Темы дня

Шарташский карьер станет озером

У озера Шарташ вскоре появится брат: карьер, в котором уже 58 лет добывают щебень, заполнится водой. Но вначале карьер надо очистить от технического мусора и в дальнейшем содержать его берега в чистоте и порядке. Фото: srzaitsev.livejournal.com

У озера Шарташ вскоре появится брат: карьер, в котором уже 58 лет добывают щебень, заполнится водой. Но вначале карьер надо очистить от технического мусора и в дальнейшем содержать его берега в чистоте и порядке. Фото: srzaitsev.livejournal.com

В этом году заканчивается разработка гранитного карьера поблизости с микрорайоном ЖБИ в Екатеринбурге. Как он включится в экологическую систему? Что же будет с этой огромной каменоломней, расположенной на окраине мегаполиса? «ОГ» попыталась ответить на эти вопросы с помощью учёных-геологов и экологов.

Справка «ОГ»

На Шарташском карьере добывают гранит светло-серой окраски. Он образовался здесь 300–200 миллионов лет назад во время сближения литосферных плит. Под воздействием высоких температур (600–700 градусов) плиты расплавились, и гранит стал продуктом плавки, своеобразным швом, который соединил литосферные плиты.

Продукция Шарташского карьера широко используется при строительстве дорог и в производстве бетона. По радиационно-гигиенической оценке, граниты месторождения относятся к I классу стройматериалов (неопасные) и могут применяться для всех видов строительства без ограничения.

Разрабатывают Шарташский карьер уже более полувека, с 1957 года. Закрыть его собирались ещё в 2010 году, но час «икс» всё отодвигался: выработка очень близка к рынку сбыта, здесь прекрасно отлажены производство строительного камня и его доставка. Однако в верхних, приземных слоях порода уже заканчивается. Её довольно много ещё внизу, учёные говорят о нескольких километрах. Но добывать гранит на большой глубине всё-таки невыгодно, легче делать это на другом месторождении и лучше на поверхности, тем более, что гранита в Свердловской области пруд пруди.

Кстати

Шарташский гранит использовали при строительстве зданий Свердловского Горсовета, Оперного театра, Храма-на-Крови, Исторического сквера, цирка, набережной возле Драмтеатра, при отделке станций метрополитенов Екатеринбурга и Казани, при сооружении памятника маршалу Жукову и памятника основателям Екатеринбурга, а также при реконструкции Московского Кремля и исторических центров Казани, Тюмени и Омска.

По данным регионального минприроды, только в прошлом году было разведано месторождений на 300 миллионов кубометров — и все они открытого метода разработки, то есть гранитная порода лежит сверху. Поэтому Шарташский карьер вскоре закроют, рассказали «ОГ» в министерстве природных ресурсов и экологии Свердловской области. Методы включения выработанного карьера в экологическую систему уже опробованы, их применят сразу же, как только прекратится подъём камня на-гора.

Обычно после выработок каменоломен используют два метода их рекультивации: лесопосадки и затопление. Однако лес сажают в тех случаях, когда выработка породы привела к обычному снятию гранитной «шапки» с горы. Тогда есть смысл подвезти грунт, распахать территорию и посадить молодые хвойные деревья. Но Шарташский гранитный карьер землёй не засыплешь — он огромен и крайне глубок.

— Несмотря на кардинальное техногенное разрушение таёжно-болотно-озёрного ландшафта, он стремительно возрождается, не дожидаясь окончания эксплуатации карьера, — заявляет доктор геолого-минералогических наук, профессор Уральского горного университета Эдуард Емлин. — Это тот редкий случай, когда природа восстановится сама, если ей не мешать. Всё дело в уникальности геотехногенной системы «карьер — озеро Шарташ — болото Малый Шарташ».

Пока из котлована добывают камень, в местах выхода воды (а их достаточно) работают насосы. Скапливающуюся внизу воду выкачивают и сливают в Шарташское болото поблизости. Как только прекратится эксплуатация карьера, водоотлив будет остановлен.

— За два-три года карь-ер заполнится естественным образом — поверхностными и грунтовыми водами, с помощью подземных рек, — считает Владимир Богданов, доктор биологических наук, директор Института экологии растений и животных Уральского отделения Российской академии наук. — Озеро Шарташ при этом не пострадает, а наоборот, произойдёт его оздоровление за счёт обмена водой с вновь появившимся водоёмом.

Учёные говорят о том, что в первые годы, пока каменоломня будет заполняться влагой, в озере по соседству может снизиться уровень воды. Точно так же, как и слегка осушатся болота поблизости. Ну и вода из колодцев дачников тоже может либо уйти, либо опуститься. Важно понимать, что это не навсегда: как только карьер превратится в пруд — всё придёт в норму. По закону сообщающихся сосудов, уровень воды станет одинаковым как в озере Шарташ, так и в болоте и в карьере.

— Если подойти к использованию нового пруда с умом, Екатеринбург получит новое прекрасное место отдыха для горожан, — говорит Владимир Богданов. — Посмотрите на пруд рядом с отелем «Рамада» по Сибирскому тракту: он тоже когда-то был карьером. Главное, не допустить загрязнения карьера, не превратить его в мусорную свалку. Для этого достаточно на время затопления установить заградительные кордоны, что вполне по силам теперешним пользователям шарташского гранита.

Но есть и ещё один вопрос, который волнует горожан, — радиоактивный фон. В карьере добывали камень, а, по слухам, такие места нередко «фонят».

— Радиоактивность в Шарташском карьере близка к естественному фону, — развеивает тревогу Эдуард Емлин. — В данный момент ситуация не вызывает никакого опасения.

Кстати, обрушиться карьер тоже не может: гранитные стены крепки, уступы — устойчивы. На них уже сейчас прекрасно растут кустарники и даже сосны. По мнению специалистов, территория поблизости от этой выработки должна стать природным парком.

Областная газета Свердловской области