Общество 12 апреля 2017, 19:53

Бес конфликта

От учителя зависит атмосфера в классе — будут дети плакать или смеяться. Фото: Алексей Кунилов

От учителя зависит атмосфера в классе — будут дети плакать или смеяться. Фото: Алексей Кунилов

В топ-5 вопросов, по поводу которых в прошлом году свердловчане обращались за помощью к детскому омбудсмену региона, оказались конфликты в детских садах и школах. Количество таких обращений росло с каждым годом, и в 2016 году по актуальности эта тема сравнялась с невыплатой алиментов. Почему конфликтов становится всё больше? Уполномоченный по правам ребёнка в Свердловской области Игорь Мороков в ежегодном докладе заявил, что проблема обостряется из-за недостаточной подготовки учителей, из-за их неумения выходить из конфликтных ситуаций. Как выяснилось, в педагогических вузах нет общего предмета «конфликтология» — студентов никто не учит даже бесконфликтному ведению переговоров.

На слуху в этом учебном году два громких случая — один в школе №83 Екатеринбурга, когда учитель истории был вынужден уволиться после того, как ученик напал на него, пытаясь отобрать дневник. Другой — в детском саду №126, где между собой подрались две мамы, выясняя отношения между малышами. По поводу 15 инцидентов в уральской столице, когда родители обвиняли учителей в побоях и причинении лёгкого вреда здоровью детей, разбирательства вели сотрудники полиции. Случаев же драк между детьми — не счесть.

— Конфликты в школах были во все времена, вспомните хотя бы книгу «Чучело» Железнякова, — говорит Людмила Максимова, директор института психологии Уральского государственного педагогического университета. — Конфликт — это лакмусовая бумажка проблем во взаимоотношениях. Отношения в коллективе обостряются, социальная обстановка в обществе становится более напряжённой, поэтому растёт и конфликтность. В самый тяжёлый момент социальной ситуации в разных странах происходили революции, поскольку революция — тот же конфликт, только на уровне государства.

— Повлиять на ситуацию в стране или в мире учителя или родители вряд ли в силах. Что они могут сделать, чтобы снизить градус напряжённости при общении?

— Сегодня модно стало вести себя естественно, не сдерживать проявления эмоций и чувств, вот люди и не задумываются о том, какие последствия могут быть у слов или поступков, — поясняет Ольга Новикова, преподаватель дисциплины «педагогическая конфликтология» УрГПУ. — Из нашего обихода за пару последних десятилетий постепенно исчезли понятия «стыд» и «совесть» — а раз нет стыда, то выходит, что говорить и делать можно что угодно. В детских коллективах, где педагоги приучают детей чувствовать стыд за плохие поступки, конфликтов значительно меньше, и они не такие острые, их легче пережить. Коллективы родителей тоже можно «воспитать», приучить их к конструктивному общению, и тогда выяснение отношений перестанет быть острой необходимостью.

— Для того чтобы создать среду, в которой не будет опасных конфликтов, с детьми должны работать подготовленные педагоги. Учат ли будущих учителей конфликтологии?

— Кафедре конфликтологии в УрГПУ исполняется 10 лет, — отвечает Максимова. — Сегодня курс по этому предмету в нашем педуниверситете читаем лишь у части студентов — на специальностях по психологии и социальной педагогике. Преподаём его в проекте «учительская интернатура». Но на всех подряд специальностях будущих учителей его нет — надо, чтобы запрос на это был от общественности, от Минобрнауки, местного министерства образования. Мы согласны, что у современных педагогов назрела потребность в знаниях по этой теме. Наши преподаватели могут вести конфликтологию и в рамках повышения квалификации у уже работающих учителей — не только читать лекции, но и проводить практические занятия, ролевые игры — учить выходить из конфликтов на практике, разбирая конкретные примеры из жизни. Увы, их сегодня очень много.

— Недавно к нам на кафедру обратились родители одной из школ Верх-Исетского района, — добавляет магистр психологии, практикующий конфликтолог Валентина Каримова. — Несколько лет между родителями и руководством школы зрел конфликт, который никак не разрешался. Мы вначале работали с родителями, затем получили согласие на работу с руководством школы. Примирить всех было очень трудно — никто не хотел понимать друг друга. В ходе бесед выяснилось, что в школе создана примирительная комиссия. Увы, она была лишь на бумаге — конфликтами никто не занимался. В конце концов мы нашли пути решения — как сделать так, чтобы и попечительский совет школы работал, и чтобы интересы родителей были учтены, и пожелания педагогов тоже. Это возможно всегда, если конфликтующие стороны хотят конструктивного разрешения. Увы, люди не знают, как выходить из конфликтов, они и самих конфликтов боятся, уходят от них, избегают — а ведь так они только загоняют проблему вглубь. И очень часто психологи и вот эти примирительные комиссии работают в школах и детских садах только на бумаге. По факту их — нет. А они сегодня действительно очень нужны всем — и детям, и педагогам, и родителям.

— Можно ли научить решать конфликты на курсах переподготовки?

— Наиболее оптимальное поведение в конфликте можно формировать во время ролевых игр и мастер-классов, — отвечает Ольга Новикова. — Нужно научить педагогов действовать так, чтобы обе стороны выходили из конфликтов выигрышно. Причём они должны понимать, что разрешить конфликт — важно, но научить детей и родителей, с которыми они работают, выходить из конфликта — важнее.

Кстати

Ещё в начале этого учебного года в школах Свердловской области работали 450 психологов. В декабре количество психологов увеличилось до 750. В феврале были заняты уже 1200 ставок психологов в образовательных учреждениях региона.

  • Опубликовано в №64 от 13.04.2017
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКЛАМА

Реклама от YouDo

Услуги автоэвакуатора Балабаново, подробное описание тут.

Международные рефрижераторные перевозки, варианты по ссылке.

Заказной автотранспорт - полное описание.