Три очереди, чемоданы и литературное безумие: как прошла ярмарка Non/fiction

Ксения Кузнецова
ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction

За пять дней более 30 000 человек прошло по ЦДХ. Потому что, выдержав однажды интеллектуальный нон-стоп, пройденные километры и унесённые на плечах килограммы книг, хочется ещё. Фото: Пресс-служба ярмарки интеллектуальной литературы Non/fiction

В Москве в Центральном доме художника на Крымском валу прошёл, пожалуй, самый интересный книжный форум страны – ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction. Как прошла юбилейная, двадцатая, ярмарка рассказывает автор «Областной газеты», побывавшая в центре событий.

Прощай, Крымский вал

Центральный дом художника (ЦДХ) – место полюбившееся, расположенное в центре Москвы. Подходя к ЦДХ, я радовалась, что вижу столько людей, стоящих за билетами на ярмарку. И перед тем как по журналистскому удостоверению пройти без очереди, я испытывала угрызения совести. Но душевные муки быстро отпустили, когда после огромной очереди на вход, такие же были в гардероб, а потом и практически во все выставочные павильоны ярмарки.Три уровня-этажа ярмарки, как обычно, до отказа заполнены книгами разных издательств. Эти лабиринты уже стали привычными для постоянных посетителей и легко осваиваются новичками, проверено на себе. Самые удобные места занимают лидеры Non/fiction: АСТ, «ЭКСМО», «Молодая гвардия», «Фантом Пресс», «Новое литературное обозрение» и другие.

Среди издательств-гигантов особняком стоит «Альянс независимых издателей и книгораспространителей» – региональные издательства со всей страны. Кстати, был представлен и Екатеринбург.

На первом этаже пространство не(толстых) литературных журналов, медиа и винила. На третьем уровне царство детских издательств. На 20-м Non/fiction – более 300 издательств из Болгарии и Великобритании, Германии и Израиля, США, Норвегии, Польши, Испании, Фарерских островов и Чили и других стран. Присутствовала и страна-почётная гостья – Италия с программой «Итальянский проспект», в которую входили встречи с писателями, выставки и знакомства с книгами на итальянском и русском.– В первой Non/fiction приняли участие 42 издательства и книжных магазина, – вспоминает директор ЦДХ и председатель оргкомитета ярмарки Василий Бычков. – Сегодня количество участников ограничено лишь стенами ЦДХ. Здесь нет ни одного свободного места.

Сложно представить, что проект изначально задумывался как камерный, а теперь является одним из главных ежегодных культурных событий, которым завершается литературный год. 

А в следующем году ярмарка Non/fiction скорее всего обретёт новый дом – Манеж.

Любовь к умной книге объединяет

Правда, объединяет, потому что подойти на ярмарке к писателю, критику, артисту не так волнительно, как при любых других обстоятельствах. И количество мероприятий – выступлений, презентаций, круглых столов – зашкаливало (около 400). На выступления отводился час, но одновременно в разных зонах выступали такие деятели, как Леонид Юзефович, Чулпан Хаматова. Куда податься бедному читателю?

В лабиринтах ЦДХ я столкнулась с вдовой Алексея БалабановаНадеждой Васильевой. Увидела, как Дмитрий Быков берёт автограф, хотя казалось, что он их только раздаёт. Взял он его у российского и американского историка литературы, переводчика Александра Долинина, который написал «Комментарий к роману Владимира Набокова «Дар». Получился такой кирпич на 600 страниц, из-за толстой бумаги ещё более пухлый, чем мог бы быть. Работа над этой книгой началась почти 30 лет назад, так что любители творчества Набокова, Долинина, Быкова – возьмите книгу на заметку.

А какой ажиотаж творился на выступлении Дины Рубиной! Если бы можно было в зону семинаров поставить трибуны, то все они были бы заполнены. Она представляла свою новую книгу «Рябиновый клин», вышедшую в издательстве «ЭКСМО», так, будто выступала в театре. Повышала голос, выжидала паузы… На вопрос «Что вы читаете?», который, к слову, прозвучал раза три, писательница ответила в конце, так сказать, на десерт.

– Я иногда читаю, да. Примерно каждый день классику. Но это санитарная мера для языка. Немного Бунина, немного Чехова. Или целую неделю только Набокова. Понятно, что я знаю это всё наизусть, но вдруг попадается какая-то фраза, которую я прежде не увидела не читательским, а писательским глазом.

Ради новинок ли идут?

Помимо всего, нужно было успеть купить книги. Конечно, к Non/fiction издательства припасли самые громкие новинки – новый роман Алексея Иванова «Пищеблок», ранее не переводившийся сборник рассказов Рэя Брэдбери «Механический хэппи-ленд», одну из самых ожидаемых книг года «Бесконечная шутка» Дэвида Уоллеса. И за всем этим нужно было отстоять очередь. На мой взгляд, это высший комплимент интеллектуальной книге.

Участники Non/fiction имели доступ к книгам, которые ещё не появились на полках магазинов Фото: Вова Яроцкий

Книги вывозили чемоданами, в буквальном смысле. У стенда стояла женщина с тремя полными пакетами. На вопрос: «Сколько куплено книг?», она с улыбкой ответила: «Очень много. Боюсь, если скажу точное количество, стану жертвой домашнего насилия».

Для тех, кто не подсуетился, на территории площадки действовала доставка книг на дом… Безусловным путеводителем служили списки «топ-20, -50, -100 книг» – рекомендации во многом совпадали, поэтому у каждого второго в руках были – «4321» Пола Остера, «Все, способные дышать дыхание» Линор Горалик, «Против нелюбви» Марии Степановой.

– Как обычно, читатели покупают новинки, которые только что появились, – отмечает Татьяна Стоянова, бренд-менеджер «Редакции Елены Шубиной». Но зачастую приходят люди, которые не знают, чего хотят, и тут мы уже включаемся как продавцы, рекомендуя книги из всего ассортимента и опираясь на личные предпочтения. Возникают и спонтанные лидеры. Например, хорошие продажи у «Ненастья» Иванова, видимо, в честь выхода сериала.

Почему нон-фикшн?

Отчего же так популярна ярмарка и сам жанр нон-фикшн? 

– Буквально пять лет назад у нас фактически не было научно-популярной литературы, – говорит Анастасия Завозова, переводчица популярного романа Донны Тартт «Щегол». – Всё, что касалось науки или исследований, было сугубо академическим. Популярная сегодня премия «Просветитель» несколько лет назад с трудом наскребла четыре книги на шорт-лист… Сейчас просто нет отбоя от русского нон-фикшна. Серьёзные люди, которые раньше не снисходили до широкого читателя, поняли, что он не дурак, что с ним можно разговаривать, а главное – ему это интересно. Наука повернулась к читателю, нашлись энтузиасты, которые готовы её популяризировать, беллетризировать. Люди перестали быть снобами и в области науки. А те, кто раньше тихо читал книги дома, вышли на люди и захотели о них поговорить. И происходит это на Non/fiction, тут мы знакомимся и общаемся. Нас много – и это здорово.

Российский литературовед Олег Лекманов подчеркнул, что популярность ярмарки во многом обусловлена работой самих организаторов мероприятия. – Успех Non/fiction  – в людях, которые почувствовали, что нужна ярмарка определённого литературного направления, а не всех книг. Ещё очень важно, что она проходит в таком топовом месте и само пространство правильно выстроено. На ярмарку сегодня однозначно стремятся не только ради покупки книг, там формируется книжное сообщество, на самом деле этого общения и ждут больше всего.

  • Опубликовано в №232 от 15.12.2018 
Областная газета Свердловской области