Темы дня

С чего начинался Урал?

Акинфий Демидов, аэропорт Кольцово

Акинфий Демидов – действительный статский советник и главный созидатель уральской земли, за заслуги перед Отечеством в 1726 году вместе с братьями возведён в потомственное дворянское достоинство. Коллаж: Алексей Кунилов /wikipedia.org/Геннадий Богатырёв

Эдуард Россель, первый губернатор Свердловской области, специально для «Облгазеты» написал о том, кого из известных исторических личностей по праву можно считать «уральским брендом».

4 декабря 2018 года стало известно,что по итогам голосования на сайте великиеимена.рф и результатам анкетирования населения Свердловской области аэропорт Кольцово получит дополнительное имя – Акинфия Демидова.

Как это обычно бывает, сразу же появились те, кто стал активно обсуждать в региональной прессе, что «был сделан вброс», «результаты подтасованы» и т. п. Одновременно на крупнейших федеральных площадках, даже в Совете Федерации, поднялась волна негодования о правомочности присвоения тех или иных имён аэропортам по всей стране.

Как первый всенародно избранный губернатор Свердловской области, человек, причастный к её новейшей истории, я не смог обойти вниманием этот острый вопрос – «Кто же должен первым встречать туристов и гостей Урала? Кого из известных исторических личностей по праву можно считать «уральским брендом», достойным того, чтобы его имя первым слышали и видели на посадочном талоне те, кто только собирается посетить наш регион?»

В 1990-е годы я принял на себя руководство Свердловской областью. Это было тяжёлое, смутное время. Получив в очень плачевном состоянии в свои руки всё то, что веками закладывали и развивали Демидовы на уральской земле, а именно – гигантские мощнейшие заводы, разросшиеся вокруг них города, со своей культурой, бытом, традициями и ремёслами, тысячи, десятки тысяч работников этих заводов – мастеров и инженеров, рабочих и наладчиков – потомственных хранителей уникального уральского промышленного богатства, я неожиданно для себя понял, что, несмотря на весь мой опыт и знания, не знаю и десятой части того, что создали на уральской земле эти удивительные люди – Демидовы.

Решая насущные вопросы сохранения производства, нахождения новых рынков сбыта, поиска новых ярких руководителей, способных не просто сохранить рабочие места и накормить народ, но и сберечь традиции и специфику производственного процесса, развить, расширить, модернизировать заводы, вывести их, как когда-то Демидовы, на мировой промышленный олимп, я стал внимательно изучать удивительный опыт представителей династии –с единственной целью: на новом витке истории нашей страны попробовать повторить их невероятный для своего времени рывок, превративший феодальную Россию в мощнейшую промышленную державу.

«Зачем тебе эти Демидовы?»

Достоверной информации было катастрофически мало. История и жизнь представителей рода словно тиной заросла мифами, легендами, а зачастую и наговорами, и найти истинное зерно исторической правды, способное помочь мне как руководителю области перенять их опыт, «опереться на плечи» Никиты, Акинфия и их потомков фактически не представлялось возможным.

Я понял, что необходимо срочно начинать серьёзную исследовательскую, научную, мемориальную работу, собирать в единый мощный кулак историков и краеведов, учёных и производственников, потомков и исследователей жизни рода Демидовых. Так родилась идея создания Международного Демидовского Фонда. Многие мои коллеги и политические оппоненты искренне не понимали, зачем я ввязался в это дело. Прямо так и говорили мне в лицо: «Зачем тебе эти Демидовы? Народ бунтует, есть нечего, область на краю пропасти, а тут ещё эти душегубы! Да-да, так прямо и говорили. Но я твёрдо верил, что эта работа принесёт свои плоды. Как губернатор я создал попечительский совет Фонда, включив в него «наследников демидовских заводов» – ярких и неординарных руководителей промышленных предприятий региона. Постановлением правительства Свердловской области мы возродили вручение ежегодной Демидовской премии и закрепили её финансирование. Работа пошла. Шаг за шагом новая структура стала развиваться, давая всё новые уникальные ростки – Демидовский институт под руководством А.С. Черкасовой, Демидовский научный фонд, Бийское отделение МДФ и другие. К работе организации подключились не только демидовские территории России: Тула, Москва, Санкт-Петербург, Яро­славль, Барнаул, Соликамск, Курск, Смоленск, Нижний Новгород, но и Минск, Хельсинки, Лондон, Париж, Флоренция.

