Темы дня

«Детям некогда думать»

В Год литературы Ольга Колпакова опубликовала восемь новых книг для детей, в том числе впервые — для украинского читателя/ Фото: vk.com

В Год литературы Ольга Колпакова опубликовала восемь новых книг для детей, в том числе впервые — для украинского читателя/ Фото: vk.com

  • Опубликовано в №016 от 30.01.2016. Расширенная версия.

Родители и школьные учителя до сих пор предпочитают воспитывать детей на советской — проверенной временем — литературе. Потому что хорошего современного автора найти не так-то просто: качество детских изданий — как внешнее, так и внутреннее — оставляет желать лучшего, уверяет писатель Ольга Колпакова.

Ольга Колпакова — автор более 70 книг для детей.

Вот некоторые из них:

  • «Принцесса, которая совсем не принцесса»,
  • «Школа для снегурочек»,
  • «Как фея Колючка перехитрила дождь»,
  • «Добрая феечка с вредным характером»,
  • «Морозейка Минус Два»

— 27 января — в день рождения Павла Бажова — вручили одну из самых значимых литературных премий, которую стали называть уральской Нобелевкой. 27 января — и ваш день рождения. Символично?

— Ещё 27 января день рождения Льюиса Кэрролла. И Риммы Казаковой… Я об этом не задумывалась, пока однажды мне самой не вручили премию Бажова. Но совпадение приятное.

— В этом году организаторы «Бажовки» отказались от номинации для детских книг. С такой формулировкой: детская литература должна конкурировать с «высокой словесностью». Как эту новость восприняли в среде писателей?

— Отдельной номинацией она была всего несколько лет. Долгие годы детским писателям не вручали премию Бажова, затем всё же смогли пробиться сквозь краеведение и «взрослую» литературу Олег Раин, Елена Габова, и детлит сделали отдельной номинацией. В прошлом году я имела возможность поработать в жюри премии, и… детская литература не получила награды. Нам показалось, что представленные на конкурс книги для детей и юношества проигрывали «взрослым» поэтам, прозаикам и краеведам. Я не думаю, что «Бажовка» что-то потеряет, включив или убрав детскую номинацию. В этом сезоне на премию была представлена книга Елены Ленковской «Сокровища Рифейских гор» — лучшее, на мой взгляд, что появилось за последние годы в книгоиздании Урала. Очень яркая, нужная, весёлая книга для школьников. 

— Как бы вы оценили прошедший год литературы с точки зрения детского книгоиздания?

— Я пыталась сосчитать, сколько книг для детей (комиксы-раскраски не учитываем) вышло в Екатеринбурге в 2015 году. Получилось примерно так: две художественные книги, одна автобиографическая и две познавательных для школьного возраста. Ещё насчитала около 10 книг для малышей познавательно-педагогической направленности. Увы, из них ни одна не попала в план года литературы, составленный министерством культуры Свердловской области (пункт под номером 20 — «Издание книг уральских писателей»). Но вот взять, например, Алтайский край, бюджет которого победнее уральского, там в результате открытого конкурса за счёт управления культуры издаётся хотя бы по одной книге для детей в год, их рассылают по библиотекам. Урал такой возможности пока не находит. Интересно, что магазины и фестивали отметили в прошлом году всплеск интереса к переизданиям хороших советских книг. Правда, хорошо бы ещё проследить — их больше перечитывают родители или читают дети? Конечно, главный двигатель этой тенденции — ностальгия выросших в Советском Союзе. Но не только. Репринтные издания гарантируют, что книга проверена временем, там всё нормально с моралью и ценностями, да ещё она и очень неплохо, а то и просто замечательно написана. «Тайну Золотой долины» современные школьники читают с удовольствием, а «В ожидании козы» и вовсе книга на все времена и возрасты.

Каких современных авторов стоило бы почитать детям? (По версии Ольги Колпаковой)

  • Эдуард Веркин «Кусатель ворон», «Герда».
  • Светлана Лаврова «Куда скачет петушиная лошадь», «Верните новенький скелет», «Сказания земли уральской».
  • Тамара Михеева «Лёгкие горы».
  • Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский «Смерть Мёртвым душам», «Время всегда хорошее», «Хочу в школу».
  • Нина Дашевская «Я не тормоз».
  • Юлия Кузнецова «Дом П».
  • Ирина Богатырёва «Кадын».
  • Ирина Краева «Баба Яга пишет».
  • Татьяна Корниенко «Херсонесситы».
  • Станислав Востоков «Фрося Коровина».
  • Сергей Ив. Иванов «Детский курс разных наук».
  • Наталья Евдокимова «Конец света».
  • Илга Понорницкая «Уезжающие и остающиеся».
  • Олег Раин «Слева от Солнца»,
  • Николай Шилов, Галина Дядина, Дмитрий Сиротин, Анна Игнатова и Наталья Волкова (стихи).

