Темы дня

«Преступность стала изощрённой»

Интервью, Александр Яковлевич Востриков. Начальник Управления на транспорте МВД России по УрФО, полковник полиции. 8 ноября 2018 г

Александр Востриков показывает, как вахтовики с Крайнего Севера идут в поезд ни с чем – рядом с одним из северных вокзалов прекратили продавать спиртное. Фото: Владимир Мартьянов

Сегодня в России отмечают День сотрудника органов внутренних дел. О работе полиции в целом пишут часто, а вот о таком подразделении МВД, как транспортная полиция, пожалуй, известно не так много. Об особенностях работы этой структуры «Областной газете» рассказал начальник Управления на транспорте МВД России по УрФО полковник полиции Александр ВОСТРИКОВ.

– Александр Яковлевич, вы начали свой профессиональный путь в 1986 году милиционером на Курском вокзале. С этого же вокзала отправился в своё знаменитое путешествие писатель Венедикт Ерофеев в поэме «Москва-Петушки». Вам не приходилось его встречать?

- Нет, но в 1998 году я сопровождал электричку по этому маршруту, которую московские власти специально пустили к 60-летию со дня рождения писателя. В ней ехали представители московской богемы – Алексей Кортнев, Ксения Стриж и другие творческие люди. Всё это проходило в весёлой и дружеской обстановке с песнями, танцами, импровизацией и застольными разговорами. Лично мне запомнилось, как Алексей Кортнев всю дорогу играл и пел песни под гитару. У творческих людей немного другой склад ума, они ведут себя иначе, чем обычные граждане.

Кстати, из всех московских вокзалов своей интеллигентностью выделяются лишь Ленинградский и Белорусский. Там публика другая. Курский, Казанский и остальные вокзалы всегда были попроще в этом плане.

На Курском вокзале в 1988 году я впервые поймал вора-карманника. Я патрулировал территорию, и тут ко мне подходят две женщины, едят мороженое и смеются. Поначалу я не понял, в чём дело, а они встали передо мной и говорят: «Тише, смотри между нами». Я смотрю и вижу, как злодей достаёт у задремавшего на скамейке мужчины кошелёк. Когда привёл в дежурную часть этого «кармаша» да ещё с двумя свидетелями, начальник угрозыска, наверное, целую неделю гонял своих оперов за плохую работу (смеётся).

– В июне прошлого года, после многолетней работы в Москве, вас назначили начальником Уральской транспортной полиции. Как вам наш край?

- Мне он сразу понравился. Не знаю, почему все ругают уральский климат, но мне здесь  в этом плане легко: я не люблю, когда в ноябре за окном плюс восемнадцать. И вы знаете, меня приятно удивило, что в первые дни моего пребывания на Среднем Урале со мной лично познакомились руководители всех силовых ведомств региона и высказали готовность оказать поддержку. Большое внимание работе транспортной полиции уделяет губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев. Такие взаимоотношения здорово укрепляют дух. Я всегда считал Урал и житницей, и кузницей кадров. И это не высокие слова, а действительность.

– Каких результатов вам удалось достичь на новом месте?

- Когда я приехал на Урал, наше управление было на четвёртом месте по России среди аналогичных подразделений. Сейчас могу с гордостью сказать, что мы уже на третьем месте, и, конечно, это заслуга сплочённого и рабочего коллектива. Зона нашей ответственности включает не только регионы УрФО, но и Пермский край с Оренбургской областью. Так сложилось исторически: мы работаем в пределах существующих железных дорог — Свердловской и Южно-Уральской. На такой огромной территории работать сложнее, но намного интереснее.