Нижний Тагил. Демидовское наследие
Нижний Тагил. Демидовское наследие: сохраним и приумножим. Фото: Алексей Кунилов

За более чем четверть века работы Фонда был проведён целый ряд научно-практических конференций, изданы десятки исторических книг и альманахов, в демидовских городах России восстановлены памятники представителям династии, открыты музейные экспозиции и учебные центры. Люди узнали имена и смогли прочитать труды подлинных «демидоведов», историков, архивистов, работников музеев: И.Н. Юркина, А.С. Черкасовой, А.В. Контева, Е.И. Красновой, Н.Г. Демидовой, других выдающихся участников Фонда. По образу и подобию Демидовых, обучавших своих работников в лучших учебных заведениях Европы, при поддержке Министерства образования и науки РФ и руководства демидовских территорий была реализована программа «Академия мастерства» для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Для себя я узнал очень многое. Многое использовал в своей работе – управлении ключевым регионом России, возрождении его былой мощи, сохранении промышленного, научного и культурного потенциала. Наследие Демидовых не ограничивается только Российской Федерацией. Большое количество уникальных архитектурных объектов, культурных и художественных артефактов, благотворительных проектов, напоминающих о вкладе Демидовых в мировую историю, находятся в более чем двенадцати странах мира. Это была уникальная возможность – основываясь на реальных исторических связях, развивать международное сотрудничество.

И мы шагнули шире...

В 2012 году был создан центр русской культуры во Флоренции «Демидов-центр», на базе которого силами МДФ проводятся научные конференции, семинары, выставки и мастер-классы. К открытию центра была издана книга «Демидовы в России и Италии. Опыт взаимного влияния российской и европейской культур в XVII-XX вв. на примере нескольких поколений семьи Демидовых». В условиях ухудшающихся международных отношений культурно-исторические связи, основанные на примере семьи Демидовых, связавших наши страны и их культуры, стали проводником новых совместных проектов, объединяющих культурную общественность и молодёжь европейских стран и России.

Конечно, времени на изу­чение демидовского наследия у действующего губернатора было крайне мало, но тем не менее мои коллеги и соратники по демидовскому движению не давали мне покоя: я участвовал в научных конференциях, знал обо всех готовящихся к печати изданиях Фонда. Для того чтобы облегчить общение с новыми владельцами заводов, государственными и политическими деятелями, было решено ежегодно вручать ценные награды: ордена, медали, почётные знаки Международного Демидовского Фонда, и это принесло большую пользу делу. Человек, получивший такую награду, драгоценную, сделанную на совесть лучшими ювелирами Урала, да ещё и носящую имя того или иного Демидова, начинал мыслить себя и свою жизнь по-другому, ассоциируя себя с великими людьми земли русской. Полным ходом стала развиваться не только промышленность, но и инвестиции в научную и образовательную сферы, меценатство и благотворительность. 

И всё же пока на Урале больше других знали основателя рода Никиту Демидовича Антуфьева (Никиту Демидова) и его праправнука графа Павла Николаевича (основателя возрождённых Демидовских премий). Меня же куда больше занимал другой период жизни и деятельности рода – его становление на Урале, зарождение династии, путь от тульского кузнеца к щедрым, известным на весь мир покровителям науки, искусства, европейской элите XVIII-XIX веков. Путь этот волею судеб лежал через Урал.

Сын отца своего

Они пересеклись не случайно – старший сын Никиты Акинфий, самый толковый и прилежный, с юных лет ставший правой рукой отца, молодой человек – и суровый край, давший почву и людей для его будущих великих побед.

Акинфий активно работал и развивал уральские заводы ещё при жизни отца. Доподлинно известно, что он сам занимался управлением предприятиями, лично курировал все производственные процессы. Акинфий Никитич унаследовал от отца тягу и любовь к изучению горнозаводского дела, прекрасно разбирался в существе вопроса. Кроме того, молодой человек был крайне предприимчивым, умел завязывать контакты и добиваться необходимых преференций и привилегий от придворных вельмож и чиновников разного уровня. К вопросу управления предприятиями он подходил, как сейчас бы сказали, инновационно, искал и внедрял на производстве самое современное и прогрессивное оборудование, активно развивал инфраструктуру, строил дороги и города, расчищал речные пути. Использовал существующие реки и озера – и строил новые многочисленные каналы, дамбы и плотины. Соединяя этими дешёвыми водными артериями всё новые и новые заводы «для славы Российской империи и всенародной пользы», укрепляя и расширяя производство. 

В его активные годы, кроме традиционных железа, чугуна и меди, он начал добычу и обработку малахита, магнетита и асбеста, построил на Урале десятки железоделательных и медеплавильных предприятий, в том числе Нижнетагильский завод, оборудование и технологии которого соответствовали лучшим западноевропейским образцам и даже превосходили их. В 1725 году здесь была пущена первая, крупнейшая в то время в мире, домна. Об Урале и демидовских заводах заговорили в Германии, Англии. Демидовская марка высококачественного железа «Старый соболь» стала известна всему миру, эти железо и чугун считались наиболее качественными, дорогими и использовались повсеместно.

