Темы дня

Только Путин нам поможет?

Чем больше журналистов – тем меньше шансов спросить президента. Фото: KREMLIN.RU

Чем больше журналистов – тем меньше шансов спросить президента. Фото: KREMLIN.RU

Накануне прошедшей вчера в Москве уже 14-й по счёту большой встречи Президента России с журналистами пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков заявил, что такие пресс-конференции Владимира Путина – «это беспрецедентный формат». С ним трудно не согласиться, ведь речь идёт действительно о феноменальном явлении.

Шанс поговорить с главой государства — один к двадцати

Казалось бы, за минувшие 18 лет, на протяжении которых ежегодно (с двумя небольшими перерывами) проводятся эти встречи, они должны были бы уже просто поднадоесть. Ан нет – интерес к ним средств массовой информации — и отечественных, и зарубежных, не только не ослабевает, а наоборот, растёт год от года.

Если на первую такую встречу в 2001 году аккредитовалось 400 журналистов, то в 2018-м — более 1700. Даже если учесть, что часть из них приехала снимать на фото- и телекамеры, конкуренция за право задать вопрос на вчерашней встрече была просто колоссальная. Ведь все знают, что в среднем президент за время этого мероприятия отвечает на 60 вопросов, а значит, шанс поговорить с главой государства — не выше, чем один к двадцати.

Чем это объяснить? Проявленный на первой большой встрече в 2001 году журналистами особый интерес к личности Владимира Путина вполне объясним тем, что всем хотелось узнать, каковы взгляды недавно  избранного главы государства на ход реформ в обществе и на дальнейшие пути экономического и политического развития России, как он намерен выстраивать внешнюю политику и решать ключевые международные проблемы. А полученные ответы показали, насколько президент открыт для такого разговора, что и подогрело интерес к следующим встречам, на которые, как мы видим, стремится попасть всё больше представителей СМИ.

Ответы – по существу заданных вопросов

О чём только честно и откровенно ни говорил Владимир Путин на прошедших пресс-конференциях. О реформировании местного самоуправления и усилении влияния на политическую жизнь страны политических партий. О борьбе с бедностью и ходе реформирования армии. О налоговой реформе и незыблемости основных положений Конституции России.

Особый интерес СМИ вызывают комментарии Владимира Путина, что называется, на злобу дня. Об инициированных в 2006 году Украиной «газовых» конфликтах. Об отношении к неправительственным организациям. О миграционной политике и росте инфляции в связи с разразившимся в 2008 году мировым кризисом. С пресс-конференции 2012 года, например, запомнились его ответы на вопросы о «списке Магнитского» – ещё до начала украинского кризиса наш президент увидел в этом стремление США к развязыванию санкционной войны против России…

И на встрече с журналистами в 2013 году большая часть вопросов международной тематики относилась к ситуации на Украине, так как именно тогда в центре Киева начался поддержанный Западом «евромайданный» государственный переворот. Журналисты подсчитали, что в вопросах и ответах на той встрече Украина упоминалась 55 раз.

А в 2014 году мир оказался на новой волне экономического кризиса, и значительная часть вопросов на этой и следующей пресс-конференциях касалась экономической ситуации в стране и стабильности национальной валюты. Много говорилось и о перспективах повышения пенсионного возраста и, например, о работе системы «Платон». Президент тогда сказал, что никаких страшных последствий от внедрения этой системы ожидать не следует. В чём мы впоследствии и убедились, поскольку кампания против «Платона» была инспирирована с недобрыми целями раскачивания обстановки в стране.

На пресс-конференции в 2016 году глава государства заявил, что Россия готова дать отпор любому агрессору, и прокомментировал приход к власти в США Дональда Трампа. По его словам, Рональд Рейган порадовался бы возвращению республиканцев к власти в этой стране, но российское руководство готово работать с любым президентом США, которого изберёт американский народ. На встрече со СМИ 2017 года также наибольшее внимание было уделено международным отношениям. Хотя было задано немало вопросов и по социальной сфере, и по экономике, и по внутренней политике.

