.

– После одного из этапов вы говорили о том, что у лидеров гонки диски большего размера, чем нужно по правилам, и что это даёт им преимущество…

– Да, это заметил технический комиссар, но после разбирательств организаторы встали на сторону этих гонщиков, сославшись на регламент FIA, в котором разрешено использовать диски диаметром 15 дюймов. Хотя при этом есть поправки к это статье регламента, которые, кстати, были внесены после «Шёлкового пути». Там говорится о запретах некоторых наших нововведений, плюс говорится о том, что диски должны быть диаметром 14 дюймов. Но организаторы почему-то ссылались на саму статью, а не на поправки. Это, опять же, к вопросу о том, что они – представители заводской команды, которая имеет определённое влияние на FIA.

– На этом «Дакаре» случилась трагедия – погиб португальский мотогонщик Паулу Гонсалвеш. Как вообще отреагировали спортсмены, ваша команда и вы в частности?

– Конечно, это траур, трагедия. «Дакар» всегда уносил жизни, и этот год не стал исключением, к сожалению. Сейчас за жизнь борется ещё один гонщик – представитель Нидерландов Эдвин Стравер, который в результате падения сломал шейный позвонок, пережил клиническую смерть, а сейчас находится в коме. Это риск, но все понимают, на что идут.

– Насколько высоко оцените уровень соперников на нынешнем «Дакаре»? Удивило, что бразилец Рейналдо Варела, с которым вы на равных состязались на этапе Кубка мира в Марокко, так неудачно выступил в Саудовской Аравии?

– Варела – опытный гонщик, выступающий за заводскую команду, но, видимо, в этом году ему достался неудачный багги, он на каждом этапе испытывал проблемы и чудом добрался до финиша. В целом, очень высокий уровень соперников в этом году, никто не совершает ошибок и едут с высоким средним темпом.

– Как оцените выступление ваших партнёров по команде – Алексея Шмотьева и Андрея Рудницкого?

– Конечно, Алексей мог ехать гораздо лучше, но он испытывал технические проблемы. Какие-то были связаны с машиной, какие-то с пилотированием. Но я думаю, что он себя ещё проявит.

– Какие сейчас дальнейшие спортивные планы?

– Пока не выиграю «Дакар» на багги, в другой класс не перейду. Серебро – это хорошо, но золото – наша цель. По поводу других турниров, в которых я, возможно, приму участие, решение будет принято после разговора со спонсорами, от этого будет всё зависеть.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

  • Опубликовано в №10 от 22.01.2020 
Областная газета Свердловской области