Темы дня

«Приходит поколение, которое хочет честных ответов о будущем»…

Сергей Переверзенцев ввёл понятие «духовный фактор исторического развития» и предложил учитывать его при анализе причин исторических явлений, наряду с экономическими, политическими, социальными и другими факторами. Фото: Павел Ворожцов

Сергей Переверзенцев ввёл понятие «духовный фактор исторического развития» и предложил учитывать его при анализе причин исторических явлений, наряду с экономическими, политическими, социальными и другими факторами. Фото: Павел Ворожцов

К 100-летию трагических событий в России была приурочена лекция «Духовный кризис российского общества в начале ХХ века», с которой в Екатеринбурге выступил сопредседатель Союза писателей России Сергей Переверзенцев. А в беседе с корреспондентом «ОГ» историк, философ и писатель размышляет о том, каковы сходства и различия двух эпох, о роли литературы в нашей жизни.

— Сергей Вячеславович, магия дат слишком соблазнительна, чтобы избежать сравнений 2017 года с 1917-м. На ваш взгляд, что общего у нынешней России с той, что была сто лет назад?

— Конечно, нынешняя Россия даже по объективным причинам уже не та страна — и по социальному составу, и по уровню экономического развития, даже по границам и населению. Тем удивительнее для меня, что для современных российских людей по-прежнему актуальны вопросы, стоявшие и в начале XX века. Более того, ответы на них даются примерно те же самые. После семи десятилетий господства «радикального гуманизма» в виде коммунистической пропаганды, после практически двадцати лет либерального гуманизма вдруг оказывается, что наше общество достаточно по-прежнему консервативно. Последние социологические опросы ВЦИОМ показывают — более 50 процентов опрошенных считают, что Россия ни в коем случае не должна идти революционным путём, а наоборот, должна вернуться к консервативным ценностям. И более 70 процентов считают, что Русская православная церковь — один из ведущих общественных институтов. Доверие к институту церкви на втором месте после доверия к институту президента. Да, были памятные скандалы в Храме Христа Спасителя и так далее, но церковь ту ситуацию преодолела, и авторитет снова очень вырос.

Перед началом лекции ректор Екатеринбургской православной духовной семинарии протоиерей Николай Малета вручил Сергею Переверзенцеву решение Совета семинарии о назначении его почетным профессором. Сергей Вячеславович в свою очередь подарил свою новую книгу. Фото: Павел Ворожцов

На мой взгляд, все эти цифры говорят о том, что несмотря на кардинальные изменения, произошедшие со страной за сто лет, архетипы сознания остались теми же. Как только встаёт вопрос, быть России или не быть, а 90-е годы этот вопрос поставили очень жёстко, моментально просыпаются очень древние и глубокие пласты сознания, которые обеспечивают самосохранение русского народа. Да, традиционные консервативные ценности могут по-новому осмысливаться, но идеи защиты Отечества, спасения родной земли остаются актуальными.

Идея возможной гибели Руси впервые появилась во время ордынского нашествия — восемь столетий назад наши предки осознали, что страна может погибнуть, и потерю национальной, духовно-политической независимости ни в коем случае нельзя допускать. И с тех пор это становится одним из национальных страхов, определяющих всю последующую историю, да и наши дни тоже. Парадоксальный пример — антироссийские санкции, которые, если смотреть на ситуацию с точки зрения рационального сознания, должны были бы разрушить российскую государственность. Но по крайней мере пока они её только укрепляют и обеспечивают какую-то совершенно фантастическую поддержку нашему президенту. В глазах народа Путин вступил в битву с драконом как Георгий Победоносец — воитель, спасший страну от зла. Народ сплотился, и при всей тяжести ситуации, при том, что жить стало сложнее, но ради сохранения независимости страны наши соотечественники готовы потерпеть. Другое дело, что нет однозначного ответа на вопрос, как дальше эта ситуация будет развиваться.

Лекция Сергея Переверзенцева прошла в одном из залов  Храма-Памятника на Крови. Фото: Павел Ворожцов

— Но ведь вы сами сказали, что Россия стала другой страной, значит, должны быть и различия.

— Начало XX века — это время, когда из жизни русского общества уходила духовность. В конце минувшего века и начале нынешнего идёт обратный процесс — у нас в стране, наоборот, возрождается потребность в традиционной духовности. Отсюда и происходит то явление, которое в церкви называют вторым крещением Руси, рост авторитета церкви, потребность обращения к каким-то древним важным национальным символам, поиск современных национальных героев, которые могли бы быть идеалом для молодёжи. Это же стало причиной бешеных споров об истории, потому что через историю мы идём в будущее, поиски в нашем прошлом тех опорных точек, на основе которых можно построить современную Россию. Всё это внушает надежду, что 2017 год не будет таким же, как 1917-й.