— У нас с дочкой есть не самое весёлое хобби: мы собираем ошибки, несуразности и различные ляпы в детских книгах и отправляем их в издательства, чтобы там обратили на это внимание. Это не для коллекции, это из чувства долга. Сначала были книжки-малышки, а теперь, увы, обучающая литература, одобренная образовательными стандартами…

— Да, к сожалению, многие издательства экономят не только на корректоре, но и на редакторе, и на научном консультанте, и на художнике, и… на самом писателе. «Тексты для детей может придумывать кто угодно, все же учились в школе», — так считают некоторые. Бороться с этим можно только одним способом — не покупать не только эту конкретную книгу, но и вообще книги этой серии, а то и такого издательства. Ведь если вы обнаружили непрофессиональный подход в одном издании, то, скорее всего, он присутствует и во всех остальных проектах.

— В одном из интервью, отвечая на вопрос о качестве, вы сказали, что настало время возвращать цензуру…

— Да, иногда очень хочется просто запретить и всё, не тратя энергию на объяснения — почему это лучше детям не давать. Да и возле каждой полки не будешь стоять, объяснять, что хорошо, что не очень. А так как профессиональных редакторов (как и прочих остальных профессионалов) становится всё меньше, подобной макулатуры — и в плане текстов, и иллюстраций, и дизайна — появляется всё больше.

— Можете назвать авторов или книги, которые вы бы не рекомендовали читать/покупать?

— Я воздержусь называть фамилии — это дело критиков. Но я бы посоветовала родителям внимательно относиться к книгам с острой проблематикой. Прочтите отзывы на книгу (а не аннотацию издательства), прочтите несколько страниц перед тем, как дать её ребёнку. Если юному читателю раньше времени попадёт книга, где создаётся привлекательный образ нетрадиционно ориентированного героя или толерантное отношение к мату, насилию, наркотикам и алкоголю, описание сексуально окрашенных сцен, это может стимулировать интерес к теме, которая раньше его не трогала. Всё это сегодня можно встретить в книгах даже для младшего школьного возраста. И чаще у переводных, чем у отечественных авторов. Ещё я сразу отложу в сторону книгу, если она написана убогим языком — хоть для малыша, хоть для взрослого. Этого «добра» ребёнок сполна получит в мультиках и сериалах, а чтобы ещё и в напечатанном виде у него в мозгу закреплять…

— Вроде бы современных детей учат мыслить креативно, нестандартно, если судить по новым школьным программам. Должны появляться новые имена, но в учебниках всё те же советские поэты и писатели — Барто, Заходер, Сапгир, Токмакова… Как вы думаете, почему нет новых авторов?

— Я бы не согласилась с тем, что детей учат мыслить нестандартно. У нас всё равно всё упирается в ЕГЭ — будешь мыслить нестандартно, не пройдёшь ни один тест. Сдал работу — получил отметку, сдал работу — получил отметку. И это каждый день. Детям побыстрее бы скопипастить, распечатать и утащить ответ преподавателю. Им некогда читать дополнительную литературу и некогда думать. Чтение тем и отличается от кино, что даёт возможность делать паузы, во время которых и образуются новые нейронные связи. В школьной программе никаких пауз между темами, никаких обдумываний. По-хорошему, в обязательной школьной программе должны быть до 11-го класса и рисование, и музыка, и танцы, и море часов литературы. Всё это нужно для общего развития и физику, и лирику. В книге Евгении Пастернак и Андрея Жвалевского «Хочу в школу!» есть описание такой вот идеальной школы. В учебниках же нет новых имён, потому что, во-первых, старые тексты проверены и не подведут. Во-вторых, авторы учебников, наверное, мало интересуются современностью, да и смелость надо иметь, чтобы вместо опробованных десятилетиями текстов включить в программу хулиганского Гиваргизова или нежную Москвину. Зато у нас есть дополнительные списки для чтения. И тут уже все зависит от методистов и самого учителя — какие тексты в них будут включены. Методисты екатеринбургского Дома учителя, например, очень хорошо знают современную детскую литературу и всегда рекомендует наших авторов.

— Говорят, современные дети предпочитают книгам гаджеты. Так ли это плохо? Моя первоклашка перед сном любит на планшете почитать про Незнайку — говорит, там можно делать большие буквы…

— Для меня нет никакой разницы — с экрана текст читать или с бумаги. Главное — что внутри. Знаю читателей, которые сначала прочитали мою книгу «Бука сама боится» на iPad, где как раз и буквы можно сделать большими, и картинки оживают (и даже можно не читать, а прослушать сказки), а потом купили напечатанный вариант, который поселили под подушкой.

— Есть мнение, что самый популярный жанр в современной детской литературе — это фэнтези. Так ли это?

