Общество 21 апреля 2017, 03:00

Революционный лозунг: «Всё на благо человека» явно не совпадал с потребностями людей

Ольга Яхно, кандидат исторических наук, учёный секретарь сектора социальной истории Института истории и археологии УрО РАН:

— После событий 1905–1906 годов все слои российского общества искали варианты преобразований. Нагляднее всего это было в искусстве. Формировались новые течения и стили в живописи, литературе, музыке и театре. Художники провозглашали необходимость сделать яркими не только праздники, но и будни. Врачи, предприниматели, инженерно-технические работники превратились в экспертное сообщество. Их позиция формировала общественное мнение и пользовалась авторитетом. Достижения техники внушали веру в безупречность науки, возможность понять законы природы. Теории Маркса, Ницше, Фрейда формулировали объективные законы жизни общества и человека, а также давали практические варианты управления.

В 1916 году инженер-железнодорожник подал в Городскую думу Екатеринбурга записку с проектом «Сад-город Екатеринбург». На основании германских и английских расчётов, а также российских традиций домостроения приводилось описание этого «нового города». Ширина улиц, площадь садов и парков, перечень необходимых зданий и учреждений и так далее. Территория кладбищ, оказавшихся на этой планируемой территории, для начала использовалась как дополнительный источник озеленения. «Существование кладбища надо признать временным, так как вряд ли можно признать рациональным наличие кладбища посреди города. Вероятно, они закроются, а тогда по прошествии известного количества лет эти площади могут быть превращены в городские парки», — писал автор.

Февральскую революцию 1917 года те же инженерно-технические кадры и городская интеллигенция восприняли с большим воодушевлением. В фотоальбоме по истории строительства Западно-Уральской железной дороги, вышедшем летом 1917-го, это было отмечено особо. «Построечники восприняли весть о перевороте с чувством восторга и радости». Оценивали его как шаг к освобождению. Но к октябрю экономическая и политическая ситуация только ухудшалась. В результате к власти пришли люди совершенно иных идеалов и взглядов.

К 30-м годам ХХ века все эксперименты в области архитектуры, живописи, театра, педагогики сошли на нет. Призывы скинуть Пушкина и Сервантеса с корабля истории прекратились. Идеология вернулась к традиционным идеалам, простым и понятным формам литературы и кино. Востребованным стал образ благородного служения, аристократического воспитания, интеллигентного бессребреника.

Революционный лозунг: «Всё на благо человека» явно не совпадал с потребностями людей. Этот самый человек с его интересами и желаниями не соответствовал описаниям чистой теории, а иногда и явно мешал практическому и рациональному её воплощению. Конечно, после революции в нашей стране были созданы отдельные черты социального государства: системы всеобщего образования и здравоохранения, развитие капитало- и наукоёмких отраслей народного хозяйства и так далее. Но всё это за счёт внеэкономического принуждения.

  • Опубликовано в №70 от 21.04.2017 
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

РЕКЛАМА