Темы дня

Через несколько дней екатеринбуржцу, лауреату Государственной премии СССР Михаилу Ярошевскому исполнится 100 лет

В свои годы Михаил Робертович полон оптимизма, жизнерадостности и не теряет чувства юмора. Фото: Павел Ворожцов

В свои годы Михаил Робертович полон оптимизма, жизнерадостности и не теряет чувства юмора. Фото: Павел Ворожцов

Лауреатов Государственной премии СССР, доживших до почтенных 90–100 лет, в стране единицы. Через 10 дней екатеринбуржец Михаил Робертович Ярошевский, выдающийся уральский инженер-механик, отметит вековой юбилей. 60 лет жизни он отдал оборонке, 40 из них – заводу Уралтрансмаш. При его участии были введены в производство самоходная гаубица 2 С3 «Акация», миномёт 2 С4 «Тюльпан», гусеничный минный заградитель ГМЗ-2 и другая военная техника нового поколения. «Областная газета» побывала у него в гостях.

Михаил Робертович, прежде всего хочется узнать ваш рецепт долголетия?

– Рецепт простой: образ жизни должен быть здоровый, а жизнь – наполнена смыслом. В чём меня не могут упрекнуть, так это в моей работе. Я жил всегда ради работы и семьи, и детей в том же духе воспитывал. Любил спорт, в школе и институте занимался гимнастикой, потом – обычной физкультурой. Каждое утро, независимо от погоды и самочувствия, принимал холодный душ. Диету никогда не соблюдал, но следовал определённому правилу: после еды не ложился, не садился, а минут 20 ходил или просто стоял. Иногда даже на совещаниях стоял, если они проходили после обеда.

Водку в больших количествах не пил и другими вредными вещами не увлекался. Всю жизнь любил и продолжаю любить свою жену Ольгу. Необыкновенная, удивительная была женщина. Здесь, на стене, её портрет, посмотрите, какая красавица! Я часто сижу в кресле и на неё любуюсь. Мы прожили вместе 70 лет без трёх месяцев. Она покинула меня, немного не дожив до 90-летия…

– За 100 лет жизни какие годы вам запомнились как самые счастливые, а какие были наиболее тяжёлыми?

– Часто радость, горе, трудности шли рука об руку. Помню 1941 год, война, а я был счастлив, потому что женился на любимой девушке. Мы оба учились в МВТУ имени Баумана. Ей было всего 19 лет, она только первый курс окончила. Я был на три года старше, окончил четвёртый курс и выходил на диплом. Но в Москве летом 1941 года всех парней-старшекурсников забирали в народное ополчение. Я решил, что должен жениться, прежде чем уйду на фронт. Отец меня поддержал, сказал, что Ольга напоминает ему жену, мою мать, которая рано ушла из жизни. В загс мы пришли 5 июля 1941 года. В небольшой комнате регистрацию ждали сразу несколько влюблённых пар. Первую пару зарегистрировали, и в это время загудели сирены воздушной тревоги… Это был один из первых авианалётов на Москву. Девушка-регистраторша скомандовала всем выходить во двор: там был вход в бомбоубежище. Но я решительно заявил, что мы с невестой никуда не пойдём, пока нас не объявят мужем и женой.

– Надолго пришлось расстаться после женитьбы?

– Мы не расставались. Сначала планировалось, что я поеду на фронт командиром орудия, ведь я учился на артиллерийском факультете, а мой друг, Коля Кондаков, будет наводчиком. Но вскоре было принято другое решение: студентов-старшекурсников технических специальностей распределили по оборонным заводам. Мы с Олей отправились в Новочеркасск на артиллерийский завод, но были там недолго. Приближалась линия фронта, и предприятие эвакуировали в Пермь. Оборудование до Урала мы везли пять с половиной месяцев. Так как часть страны была оккупирована, ехали через Баку, Красногорск, Среднюю Азию. Тяжело было, голодно, а Оля уже ждала малыша. У нас с собой был чай, который я очень люблю, и в одном из селений, где мы долго стояли, я обменял его на живую курицу. Это был единственный случай в моей жизни, когда я убил живое существо, но надо было накормить бульоном Олю.