— Действительно, книг в жанре фэнтези много, и дети читают их с удовольствием. Но издательства этот жанр привлекает и тем, что можно писать бесконечное количество продолжений — на раскрутку серии тратится столько же, сколько и на одну несерийную книгу. В литературных конкурсах же, где часто ценится злободневность, тема, этот «несерьёзный» жанр отодвигается на второй план. На самом деле, найти среди фэнтези высокохудожественные тексты непросто. Но вот последний сезон премии Крапивина порадовал книгой Аи Эн «Мутангелы». Сложнее всего сегодня, наверное, стихам для среднего школьного возраста. Такая литература — большая редкость, все имена наперечёт. В глухой тени исторический роман для детей. Мы так и не могли издать в бумажном варианте «Дочь капитана Летфорда, или Приключения Джейн в стране Россия» М.Логинова и Е.Аврутина — лауреатов «Крапивинки». Хотя это увлекательные приключения, от которых невозможно оторваться. Если оттолкнуться от моих рукописей, то мне не составляет труда найти издателя для обычной познавательной книги или сказки, но вот нон-фикшн, который ни в какую серию не затолкнёшь, остаётся у издателей непопулярным. Не издана моя рукопись «Бесконечность и дальше» о том, почему цифры и буквы в русском языке так называются. Не издана написанная совместно с композитором Еленой Попляновой «Книга для волшебников», предназначенная для старших братьев и сестёр — о том, что означают всякие потешки-считалки и чем заниматься с малышом.

— В этом году у детской литературной премии Крапивина приятный юбилей — десять лет с того момента, когда Ассоциация писателей Урала предложила её создать…

— Да, и Содружество детских писателей, Областная библиотека для детей и юношества и отряд «Каравелла», подхватив премию, сумели превратить её в известный в России двухдневный содержательный литературный фестиваль. Премия Крапивина — бренд Урала, это самый большой праздник для уральцев — любителей детской книги. В Екатеринбург приезжают самые-самые современные писатели: и новички, и те, у кого уже немало книг. Но бюджет премии не менялся много лет, а цены на билеты растут. Боюсь, если в этом году финансирование не увеличится, мы сможем привезти и разместить только двух-трёх лауреатов…

— Список победителей «Крапивинки» — это ориентир и гарантия для родителей: какая современная книга будет прочитана с интересом и пользой. Накануне нашей встречи я прошлась по книжным магазинам Екатеринбурга и с большим трудом нашла всего один экземпляр. Из списков за все годы.

— Сегодня хорошую книгу, как и качественные продукты, надо ещё поискать. В 2010 году мы получили грант на издание сборника финалистов премии Крапивина — издали всех, и в книжных магазинах города трёхтомник продавался. Также его можно было приобрести непосредственно в издательстве «Генри Пушель», в интернет-магазине, что, конечно, дешевле. В 2014 году все рукописи премии забрало издательство «КомпасГид», их книги тоже есть в продаже и, надеюсь, появятся в библиотеках. Конечно, самый лучший и правильный вариант, который практикуется во многих странах, когда победители конкурсов получают возможность издать книгу приличным тиражом — тогда она и поступает в библиотеки, и заметна в магазинах, и цена у неё доступная. Это должно быть частью национальной политики. На это можно было бы надеяться в Год литературы, но — увы. Пока только конкурс имени Сергея Михалкова смог решить этот вопрос — книги финалистов выходят в издательстве «Детская литература» при помощи Российского фонда культуры. У «Крапивинки» такого покровителя нет, каждую финальную рукопись мы пристраиваем «вручную», а если это не удаётся сделать, выпускаем электронный вариант.

— Как вы считаете, какой регион с точки зрения развития детской литературы самый плодовитый?

— Москва и Санкт-Петербург. Там сосредоточены почти все фестивали и издательства. Даже по географии участников конкурсов можно увидеть, что многие из финалистов живут в столицах. Если твоя книга вышла в регионе, то почти нет шансов, что тебя прочитают за пределами области или края, как бы хорош не был текст. Могу привести в пример автора из Якутии Ариадну Борисову. Её прекрасные «Записки для моих потомков» были напечатаны в Якутии, затем в нашем сборнике финалистов премии Крапивина. Но Россия смогла прочитать их только после выхода в московском издательстве — именно оттуда идёт поступление в сетевые магазины и в крупные интернет-магазины, на ярмарки и фестивали. «Записки…» стали бестселлером. Это пример только одного автора, а в каждом регионе таких талантливых людей много. К счастью, у нас есть пресса, есть Интернет, и есть конкурсы. Неленивый читатель всегда сможет отыскать не самую разрекламированную, а самую лучшую и нужную ему книгу.

Досье «ОГ»

Ольга Колпакова — председатель Содружества детских писателей, член Союза писателей России, член оргкомитета Международной детской литературной премии им. Владислава Крапивина. Лауреат премии педагогического признания «Добрая лира», конкурса «Южноуральская книга», премий им. П.П.Бажова, «Литературная Вена», финалист премий им. А.Н.Толстого, «Заветная мечта». Живёт в Екатеринбурге.

Сюжет

«Энергия слова»: литературная полоса
Знакомим с мнением и творчеством уральских поэтов и писателей.

Областная газета Свердловской области