Темы дня

Человек для истории, или история для человека?

Отец Андрей (Брагин), настоятель храма Воскресения Христова (г. Нижний Тагил):

— В любом явлении можно найти доброе и вечное. Так уж устроена человеческая природа: на абсолютное зло она не способна, и подчас даже самый низкий грех облекается в обёртку благих намерений. Особенно когда это касается строительства очередного рая на Земле.

В юбилеи принято говорить о достижениях, ставить в пример. Нынешний юбилей ставит скорее вопрос. А ответ исполнен огромной ответственности.

Говорят, что революция была неизбежна, что народ был закабалён, а государство нуждалось в новом способе хозяйствования. Говорят, что монархия себя изжила, что нужна была индустриализация и без неё ничего бы не вышло. Говорят, в особенности про последующие десятилетия, что все те жертвы, что принёс наш народ, были необходимы для банального выживания в окружении врагов.

Всё разумно. И даже разделялось мною до недавнего времени с минимальными сомнениями. Действительно, если так грандиозны достижения, как можно сожалеть о миллионах, максимально обезличенных? Даже если это твои прадед и прабабка, которых ты никогда не видел и не слышал их жалоб.

Совсем по-другому воспринимается история, когда понимаешь: не «обезличенные» — а реальные. Жившие и любившие. Заботившиеся о семьях. Радовавшиеся и печалившиеся. Со мной это случилось, когда мы в нашем приходе начали читать жития новомучеников.

Вот митрополит Владимир Киевский, бесстрашный до самозабвения, вставший на пути очередного украинского стремления к незалежности. Стефан Наливайко, отказавшийся принять власть, разорявшую храмы и убивающую священников. Или священник Константин Успенский, раздававший яблоки на Преображение и «дискредитировавший» этим идею колхозов. И тысячи других, таких же, что были приговорены за подобные «контрреволюционные» действия к казни или заключению (что чаще всего заканчивалось болезнями, инвалидностью и смертью).

После того как внимательно всмотришься, вчитаешься в эти истории, уже по-другому понимаются воспоминания бабушки о собранных девочками колосках — и о том, что последовало за этим «преступлением». Или история прадедушки, заведовавшего складом, который поплатился за то лишь, что выручил незадачливого коллегу — дал ему мешок с зерном перед ревизией. Именно жития новомучеников оживили все эти истории. И вопрос о плодах революции зазвучал иначе. Человек для истории или история для человека? На подобный вопрос наша вера даёт однозначный ответ. Оказывается, что это «суббота для человека, а не наоборот». Впрочем, эту мысль редко разделяют во всей глубине.

И это очень печально, потому что История вновь и вновь ставит вопросы, а у нас не хватает смелости дать правильные ответы.

  • Опубликовано в №33 от 22.02.2017

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области