Вообще же на каждой встрече президент отвечает в среднем на 50–70 вопросов. Многие его ответы и шутки потом подолгу цитируются. Так, отвечая в 2008 году на вопрос, будет ли он баллотироваться на третий срок, президент сказал знаменитую фразу о том, что он отработал на своём посту предусмотренные Конституцией два срока «как раб на галерах».

В режиме ручного управления

Нельзя не сказать и о том, что зачастую заданный президенту на такой встрече вопрос позволяет решить какую-то местную проблему. Как было, например, с высказанной журналистом из Кировской области просьбой помочь наладить сбыт «Вятского кваса». Или возьмём более близкий свердловчанам пример, когда журналист Максим Румянцев напресс-конференции в декабре 2016 года рассказал о вконец разбитой дороге от Нижнего Тагила до села Серебрянка. Президент тогда поручил привести эту дорогу в надлежащее состояние, а региональные власти на исполнение поручения выделили 250 миллионов рублей, и дорожный ремонт был проведён очень оперативно. Но возникает резонный вопрос – а сколько у нас в стране таких Серебрянок? Повлияло ли поручение, данное главой государства свердловским властям, на улучшение ситуации с местными дорогами в других регионах и муниципалитетах? Может, только потому и стремятся тысячи журналистов попасть на встречу с Путиным, что не надеются решить наболевший для своих земляков вопрос в других инстанциях?

Характерная деталь: на пресс-конференции в 2017 году из 55 человек, получивших возможность задать вопрос, один оказался вовсе не журналистом, а топ-менеджером Мурманского рыбкомбината. Понятно, что на встречу с президентом он пришёл, назвавшись журналистом, в надежде решить проблемы своего предприятия.

А ведь большая пресс-конференция – не единственная площадка подобного общения главы государства с россиянами. Есть ещё и ежегодная «Прямая линия с Владимиром Путиным», тоже пользующаяся огромной популярностью. И кстати, совпадающая с большой пресс-конференцией временным форматом – длится также в пределах четырёх часов, а глава государства успевает ответить на ней также на 60–80 вопросов. В какой ещё стране мира глава государства так часто и подолгу общается с народом? Кто-то называет это проявлением прямой демократии… Но хорошо ли, что россияне в решении своих проблем всё более уповают на высшее должностное лицо государства?

Незаданные вопросы журналистов Среднего Урала

Журналист «ОГ» Елизавета Мурашова улетела в Москву на пресс-конференцию Владимира Путина с намерением задать вопрос:

- Могут ли свердловчане рассчитывать на поддержку федеральных властей в строительстве второй ветки Екатеринбургского метрополитена? 

Вопросами, которые они планировали задать Президенту РФ, поделились с «ОГ» и аккредитованные на встречу журналисты других свердловских СМИ.

Телекомпания «ОТВ», Елена Халуторных:

– В 2019 году произойдёт переход на цифровое телевещание. Свердловчане смогут смотреть в хорошем качестве 20 обязательных каналов. Будут ли при этом доступны жителям области региональные и муниципальные каналы? (отвечая на аналогичный вопрос Рязанскому ТВ, президент согласился, что жители не должны лишиться возможности смотреть местные программы, и сказал, что следит за ситуацией).

Телекомпания «4-й канал», Светлана Папина:

- Может ли Екатеринбург рассчитывать на федеральную поддержку при реализации инфраструктурных и транспортных проектов, которые в правительстве обещали реализовать у нас в случае проведения выставки ЭКСПО-2025? 

Газета «Вечерний Екатеринбург», Лев Кощеев: 

- Как президент относится к идее федеральной программы развития мегаполисов? И если она ему нравится, то почему её до сих пор нет?

  • Опубликовано в №236 от 21.12.2018 
Областная газета Свердловской области
.