Темы дня

Люди в «бывшем СССР» до сих пор не могут понять, что у обеих революций было два двигателя

  • Опубликовано в №48 от 22.03.2017 

Марат Шибутов, политолог, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Республике Казахстан (г. Алматы):

— Что значат для нас 100 лет, прошедшие со времени двух революций — февральской и октябрьской? На мой взгляд, этот век — большой памятник нашему незнанию. Мы до сих пор находимся под влиянием советских стереотипов и советской пропаганды в отношении Российской империи. До сих пор закрыты многие архивные фонды — о том, как были совершены революции, кто именно и чем конкретно им способствовал. Люди в «бывшем СССР» до сих пор не могут понять, что у обеих революций было два двигателя:

Внутренний — болезнь роста страны, когда отдельные её части очень отличались друг от друга по уровню как культуры, так и экономики.

Внешний — всем хотелось, чтобы Российская империя не претендовала на делёж трофеев уже практически выигранной Первой мировой войны, этого хотели и участники Антанты, и Германия.

В возбуждении и усилении революционных предпосылок сначала была использована российская элита, состоящая, к сожалению, по большей части (прошу простить за резкость) из идиотов, а затем международные организации левого толка, состоявшие из экстремистов.

Степень традиционных представлений о предпосылках революции настолько высока, что иные не замечают простейшие вещи, например, что Транссибирская магистраль, которая в два раза длиннее БАМа, была построена в несколько раз быстрее, а «провал» армии генерала Самсонова в 1914 году, случившийся на том самом месте, которого Советская армия достигла в 1945-м, стратегически был победой России, сорвавшей на тот момент общий план Германии на войну. Даже зная эти факты, многие до сих пор продолжают рассказывать про отсталый в экономическом и военном отношении царизм.

С другой стороны, такое отношение можно понять: основная часть славянских народов Российской империи в ходе революции и последующих репрессий практически потеряла свою элиту, а их традиционный уклад был полностью уничтожен. Также очень сократилась представленность двух народов, которые до этого составляли верхушку Российской империи — немцев и поляков. Им на смену пришли евреи, армяне, грузины, латыши и эстонцы. То есть это была не только социальная, но и этническая революция, что наглядно показывают, например, изменения в составе населения Москвы и Санкт-Петербурга по переписи 1926 года.

У нынешних постсоветских стран практически очень слабая связь с тем, что было до 1917 года. Если эта связь и есть, то она искажена, а в широких слоях населения вообще неизвестна. Так что я думаю: несмотря на «срок давности», пора начать реально исследовать и понимать, каким государством была Российская империя, кто её убил и что за государство было создано на её месте.

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области