Расскажите, как вы работали в Перми?

– Я был механиком инструментального цеха, начальником техбюро, затем начальником участка изготовления орудийных лафетов на Мотовилихинском заводе. Завод производил противотанковые пушки, задача стояла – во что бы то ни стало выпускать пятьдесят комплектов ежедневно. Работали без выходных с восьми утра до позднего вечера. Начальником производства у нас был Виктор Кротов. Позже он работал в Свердловске, на машиностроительном заводе имени Калинина, был председателем Среднеуральского совнархоза, а затем – министром энергетического машиностроения СССР.

А вы решили остаться на Урале?

– После войны мы с женой вернулись в Москву, доучились в МВТУ и по распределению поехали в Свердловск. Жена – на приборостроительный завод, а я – на завод № 9, который входил в состав Уралмашзавода, а затем стал самостоятельным оборонным предприятием, где было налажено ракетно-артиллерийское производство. Я был главным инженером спецпроизводства. А в 1962 году меня пригласили в качестве главного инженера на «полтинник» – завод № 50. Это была первая площадка будущего Уралтрансмаша.

Мне не хотелось: я знал, что там производят только запчасти для танков и самоходок. Но возражения не принимались. Как оказалось, стояла задача – в короткое время превратить «полтинник» в современное машиностроительное предприятие с полным циклом производства сложных боевых машин. Коллектив с задачей справился. В 1963 году мы изготовили первые 22 машины. А уже в 1964 году пусковые установки «Круг» с зенитными ракетами вышли на военный парад на Красной площади в Москве. На трибуне Мавзолея стоял генерал армии Афанасий Белобородов и смотрел с восхищением. Наша техника многих приводила в восторг. Позднее производили самоходку 2 С3 «Акацию», самоходный миномёт 2 С4 «Тюльпан», самоходную пушку «Гиацинт-С», гусеничный минный заградитель ГМЗ-2 и другую военную технику. Это были лучшие образцы мирового уровня.

Ярошевский (в центре) со своими товарищами по «Бауманке». Фото: из личного архива М. Ярошевского

За что вам вручили Государственную премию СССР?

– Премию вручили в 1974 году группе конструкторов и инженеров за разработку и изготовление самоходной артиллерийской гаубицы 2 С3 М «Акация». Это был сложный и долгий коллективный труд. Машина прошла госиспытания и была принята на вооружение в 1971 году. «Акация» применялась в Афганистане, в Ирано-иракской войне, а также в Приднестровье, Абхазии, Чечне и во время других вооружённых конфликтов, которые возникали на постсоветском пространстве. Кстати, увидеть эту машину можно на Уралмаше, в конце улицы Кировоградской, в парке Победы. Я очень рад, что в жизни мне посчастливилось работать с Георгием Ефимовым, главным конструктором Уралмашзавода и Уралтрансмаша, проектировщиком танков и самоходных установок нового поколения, Фёдором Петровым – разработчиком артиллерийских систем, и другими выдающимися конструкторами.

Награды

Михаил Ярошевский награждён орденами Красной Звезды (1945), «Знак Почёта» (1966), Трудового Красного Знамени (1971), Октябрьской Революции (1977), а также медалями.

Что вы посоветовали бы молодёжи с позиции своего жизненного опыта?

– Современная молодёжь очень отличается от той, что была в моё время, она чересчур практичная. И мне хотелось бы, чтобы молодые люди понимали: не материальные ценности делают человека счастливым. Хочу посоветовать им не идти в торгаши, как многие сейчас делают, а развивать свои таланты и способности. Изучать современную технику, предлагать новаторские идеи, изобретать и творить что-то новое.

Справка «ОГ»

Государственная премия СССР была учреждена ЦК КПСС и Советом Министров СССР. Она вручалась с 1967 по 1991 год за выдающиеся творческие достижения в области науки и техники, литературы и искусства. Это была вторая по значимости премия в стране после Ленинской премии.

  • Опубликовано в №160 от 05.09.2018 под заголовком «Техника жизни инженера Ярошевского»

Сюжет

«Старшее поколение»
Об активной жизни людей предпенсионного и пенсионного возраста.

Областная газета Свердловской области
.