Темы дня

Большевики должны быть благодарны Керенскому

Станислав Богомолов, журналист «ОГ»:

— Для России 1917 год, конечно, был уникальным — в стране за год сменилось три государственных строя. Когда к власти пришло Временное правительство, Керенский упразднил департамент полиции и жандармский корпус, функции разведки и контрразведки перешли к Генштабу. Охрана общественного порядка оставалась какое-то время за МВД, а потом перешла к созданной слабенькой милиции и в конечном итоге была отдана местному самоуправлению. Армия разваливалась на глазах после печально знаменитого приказа № 1, по которому командование фактически перешло к солдатским комитетам. Правительство совершенно не заботилось о безопасности страны и своей, хотя это же аксиома: всякая власть должна уметь себя защищать.

Большевики ошибки Временного правительства не повторили. И двух месяцев не прошло, как они создают карающий меч революции — Всероссийскую чрезвычайную комиссию (ВЧК) при Совете народных комиссаров. Если считать по новому стилю, то получается, что 7 ноября они взяли власть в свои руки, а 20 декабря уже создали ВЧК. В первую очередь она должна была бороться с саботажниками, но постепенно функции расширялись, и ВЧК стала, по сути, и уголовной, и политической полицией, стала заниматься разведкой и контрразведкой, мониторингом народных умонастроений, держать на коротком поводке оппозицию всех мастей. Вождь Владимир Ленин сказал, что государство — это аппарат насилия и подавления, вот вам и инструмент для этого.

Большевики сумели создать довольно эффективную систему безопасности, но не столько государства, сколько партии большевиков. Позже в своих мемуарах Павел Судоплатов, легендарный разведчик, прошедший путь от агента ОГПУ до генерал-лейтенанта МВД, писал в своих мемуарах «Разведка и Кремль», что вся трагедия органов безопасности была в том, что эта система слилась с партией и обслуживала прежде всего её интересы. Кстати, наш земляк, Герой Советского Союза Николай Кузнецов — достойный ученик Судоплатова. И в своих мемуарах Судоплатов раскрывает некоторые не особо афишируемые страницы биографии Кузнецова. Когда он перед войной перебрался в Москву, его направили мониторить богему, поскольку благодаря своей совершенно европейской внешности он пользовался большой популярностью у женщин, и актрисы не были исключением. Кузнецов стал театралом и участником всевозможных богемных, как сейчас бы сказали, тусовок. И в этом нет ничего удивительного — и НКВД, и КГБ всегда до всего было дело. И террористы не взрывали самолёты и метро, не брали в заложники школы и роддома. Да, полицейское государство — это плохо. Но и игра в демократию тоже «не айс».

Так что же мы потеряли и что обрели? Мы потеряли одну из лучших разведок в мире (достаточно вспомнить дело австрийского полковника Редля) и создали другую, на более качественном уровне. Мы потеряли достаточно эффективную полицию и долго создавали другую. Эксперимент Февральской революции показал — без спецслужб, полиции не выжить никакому государству.

  • Опубликовано в №198 от 24.10.2017 

Сюжет

100 монологов о революции
Что утратила и что обрела Россия в 1917 году? Размышления читателей «ОГ».

Областная газета Свердловской области