К тому же работа за границей зоны обслуживания не заканчивается. В частности, в сентябре прошлого года наши сотрудники раскрыли международную преступную группу, которая занималась поставкой наркотиков из Европы в Россию. Злоумышленники получали запрещённые вещества в посылках из Бельгии, Голландии и Германии, все наркотики были замаскированы в детских игрушках. Операция по поимке преступников проводилась в паре десятков регионов от Новосибирской области до Санкт-Петербурга. Мы изъяли свыше 100 килограммов различных наркотиков и накрыли лабораторию по их производству в Ростовской области, которая давала за цикл 50–70 килограммов этой дряни. Нам удалось полностью перекрыть канал поставки наркотиков и возбудить более 50 уголовных дел в отношении членов преступной группы.

– Чем отличается работа транспортной полиции от обычной?

- Если на «земле» место преступления есть и никуда исчезнуть не может, то у нас место преступления перемещается в пространстве, точно так же, как и сами преступники. Допустим, что-то сегодня случилось в Сургуте, и через несколько часов об этом начинают «переживать» в Тюмени, затем – в Екатеринбурге, потому что преступник или место преступления «едут» в их сторону, и нужно всё отработать максимально быстро и качественно, с полной отдачей.

За примерами далеко ходить не надо. В феврале этого года на станции Лебяжья-Сибирская в Курганской области произошла резонансная история. Железнодорожники обнаружили на рельсах тело новорождённого мальчика. Чтобы найти мать ребёнка, мы работали круглосуточно в течение недели. Сыщики обошли все пассажирские и пригородные поезда, проходившие в тот день в Курганской области, и нашли следы крови в туалете одной из электричек. После этого мы определили круг пассажиров, которые ехали в ней, и побеседовали с ними. Параллельно отрабатывалось несколько сотен таксистов в Кургане и Шадринске, которые могли подвозить беременную. В итоге мы установили её личность, отследили по номеру телефона и задержали уже в Ханты-Мансийске. Убийцей оказалась 20-летняя девушка, у которой сложилась трудная жизненная ситуация, и она решила избавиться от ребёнка.

– Сейчас часто вспоминают о 90-х, проводят параллели, особенно когда речь идёт о преступности. Как вы считаете, тогда вам было сложнее работать, чем сейчас?

- С одной стороны, можно сказать и так. Сами понимаете: после распада Советского Союза начался разгул преступности. Доходило до того, что нам приходилось сопровождать пассажирские и грузовые поезда с автоматами вместо пистолетов. Я не забуду, как в 1995 году при посадке в электричку застрелили милиционера нашего отдела Виктора Высоцкого. Парень Афган прошёл… В тот день Витя сопровождал кассира со станции Царицыно до места инкассации… На раскрытие этого преступления у нас вместе с прокуратурой ушло больше года.

Но с другой стороны, сейчас тоже не очень легко. Посмотрите, что творится с молодёжью: им промывают мозги радикалы. И диву даёшься, когда по телевизору показывают студентку, которая уехала в Сирию за любимым в его гарем. Или вспомните недавние случаи с подростками в Керчи, Архангельске и Москве.

Всё меняется. В 90-е преступность бурлила и кипела, но это было открыто, а сейчас всё приняло изощрённые формы. Не от хорошей жизни ставят турникеты на вокзалах и досматривают вещи на входе и выходе, но это одна из самых эффективных мер обеспечения безопасности в настоящее время. Людям хочется спокойствия, они хотят сесть в электричку и благополучно доехать, например, из Екатеринбурга в Нижний Тагил. И пока человек едет, он должен быть уверен, что мы охраняем его жизнь и имущество.

Справка «Облгазеты»

Транспортная полиция – самостоятельное подразделение МВД России. Оно занимается охраной общественного порядка и обеспечением безопасности на железнодорожном, воздушном и водном транспорте, а также на вокзалах, в аэропортах, морских и речных портах.

Александр Востриков может рассказывать о своей работе целыми сутками напролёт: за 32 года карьеры в полиции он повидал многое Фото: Владимир Мартьянов

  • Опубликовано в №207 от 10.11.2018 
Областная газета Свердловской области
.