Темы дня

«Сорокин — диагност, показывающий изнанку нашей жизни»: Антон Желнов рассказал о картине «Сорокин Трип»

  Линария Базавиева
Антон Желнов

Литература для Антона Желнова давно стала объектом исследования – к примеру, тема его университетской дипломной работы звучала так – «Бродский и Пушкин: соотношение культурных парадигм». Фото: Любовь Кабалинова

В широкий прокат вышел документальный фильм «Сорокин Трип» Антона ЖЕЛНОВА - автора таких картин, как «Бродский — не поэт», «Саша Соколов. Последний русский писатель» и «Бедные люди. Кабаковы». В команду фильма о писателе Владимире Сорокине он пригласил оператора Михаила Кричмана, работавшего с Андреем Звягинцевым и Алексеем Федорченко.

«Облгазета» пообщалась с Антоном Желновым, который приехал в Екатеринбург, чтобы лично представить картину. Кстати, родился он в Нижнем Тагиле, поэтому мы смело можем называть его земляком.

– Антон, можно констатировать, что вам удалось создать очень удачный киноцикл о наших писателях. Помните, как познакомились с творчеством Владимира Сорокина - героя вашей последней картины?

– В юношеские годы, когда я ещё учился на журфаке, мне на глаза попался журнал «Афиши», где Владимир Георгиевич держит силиконовое сердце. Текст «Сердце Сорокина» литературного критика Льва Данилкина в том номере — первая попытка представить биографию писателя. Я сразу же взялся за «Голубое сало», про него тогда говорили все. Но главное потрясение случилось недавно, когда я перечитал «Метель». Решил закончить фильм отрывком именно из этой повести, потому что это тонкая, не свойственная самому Сорокину, вещь. Не во всех произведениях Владимира Георгиевича слышишь его самого, а вот в «Метели» понимаешь — это сорокинская вселенная.

– Лично познакомились с писателем только на съёмках фильма? Как удалось его уговорить, ведь Владимир Сорокин не очень любит появляться перед камерами.

– Наша первая встреча состоялась два года назад в Тбилиси на крестинах детей друзей. Сорокин был в числе гостей, я подошёл к нему как журналист – познакомиться и взять координаты, он дал свою почту. Осенью прошлого года я ему написал и изложил идею снять про него кино. Сорокин ответил в этот же день, что ему очень понравились «Кабаковы» и что он не против. Да, он не самый публичный и открытый человек, что уж говорить об участии в фильме. Ради съёмок он иногда переступал через себя, понимал, что раз уже заварили эту кашу, то обратного пути нет.

– Почему вас так сильно интересует судьба русского эмигранта? Бродский, Соколов, Кабаковы, теперь Сорокин (хотя периодически он и меняет Берлин на Подмосковье)…

– У меня нет задачи снимать только про эмигрантов. Мне интересно эмигрантское сознание, но не человека, живущего за границей, а человека, которого вынудили обстоятельства уехать, как в случае с Бродским. Уехавшие за границу люди более объективны, трезвы в своих оценках, потому что возникает расстояние. В этом есть и драматургический момент, так как в советское время отъезд всегда сопровождался разрывом. Если же герой мирно живёт и ходит на работу, то, согласитесь, сложно снять увлекательную историю про такую жизнь.

– В рецензиях, которые уже появились на фильм, пишут, что называть Владимира Сорокина «самым значительным русским писателем современности» – слишком громко. Что скажете?

– Что мы продолжим так говорить. Да, любое определение является преувеличением в каком-то смысле, как любой ярлык или вывеска. Но при этом я не скажу, что это совсем уж неправда. Сорокин — один из главных русских писателей современности, он точнее всех в современной литературе зафиксировал время. Не хочу сказать, что он пророк, я не считаю его пророком, как многие. Но действия, происходящие в повести «День опричника» 2006 года, продолжаются и сегодня. Сорокин — это диагност, медиум, через который говорят множество языков, от рабочих до интеллигентов. Владимир Сорокин ставит диагнозы: сначала советскому обществу через «Норму», потом постсоветскому обществу через «День опричника» и «Сахарный кремль». Писатель реагирует на события и показывает изнанку нашей жизни, не всегда чистую.

– В фильме «Сорокин Трип» вы не появляетесь в кадре, ничего не объясняете, как в предыдущих работах. Будто стараетесь уйти от привычного телевизионного формата.

– Такова была задумка – ничего не разжёвывать, не объяснять, потому что Владимир Сорокин сам в состоянии это сделать. Особенность документального кино — у нас всегда как на пороховой бочке, готовишься к одному, а получается другое. В процессе съёмок мы поняли, что автобиографию (родился — женился — прославился) делать не нужно, он ведь не пожилой ещё человек, это не Илья Кабаков, который был готов подвести итог. Сорокин – писатель в развитии, он ещё много чего напишет.

– Почему отрывки из произведений в фильме озвучивает компьютерный голос?

– У Сорокина очень роботизированная проза, он пишет как машина, поэтому решили, что, если это будет делать актёр, получится слишком театрально. Пробовали разные голоса, даже Леониду Парфёнову хотели предложить, но всё же остановились на озвучке роботом.

– В интервью Esquire соавтор фильма Юрий Сапрыкин сказал, что Владимир Сорокин ещё не видел фильм. Изменилось ли что-то сейчас?

– Не видел даже режиссёрскую версию. Он вот-вот должен прилететь в Москву, и я хочу, чтобы он со своей женой Ириной посмотрел фильм в кинотеатре: не для того трудились, чтобы упираться в ноутбук.

Досье «Облгазеты»

Антон ЖЕЛНОВ родился в 1981 году в Нижнем Тагиле. В 1984 году семья переехала в Москву. По признанию самого Антона, он не помнит родной город, но Урал остаётся для него знаковым местом. В 1999 году поступил на факультет журналистики МГУ им. Ломоносова, на кафедру телевидения и радиовещания. В 2004 году окончил факультет журналистики МГУ им. Ломоносова. С 2013 года входит в «кремлёвский пул» журналистов.

В 2014 году вместе с Николаем Картозией создал фильм «Бродский не поэт» для «Первого канала». В июне 2015 года картина была удостоена премии «ТЭФИ» в номинации «Лучший документальный проект».

  • Опубликовано в №171 от 20.09.2019 
Областная газета Свердловской области