НОВОСТИ


Общество 30 ноября 2016, 18:06

Звание — Маршал Победы

Сюжет

Георгий Победоносец
К 120-летию Маршала Победы - цикл публикаций о свердловском периоде жизни полководца.



  • Опубликовано в №... от ...01.2016 под заголовком «...»

«ОГ» завершает цикл публикаций к 120-летию со дня рождения маршала Георгия Константиновича Жукова (см. «ОГ» за 07.05.16, 09.06.16, 09.07.16, 10.08.16, 19.09.16, 13.10.16, 09.11.16, 18.11.16).

Где фильмы о наших полководцах?

К 120-летию великого, без всякого преувеличения, полководца в Екатеринбурге вышли две книги о нём. Об одной из них, известного спортивного журналиста и писателя Сергея Гущина, я упоминал уже не раз. А о другой расскажем сейчас. Вышла она в издательстве «Сократ», а называется неброско: «Маршал Г.К. Жуков в исторических оценках, документах и воспоминаниях», но, по сути своей, представляет довольно любопытный жанр — коллективную монографию под общей редакцией доктора исторических наук, профессора Уральского института истории и археологии Андрея Сперанского. Состоит из четырёх частей: оценка роли Жукова в истории прошедшей вой-ны, да и не только войны — истории страны; 99 подлинных документов, связанных с маршалом — приказы, распоряжения, директивы; воспоминания современников о встречах, совместной службе с полководцем; Жуков в изобразительном искусстве — картинах, памятниках, кинофильмах.

Кстати, о кино и Жукове. Михаил Ульянов почти 20 лет играл полководца. Прежде всего, конечно, в киноэпопее Юрия Озерова «Освобождение», да и в других фильмах. И вот что он написал в своей книге «Работаю актёром», которая вышла в 1987 году: «Как-то, будучи в Польше, я попал с трудом на американскую картину «Двенадцать проклятых» или «Двенадцать паршивых» — что-то в этом роде. История двенадцати американских солдат, выполняющих смертельно опасное задание. Весьма средняя картина, а зал полный, потому что ловко завернута не такая уж свежая конфетка в очень яркую бумажку. Смотрят и удивляются — какие бравые парни эти солдаты.

А несколько лет назад я видел в Париже тоже американскую картину «Генерал Паттон». Опять всё лихо, складно и победно: характер острый, сюжет закрученный. И как-то мне стало обидно: а где же русский-то солдат, который проявлял чудеса, немыслимые чудеса храбрости, лихости и мужества?

Где же художественные фильмы о генерале Жукове, о Рокоссовском, о Черняховском, о Коневе? Почему мало вот таких наших картин на мировом экране?

Не сомневаюсь, что картина «Генерал Жуков» шла бы с не менее захватывающим интересом в Париже, Лондоне, Вене, чем «Генерал Паттон». Я своими глазами видел, с каким жадным интересом смотрели «Освобождение» в Индии, Непале, Йемене, Австрии — везде, где мне пришлось побывать с этой лентой.»

И наша уральская книга тоже внесла свой вклад в память о выдающемся полководце.

У маршала-победителя было очень много наград, друзей и...врагов. В его службе и жизни всё было неоднозначно. Автор фото неизвестен

— Благодаря тому что в ней выступили многие авторы, она получилась разноплановой, есть даже глава о наградах Жукова — какие ордена, их статус, описание, история награждения, — рассказал «ОГ» Андрей Сперанский. — Мне, например, были очень интересны воспоминания о маршале простых людей, например, повара, который жил потом в Артях, водителей. Людей ведь больше интересуют простые житейские вещи, чем анализы военных историков. С нашей книгой, правда, случился небольшой казус. В конце её названия было «в воспоминаниях современников», но при подготовке постановления правительства области — а это уже практически финансовый документ — выпало слово «современников». Пришлось так и оставить — просто в «воспоминаниях». Но это не страшно, раз воспоминания, то кого же ещё, как не современников?..

