Свердловские города не прочь стать побратимами

,
Зарубежных «братьев» имеют пять городов Среднего Урала, причём у некоторых они есть даже в нескольких странах.  Так, у Нижнего Тагила за рубежами нашего Отечества насчитывается семь городов-побратимов, а у Екатеринбурга — девять. Автор фото неизвестен.

Зарубежных «братьев» имеют пять городов Среднего Урала, причём у некоторых они есть даже в нескольких странах. Так, у Нижнего Тагила за рубежами нашего Отечества насчитывается семь городов-побратимов, а у Екатеринбурга — девять. Автор фото неизвестен.

В последнее воскресенье апреля во всём мире отмечают День породнённых городов или городов-побратимов. Эта традиция зародилась в 1963 году. Официальной статистики — сколько муниципалитетов в Свердловской области оформили свои отношения с иностранными городами — не ведёт ни одно министерство. Опираясь на данные из открытых источников, «ОГ» насчитала 21 побратим у пяти городов.

Будем знакомы

Города-побратимы заключают друг с другом союзы для того, чтобы укреплять экономические связи, обмениваться культурным опытом, организовывать поездки по обмену, спортивные мероприятия. По большому счёту эта идея делает жизнь насыщеннее, интереснее. Однако зародилась традиция отнюдь не в радостные дни. Первое соглашение о дружбе и сотрудничестве было подписано в годы Второй мировой войны между советским Сталинградом и английским Ковентри. Объединяло эти города то, что оба были практически стёрты с лица земли. В послевоенное время идея быстро распространилась по миру и в первое время несла идеологический подтекст. А сейчас «братская» идея несколько модернизировалась, из неё стараются извлечь торгово-экономическую выгоду. Помимо чисто практической пользы (к примеру, градостроители Екатеринбурга берут за образец застройку итальянской Генуи), есть польза имиджевая. Чем больше у тебя «родственников», тем лучше тебя узнают в мире. В условиях, когда столица Урала собирается быть хозяином крупнейших мировых форумов, количество и качество побратимов превращается в ещё один плюс для города.

Брат наш Екатеринбург

Свердловск в оттепельные пятидесятые годы успел подружиться с английским Бирмингемом. Правда, ненадолго. Советский Союз, как известно, был не очень открытой страной, а область внутри него и подавно. Побратимские связи с городом из Западной Европы пришлось прервать. То ли дело Европа Восточная. Чешский город Пльзень стал братом Свердловска в семидесятые. (Кстати, и сегодня Чехия — главный «поставщик» побратимов для нашей области). И эта дружба была не просто красивой идеей, фантиком без начинки, это было нечто осязаемое. Уральцы ездили в Чехословакию по многочисленным программам. Кстати, на Уралмаше даже существовал гастроном «Пльзень».

После перестройки, когда границы открылись, Екатеринбург обзавёлся побратимами со всех уголков земли. Поэтому сейчас особые отношения у столицы Урала — с девятью городами: от американского Сан-Хосе до белорусского Могилёва.

Дружба навсегда?

Принято считать, что побратимом может быть только город из другого государства (хотя этого в законах не прописано, такие отношения между городами практически не регламентированы). В большинстве случаев это так, но в нашей области есть исключения: у Нижнего Тагила, к примеру, в родственниках российский Новокузнецк, а у Берёзовского — Елабуга.

Отдельная история — города, которые с развалом советской системы постепенно перестали быть «лучшими друзьями». Никаких официальных документов, разумеется, никто не расторгал, просто со временем угасали торговые и культурные отношения, школьников больше не возили по дружественным детским лагерям, главы городов больше не поздравляли друг друга с официальными и личными праздниками. Взять, к примеру, Заречный. В 1970-е годы Белоярский район наладил сотрудничество с Таховским районом в Чехии (в Заречном сегодня даже улица такая есть — Таховская, а в самом Тахове — улицы Белоярска и Заречна). Чешский город привлекал уральских атомщиков прежде всего как центр урановых рудников. Тогда в Заречном работала так называемая программа «От станка к станку»: плотники, электрики, токари БАЭС отправлялись обмениваться опытом в чешские шахты, а таховские добытчики руды приезжали к нам. «Менялись» не только по профсоюзной линии. За год из Заречного в Тахов и оттуда на Урал отправлялось по 5–6 делегаций: всевозможные творческие коллективы, наши коллеги-журналисты, студенты и даже охотники.

Сегодня дружба с чехами затихла, а в прошлом году Заречный подписал соглашение с украинским Славутичем. Этот город был построен в 1986–88 годах для эвакуированных из Припяти и прилегающих территорий после аварии на ЧАЭС.

Ещё один пример забытого советского партнёрства — Берёзовский и Пльзень. Отношения возникли в 1960-е годы, но, увы, и эти связи уже в прошлом. Правда, без «брата» Берёзовский не остался. В этом году город официально подружился с Елабугой, старейшим поселением Татарстана. Отношения решили задокументировать перед большим национальным праздником — областным Сабантуем, который в этом году состоится недалеко от посёлка Становая в Берёзовском городском округе.

Комментарий

Александр ХАРЛОВ, министр международных и внешнеэкономических связей Свердловской области:

— Сегодня побратимские связи становятся мощным механизмом для развития связей экономических. Свердловская область в 1991 году породнилась с китайским городом Харбином. Несмотря на разницу в административно-территориальном статусе, мы находим очень много общих точек соприкосновения: дело в том, что Харбин и Свердловская область — крупные промышленные территории со схожими экономиками, да и население Харбина превышает 10 миллионов человек. Сегодня наши отношения имеют солидную историю, но на начало 90-х мы были практически первыми в этом движении.

К сожалению, до сих пор в российском законодательстве существуют пробелы, связанные с регламентацией побратимских отношений. Нет системы правового регулирования международной деятельности муниципалитетов. В связи с этим нет чёткого понимания механизмов взаимодействия. Нам необходима унификация законодательства.

Областная газета Свердловской области