 Согласно данным, которые приводит в в своей лекции Сергей Переверзенцев, дореволюционная Россия была самой динамично развивающейся страной мира. Фото: Павел Ворожцов

— В начале XX века большую роль в общественной жизни России играли художественная литература и публицистика. Есть ли сегодня авторы, которые смогли бы на таком же уровне отрефлексировать современность, как когда-то это сделали, например, авторы этапного для страны сборника «Вехи»?

— Тяжёлый вопрос… К сожалению, роль литературы как инструмента поиска ответов на актуальные вопросы бытия из жизни современного общества ушла. В XIX веке было поклонение Достоевскому, Толстому; Пушкин — это был уже национальный гений, возведённый на пьедестал, на котором он до сих пор, слава богу, стоит. Высочайший авторитет русской литературы был обусловлен тем, что она предложила освоить новыми способами познания мира всё те же традиционные ценности. Поэтому настоящая русская литература внутренне глубоко православна и человечна. Как и христианство, русская литература ставила вопрос о сути человека: кто он, ради чего живёт? Только другими средствами, через анализ современного ей человека — Хлестакова, Тараса Бульбу, братьев Карамазовых, Базарова. И русская литература XIX-XX веков дала такие глобальные ответы, что очень трудно было соответствовать заданным ею высотам. Советская литература продолжила эту традицию, особенно послевоенная, когда авторы обратились к национальным мотивам, к осмыслению предназначения нашего народа в новых исторических условиях.

К сожалению, чем больше развивалась массовая культура, особенно в 90-е — начале двухтысячных годов, литература в массе своей превратилась в коммерческий проект. Она и в начале прошлого века зачастую была средством для зарабатывания денег, но господство идеологии потребительских ценностей окончательно привело к тому, что серьёзная литература стала не нужна. Или же выбирались те писатели, которые соответствовали идеалам потребительского общества. Вспоминаю, как в 90-е годы в мой кабинет в Союзе писателей зашёл мой давний товарищ и грустно сказал: «Оскоромился я… детектив написал… под женским именем». Вот до этого доходило. Ну а что, семью же и тогда надо было чем-то кормить. А если серьёзно, то коммерциализация литературы очень снизила планку. Не стало социального заказа, какой был на высокую литературу в XVIII-XIX веках. В XX веке был мощнейший государственный заказ, а на рубеже прошлого и нынешнего веков не было никакого заказа, кроме коммерческого. И это уничтожило даже тех писателей, которые пытались писать серьёзно.

Сергей Переверзенцев: «В сегодняшней России нет мыслителей уровня авторов сборника «Вехи», способных так же осмыслить современную действительность». Фото: Павел Ворожцов

- Какую-то безрадостную вы картину нарисовали, Сергей Вячеславович…

— Я пока не вижу современной литературы, которая вызывала бы у меня те же ощущения, как пушкинские «Повести Белкина» или гоголевский «Тарас Бульба». Но я знаю, что мои студенты возвращаются к литературе, снова начинают читать. Правда, в основном электронные книжки, лишённые шелеста страниц и запаха типографского клея, который я, как профессиональный издатель, просто обожаю. Тяга к чтению возрождается, потому что приходит поколение, которое хочет честных ответов о своём будущем. И оно ищет эти ответы. От нас зависит, насколько наше поколение им в этом поможет.

— То есть социальный заказ на серьёзную литературу снова появился?

— По-моему, он сейчас формируется. К сожалению, пока те литературные произведения, которые возносятся в виде сочинений, официально прославляемых на телевидении и в прессе, у меня не вызывают никаких положительных эмоций. В то же время я прекрасно знаю, что в разных городах и весях России живут замечательные авторы. Причём сейчас возрождается российская провинциальная поэзия очень высокого эстетического и смыслового уровня. Это даёт надежду, потому что во все времена поэзия идёт впереди прозы и даже науки. Поэты мыслят такими же сферами, как музыканты, и если, дай бог, появятся какие-нибудь замечательные современные симфонические композиторы, которые произведут фурор, это будет показателем того, что русская культура возрождается по-настоящему. Потенциал для этого есть.

Досье «ОГ»

Сергей Переверзенцев. Родился в 1960 году. Историк, философ, доктор исторических наук, профессор факультета политологии МГУ имени М.В. Ломоносова, сопредседатель правления Союза писателей России, член бюро президиума Всемирного русского народного собора, действительный член Императорского православного палестинского общества и Философско-экономического собрания. В 1990-м защитил кандидатскую диссертацию по теме «Идейные истоки историко-философских воззрений В.Н. Татищева». В 1999-м защитил докторскую диссертацию «Исторические судьбы России в трудах русских мыслителей XI-XVII веков». Автор многих книг по истории России, истории отечественной и зарубежной философии, историософии.

  • Опубликовано в №60 от 7.04.2017 

Сюжет

«Энергия слова»: литературная полоса
Знакомим с мнением и творчеством уральских поэтов и писателей.

Областная газета Свердловской области