НОВОСТИ


Культура 28 мая 2016, 10:06

Все инженеры читали фантастику

Писатель-фантаст Борис Долинго возглавляет оргкомитет Международного фестиваля «Аэлита» с 2002 года. Фото: VK.COM

Писатель-фантаст Борис Долинго возглавляет оргкомитет Международного фестиваля «Аэлита» с 2002 года. Фото: VK.COM

Сюжет

«Энергия слова»: литературная полоса
Знакомим с мнением и творчеством уральских поэтов и писателей.



  • Опубликовано в №094 от 28.05.2016

В Екатеринбурге завершилась «Аэлита» — старейший в нашей стране фестиваль фантастики. О его итогах, молодых авторах и политике в современной фантастике мы поговорили с председателем оргкомитета «Аэлиты», писателем-фантастом Борисом Долинго.

— Борис Анатольевич, мы привыкли, что фестиваль «Аэлита» — это срез лучшей фантастики. И были очень удивлены, когда узнали, что премию «Старт» за лучший дебют не вручили. Значит ли это, что нет талантливых молодых авторов?

— Насчёт среза лучшей фантастики — уточню. Принципиально важно, о чём мы говорим: обо всех произведениях или только о тех, что изданы. Сегодня, к сожалению, 80 процентов того, что издаётся в крупных издательствах — это откровенная макулатура, посредственные вещи. Так получается, что выгоднее продать чтиво попроще, и как следствие — издаётся далеко не лучшее. Многие издатели не понимают, что не стоит опускаться до нижней планки, ведь издательский бизнес сродни процессу образования людей, а не продаже стирального порошка… Премию «Старт» мы всегда проводили на основе списка лучших произведений, которые присылали нам крупные издательства. А сегодня кроме «Эксмо», увы, номинантов нам не присылает никто. И в этом году мы решили, что эта премия потеряла свою объективность, и мы её упразднили. Конечно, таланты есть, и их много. Самых достойных молодых авторов с этого года мы приглашаем на семинар, где разбираем произведения крупной формы. Честно говоря, я думал, что больше 20 работ не пришлют. А их пришло 45. Из них я отобрал 15, на «Аэлиту» смогли приехать 8 человек. Это авторы из Москвы, Ревды, Перми, Йошкар-Олы и даже Южно-Сахалинска. Были у них потрясающие вещи — например, увлекательный роман Евгения Бриза из Брянска «Капризы неба», от которого я получил большое удовольствие. Вообще отмечу, что для фантастики последнего времени характерны стыки жанров: научная фантастика, фэнтези, даже женский роман.

— Если говорить о стыке жанров, то большое внимание на «Аэлите-2016» было уделено созданию литературной основы для компьютерных игр. Но мы-то привыкли думать, что тем же подросткам они несут скорее вред, чем пользу. А тут получается, что это полноправное ответвление фантастики…

— Совершенно верно. Понимаете, компьютерные игры — это реальность, от которой нам никуда не деться. И сценарии компьютерной игры — литературная работа. Об этом у нас на семинарах подробно рассказывал писатель Сергей Чекмаев. Я и сам пробовал создавать сценарии для компьютерной игры, но там очень много нюансов, которые нужно понимать, чтобы сюжет подошёл разработчикам. Наша индустрия компьютерных игр стоит на третьем месте в мире после американской и южнокорейской. И то, что Россия занимает третье место в настолько востребованной и финансово эффективной области, достойно того, чтобы об этом говорить.

Другое дело, что в плане развития личности и интеллекта книгу не заменит вообще ничего. Беда визуального искусства (будь то кино или компьютерные игры) в том, что мы уже имеем визуальный ряд — данность, готовый мир. Зритель просто сидит и ждёт, что же будет в следующем кадре. Автор книги даже при самом скрупулёзном описании не может передать всё до последней черты. Он даёт лишь отдельные мазки — я бы сравнил это с картинами импрессионистов: смотришь, чуть прищуриваешься и за отдельными неясными мазками видишь полную картину. Читатель додумывает за автором. Да, Толстой написал «Анна стоит на перроне, подъезжает паровоз». Но он же не описал каждый метр движения паровоза, каждый шаг Анны… Книга — это своего рода «движок» для мозгов, нужно подкачать мышцы, чтобы следовать за автором. А фантастика — ещё и тренажёр для воображения. Некоторое время тому назад прочитал статью Нила Геймана «Почему наше будущее зависит от библиотек». И автор вспоминает, как в 2007 году приехал в Китай на первый в их стране конвент (фестиваль) фантастики (до этого времени в Китае они были запрещены по идеологическим причинам). Тогда как первая «Аэлита» в СССР состоялась ещё в 1981 году… Так вот, Нил спросил у представителей власти, почему же они всё-таки разрешили фестиваль. Ему ответили так: «Мы проанализировали развитие нашей науки и промышленности и увидели, что мы в Китае великолепно копируем готовые схемы, но при этом практически не создали ничего своего. Тогда мы отправили делегации в такие наукоёмкие фирмы, как Microsoft, Apple, Google, чтобы понять, в чём причина их успеха. Выяснилось, что все инженеры этих фирм в детстве взахлёб читали научную фантастику».

