Темы дня

Предприниматели рассказывают о мерах, которые помогли бы им работать эффективнее

Принц Майкл Кентский

Из-за экономического кризиса, вызванного коронавирусом, многие предприниматели не задумываются о долгосрочной перспективе. Фото: Галина Соловьёва

Коронакризис рано или поздно закончится. А проблемы у бизнеса останутся. Сегодня, в День российского предпринимательства, самое время вспомнить не только об успехах, но и о тех факторах, которые на текущий момент усложняют работу бизнеса в России. Что нужно сделать для того, чтобы бизнес работал эффективнее, – рассказывают сами предприниматели. Справедливости ради заметим, что далеко не все оказались готовы говорить о долгосрочной перспективе. Многие из-за коронавируса сейчас заинтересованы именно в получении оперативных мер поддержки, чтобы сохранить свои предприятия.

Олег АНАНЬЕВ, ресторатор («The Борщ»):

Фото: Алексей Кунилов

– Если говорить об антикризисных мерах, то считаю, что в этом году нужно освободить весь средний бизнес от налогов. Также нужны недорогие кредиты под два процента – это возможно. Но подобные займы нам никогда не давали, даже до кризиса. У нас в стране боятся инфляции и всячески с ней борются. С моей точки зрения, это утопия. Потребительский спрос падает уже пять лет – это о многом говорит. Я ощущаю снижение потребительской активности и доходов и на себе, и на окружающих. Коронавирус просто выступил катализатором кризиса.

Вообще, одной конкретной мерой тут не обойдёшься, надо подходить комплексно: менять законодательство, судебную, налоговую системы, доступность финансов. Мы и раньше постоянно боролись за существование, а теперь ещё и пандемия – для многих предприятий она оказалась убийственной. Но кризис приходит не в первый раз. Нам только дай ресурсы, и мы за два года изменим ситуацию на противоположную – я не сомневаюсь. Мы – предприниматели и будем предприимчивыми – мы родились с этим.

Юлия КУМАНЯЕВА, владелица студий красоты JK beauty studio и «Кума»:

Фото: Из личного архива Юлии Куманяевой

– У нас в стране сложно вести бизнес. Мне кажется, что если бы были пересмотрены налоговые ставки, бизнес стал бы прозрачным. Работодатели перестали бы платить своим сотрудникам серые заработные платы. Если рассматривать конкретно бьюти-индустрию, то многие мастера сейчас становятся самозанятыми и работают на себя, для них установлен маленький процент по налогам. А мы, компании с большими оборотами, с большой численностью сотрудников, платим много. Поэтому создавать бизнес невыгодно, а сами мастера не хотят работать в компаниях.

Если говорить о сегодняшней ситуации с коронавирусом, то салонам запрещено работать. Мы объединились с руководителями по всей России, пишем губернаторам, мэрам. Государство сейчас ставит нас под удар, а мастера, которые работают нелегально, продолжают осуществлять свою деятельность.

Александр ОГЛОБЛИН, владелец торговой сети «Елисей»:

Фото: Из личного архива Александра Оглоблина

– Всё, что хорошо для бизнеса, хорошо и для населения, где этот бизнес обитает – появляются рабочие места, хорошие зарплаты. Как только бизнесу начинают мешать, то и это всё исчезает.

Власти должны создавать инфраструктуру для бизнеса. Иногда государством выделяются строительные площадки для предпринимателей. Но для того, чтобы освоить их, нужно подвести электрические мощности, канализацию, дорогу. Всё это – неподъёмная сумма, которая на корню губит любое начинание.

Считаю необходимым облегчить налоговое бремя предпринимателей. Например, за последний год НДС вырос с 18 до 20 процентов. Поступления в бюджет по другим налогам также растут. Но последние 6 лет, с 2014 года, экономика находится в стагнации. Если бы государство ослабило налоговую нагрузку, то бизнес смог бы направить эти средства на увеличение производства, развитие сферы услуг. В итоге власти только выиграют: доходы у предпринимателей увеличатся, а налоговые поступления станут больше.

Есть ещё один важный момент – сейчас подавляющая часть налогов идёт в федеральный бюджет, а уже потом тому или иному региону выдаются деньги на развитие. Происходит перераспределение средств. Показательный пример – дороги. Мы латаем на них дыры, но если речь идёт о том, чтобы построить километровую трассу, то без участия федерации не обойтись. Если мы посмотрим на европейские страны, то там львиная доля налогов остаётся в муниципалитетах. Кому как не местным жителям лучше знать, куда потратить деньги? Если бы средства находились здесь, на месте, то эффективность наших депутатов серьёзно возросла бы. Имея бюджет, городские и региональные власти могли бы потратить его по своему усмотрению, в том числе и на инвестиции.

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Максим МАРАМЫГИН, директор Института финансов и права УрГЭУ:

Фото: Алексей Кунилов

– Реальная поддержка в стране оказывается сегодня прежде всего крупным компаниям. Даже если вспомнить действия органов власти, в первую очередь меры поддержки были направлены на крупный бизнес. Затем они были предоставлены пострадавшему от коронавируса малому и среднему бизнесу, и наконец – самозанятым.

Если говорить без привязки к ситуации с коронавирусом, то можно вспомнить отмену налога ЕНВД – он был самым простым и самым популярным у малого бизнеса. Да, он вводился как временная мера, но альтернативы ему так и не появилось. Кредитование сейчас ориентировано на крупный бизнес. На словах, займы для мелких компаний есть, но кто реально может получить их? Ещё один камень в сторону банков – «антиотмывочный» 115-й Федеральный закон. Согласно ему, кредитные организации могут бесконтрольно, без объяснения причин, закрывать счета. Если в крупных компаниях есть юристы, которые, в случае чего, могут решить проблему, то для МСП закрытие счёта равносильно смерти. У них же, как правило, нет резервных средств.

Все тендеры в России разыгрываются между крупным бизнесом. Например, в Германии при оформлении госконтрактов оговаривается, что не меньше трети средств должно быть отправлено субподрядчикам – малым предприятиям. Причём там нет ограничений, какие конкретно это должны быть компании – это позволяет не нарушать антимонопольное законодательство. Так немецкое государство поддерживает данный сегмент экономики. У нас, к сожалению, этого нет.

Да, мы даём кредиты с госучастием. Это проще и понятнее для народа, но более коррупциогенно. Вместо этого надо обеспечивать предпринимателям определённую долю на рынке. Это очень серьёзный вопрос, он не лежит на поверхности. Если у бизнеса есть гарантированный сбыт, то ему больше ничего не надо – он сам выживет и будет развиваться. Народ у нас сообразительный – придумают, как.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

  • Опубликовано в №91 от 26.05.2020 под заголовком «Чего хочет бизнес?».

Сюжет

Меры поддержки в связи с коронавирусом
Какие меры поддержки утверждены правительством России и Свердловской области и как ими воспользоваться

Областная газета Свердловской области