Это, кстати, созвучно и книге Жукова о войне и пережитом — «Воспоминания и размышления». Она выдержала 13 изданий! Правда, с первым были некоторые проблемы, Выходила она в брежневские времена, и некоторые чинопочитатели очень хотели, чтобы маршал там упомянул генсека Брежнева. Но никак их пути не пересекались во время войны! Нашли компромисс: якобы когда Жуков был в 18-й армии, то очень хотел поговорить с начальником политотдела Л.И. Брежневым, но тот как раз оказался на Малой земле, где шли тяжёлые бои. Только в шестом издании исчезло это упоминание.

Сперанский пишет: «В годы войны Г.К. Жуков в разное время лично командовал войсками пяти фронтов, а как член Ставки и заместитель Верховного Главнокомандующего координировал боевые действия еще 19 фронтов. Планируя и осуществляя стратегические замыслы, он неоднократно побывал в 53 армиях. В своей памяти полководец держал сведения о сотнях воинских формирований, тысячах конкретных лиц, готовых выполнить его приказ. Всё это позволяло ему хорошо знать положение дел в войсках, чётко планировать боевые операции и успешно осуществлять их на практике».

Но о практике стратегических наступательных операций в начале войны мало кто думал — лишь бы устоять. Самое тяжёлое — это, конечно, было удержать Москву. Ведь пол-столицы было уже заминировано, многие предприятия эвакуированы, верхушка уже готовилась спрятаться в Куйбышеве. Сибирские дивизии были ещё на подходе. Маршал после войны не один раз говорил, что 16-го,

17-го, 18 октября немцы вполне могли взять Москву. Но Жукову удалось главное — вычислить алгоритм действий вермахта: немцы же привыкли наступать по дорогам, а на кольцевую оборону сил не было, так он и сосредоточил их на самых ходовых трассах. И выстояли! Известно, что в это критическое время Жуков не спал 11 суток, но зато когда наши перешли в наступление, вырубился напрочь и даже Сталин не смог до него дозвониться.

А оборона Ленинграда? Бездарное руководство в лице Ворошилова и Жданова уже готовилось сдать город, но прибывший Жуков бросил на военное производство и ремонт танков, артиллерии все мощности, более эффективно организовал флотскую артиллерию, пополнил боевые части матросами — и враг был остановлен. Это сейчас начали появляться публикации о том, что, дескать, германское командование потому не штурмовало и взяло город в блокаду, чтобы не кормить самим гражданское население (да где и когда они его кормили?), а морозы и голод сами довершат дело. Нет, немцам нужен был Ленинград, да не по зубам оказался, хоть и целую группу армий туда нацелили.

«Где Жуков — там победа!»

А потом, когда наступил Великий перелом в Великой войне, появилась солдатская примета: «Жуков появился, значит, наступать будем. Где Жуков — там победа». Так оно и было. Жуков, по идее, разрабатывал стратегию и тактику и оборонительных, и наступательных операций. Война ведь застала Красную армию с устаревшими, времён гражданской войны, боевыми наставлениями, уставами.

Более того, Жуков проявил себя талантливейшим стратегом и тактиком, когда на вооружение планировалось принять атомное и ракетное оружие. Он блестяще провёл Тоцкие учения с атомным взрывом. И кто знает, может, результаты тех учений и удерживают страны ядерного клуба от применения такого оружия в военных конфликтах и поэтому сохраняется хрупкий паритет.

В военной «табели о рангах» нет такого звания — Маршал Победы. Это Жукову народ присвоил, без всяких приказов…

Кстати

Жукову очень понравилось, как сыграл его Михаил Ульянов. Считал, что Ульянов передал главное — характер военачальника. Он даже в гости его приглашал к себе. Но как-то не срослось, о чём актёр очень жалел. Всё собирался, да не собрался. Но на похоронах маршала свой букет цветов положил.

Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области