Темы дня

Книга-судьба: «Педагогическая поэма»

Нина Густайтис, председатель первичной организации инвалидов, секретарь Президиума Кировской районной организации Екатеринбурга:

— С детства мечтала работать с детьми. Любила книги на эту тему. Особенно — «Педагогическую поэму» Антона Макаренко. Да, там о детях-беспризорниках, но и это меня не пугало…

Всё сложилось немного не так. В детстве я заболела, стала инвалидом. Лежала в санатории — среди таких же больных детей. Детский коллектив на протяжении многих лет, проведённых в замкнутом пространстве, научил меня многому, а главное — не сдаваться.

Сумела окончить школу и даже поступила в юридический институт. Но всё же болезнь взяла своё: я не смогла учиться. Работала. И время от времени перечитывала «Педагогическую поэму», она у меня есть своя. Завидовала Антону Семёновичу: он работал с детьми. Я тоже мечтала, что смогу помогать «трудным детям», чтобы было их меньше с горькой судьбой, порой отвергнутых родителями.

На первых же страницах Макаренко описывает, как ему пришлось однажды поднять руку на воспитанника и как это помогло в конце концов! Я бы, конечно, так не смогла. Но эпизод выписан педагогически точно. При этом очень художественно, убедительно. Недаром книга названа поэмой.

Главная идея педагогики Макаренко — коллективное воспитание. Отряды, советы отрядов… И боролся Макаренко не только за воспитанников, но и против модной в 1920-е педологии. Это наука-антагонист педагогики. Главное в ней — психологическое тестирование и сортировка учащихся на основе их интеллектуальных качеств (это снова вошло в моду сейчас! какой сомнительный педагогический метод — «сортировка детей»!). Макаренко же уповал на коллектив.

Очень сильный эпизод в книге — как один воспитанник украл булку хлеба у своих же товарищей. Макаренко построил в круг все отряды, поставил воришку в центр и заставил его при всех есть эту булку. Тот, голодный, не смог — кусок в горло не шёл. Через много лет воспитанник Макаренко, ставший тоже директором колонии, столкнулся с подобным же: воспитанник украл хлеб. Учитель тоже построил всех и предложил вору есть хлеб. И тот… спокойно съел! Другое время, другой человек. Понимаю теперь: слепо копировать нельзя даже великих педагогов… И всё же Макаренко остаётся моим кумиром.

Сейчас я руковожу группой инвалидов Кировского района. А наш брат-инвалид очень похож на ребёнка. Так что мне не трудно с ними общаться и посильно помогать. К советам Макаренко возвращаюсь в сложных ситуациях. А иногда просто беру «Педагогическую поэму» и читаю для души. Читаю и другие педагогические книги. Но макаренковская — любимая. И пусть мечта детства не сбылась, но «Педагогическая поэма» стала, в сущности, учебником жизни.

Сюжет

Книга-судьба
В Год литературы каждый день кто-то из земляков-уральцев рассказывает о книге, которая повлияла на его личную или профессиональную судьбу, создала (или изменила) его представления о мире.

Областная газета Свердловской области