— Вы тоже выросли на фантастике, потом сами на бумаге создавали виртуальные миры, придумывали научно-технические новшества… Сегодняшний мир в юности виделся вам таким, каков он сейчас?

— Я помню, когда мы были студентами-физиками, это был 1978 год, стояли напротив корпуса на Куйбышева, 48 и рассуждали, когда изобретут машину меньше спичечного коробка. К слову, мы тогда изучали программирование на ЭВМ, которая занимала целый зал в подвале. Сошлись на том, что лет через 50 будет — но не со спичечный коробок, а хотя бы с два. Мы не представляли, что через двадцать лет в кармане у нас будет лежать такая мощная машина. Сегодня многие печалятся о том, что уходит бумажная книга. Но объективно читать электронные книги благодаря изобретённым гаджетам стало удобнее. Я думаю, что в скором времени смогут изобрести голографическую развёртку электронных книг, и проблем не будет вовсе.

— На «Аэлите» в этом году состоялся круглый стол под названием «Фантастика предотвращения будущего. Сценарии развития России». Получается, что в фантастической литературе на первый план вместо темы науки, техники и мифологических сюжетов сегодня выходит политика?

— Я считаю, что проблемы, связанные с будущим развитием России, просто необходимо отражать, предугадывать в современной фантастической литературе. Речь не о том, что написал Дмитрий Глуховский в романе «Метро 2033». Это всего лишь ужастик, который хорошо прорекламировали. Напомню, что там по сюжету после взрыва атомной бомбы люди ушли жить в метро, под землю. Я говорю о реальных возможных опасностях, которые ждут нас в недалёком будущем. Вот здесь фантасты недорабатывают. В начале 2000-х годов начали появляться книги о ситуации на Украине, но и это было поздно, потому что и так понятно стало, к чему это всё ведёт…

На нашем круглом столе присутствовали политологи, депутаты, сотрудники института УрО РАН, писатели. Правда, наш разговор ушёл от сценария развития России к развитию человечества вообще. И это понятно, потому что сегодня вряд ли какая-то страна может рассматривать себя изолированно. Мы говорили о традиционной семье, которая долгое время являлась стабилизирующим фактором современной цивилизации. Сейчас человек в среднем живёт 70–80 лет, но современные успехи биологии говорят о том, что вопрос о продолжительности жизни будет решён. Давайте представим, что человек живёт 150–200 лет. О какой традиционной семье можно говорить? Понятно, что в течение жизни люди будут иметь по нескольку семей, потому что идеальных пар очень мало, многие друг от друга устают, даже ненавидят друг друга. А все социальные сдвиги в обществе меняют его структуру намного сильнее, нежели гаджеты и технические штучки.

Говорили о большой опасности для России, связанной с притоком людей другого менталитета, другой культуры. Почему Европу захлестнула волна миграции? Да потому что, когда они начали жить очень хорошо, тем же французам не захотелось разгружать фрукты в 5 утра в киоске. Они начали набирать арабов, жителей Африки, ведь им за эту работу можно было заплатить лишь 5 франков, а не 30. И у нас та же самая беда. В массовом порядке мы привлекаем в общем-то абсолютно бесправных людей, а это мина замедленного действия. Это не значит, что им нужно дать те же права, что и коренным жителям. Но у них должна быть чёткая защита. А пока общество не делает ничего для того, чтобы интегрировать их в свою культуру. Тем более уровень рождаемости у нас в разы меньше, чем у выходцев из Средней Азии. Они приезжают сюда и живут своими анклавами. А представьте, как чувствует себя житель такого анклава, не встроенный до конца в российскую культуру, но родившийся на этой территории и воспринимающий её своей родиной. Вот эти вопросы должны поднимать сегодня фантасты.

Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области