Невьянский завод Демидовых
Невьянский завод Демидовых. Вид с горы Лебяжки. 1880 год. Фото: Сергей Прокудин-Горский

Стабильное и передовое демидовское производство активно влияло и на мировую политическую ситуацию. Невьянский завод исправно производил артиллерийские орудия, и его вклад в русские победы в Северной войне несомненен и неоспорим. Невьянское железо пользовалось спросом на рынке, его забирала казна, употребляя для нужд артиллерийского ведомства. С середины второго десятилетия XVIII века демидовское железо поставлялось в Адмиралтейство.

Богатство Урала, его промышленная мощь стали притчей во языцех, это уже не был отсталый край ссыльных каторжников и беглых раскольников, это был тот самый становой хребет России, опорный край державы, о котором много позже напишет Александр Твардовский.

Акинфий Демидов заложил базис для начала изысканий и разработки золотоносных руд. Уже его дети и внуки на созданной им основе добывали уральское золото в гигантских объёмах – свыше 500 пудов. При Акинфии Никитиче хозяйство династии достигло зенита. О процветании его заводов можно судить по росту выплавки чугуна, которая к концу XVIII века возросла до 734 тысяч пудов. В то время нижнетагильская группа заводов превысила по размерам производства все заводы, принадлежавшие Демидовым. При Акинфии на Урале возник гигантский промышленный регион, были заложены основы отечественной металлургии. По объёму производства железа Демидовские заводы обогнали индустриальную Англию, прочно заняв первое место в мире и удерживая это первенство до конца XVIII века.

Акинфий Никитич, будучи влюблённым в фамильное дело, создаёт первую в России эталонную коллекцию руд и минералов. Основой уникальной коллекции становится минеральный кабинет немецкого химика и металлурга Генкеля, приобретённый Акинфием Демидовым во Фрейберге и щедро пополненный образцами уральских и сибирских руд. Сегодня владельцем этой поистине уникальной коллекции является Московский государственный университет имени Ломоносова.

Сохранившаяся до наших дней переписка Акинфия Демидова с Татищевым, де Генниным говорит о его уникальных дипломатических способностях. По молодости горячий и дерзкий, со временем он приобретает важную черту – умение договариваться с чиновниками в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях, не опасаясь гонений и наказаний, а только на пользу и развитие предприятий. Эти факты вы­игрышно раскрывают его ещё с одной стороны – мы видим талантливого дипломата Акинфия Демидова.

Благодаря полученным предприимчивым Акинфием от государства льготам, а также грамотному управлению заводами и прогрессивному подходу к развитию семейного дела, уже к середине XVIII века Демидовы владеют огромным состоянием, которое по оценкам того времени баснословно – свыше 2,8 млн рублей. Гигантское богатство, созданное и приумноженное трудами первых поколений рода, в наибольшей степени – Акинфия Демидова, его искренняя любовь к Отечеству пред­определили в дальнейшем поистине небывалый размах благотворительной и меценатской деятельности потомков династии не только у себя на родине, но и за её пределами.

Династия Демидовых

Во славу России: щедрые жертвователи

Демидовы отдавали дань православной традиции и щедро жертвовали на строительство храмов, при этом вкладывая огромные деньги в образование, науку и культуру. Один толькоПрокофий Демидов на свои средства построил Московский воспитательный дом с коммерческим училищем и родовспомогательным отделением, пожертвовав в общей сложности4 млн рублей*. Павел Григорьевич Демидов на свои средства основал в Ярославле Высших наук училище, благодаря чему Ярославль приобрёл статус университетского города. Имя мецената сейчас носит Ярославский государственный университет. Другая часть выделенных П.Г. Демидовым денег была использована на устройство Киевского и Томского университетов. И это не считая передачу Московскому университету уникальных коллекций и собранной им библиотеки, составивших основу Музея естественной истории.

В России с признательностью восприняли передачу Н.Н. Демидовым комплекса зданий и значительных денежных сумм для богоугодных заведений и в помощь пострадавшим от наводнения в Петербурге. Павел Николаевич Демидов известен как учредитель в Императорской Академии наук Демидовских премий, которые подняли престиж научных исследований, преследуя цель поощрять всё молодое и талантливое в науке. Ежегодная сумма полной премии составляла 25 000 рублей. К этой сумме меценат добавил ещё 5000 рублей для издания научных трудов, находящихся в рукописи.

Немало пожертвований сделал младший сын Н.Н. Демидова Анатолий. Вместе с братом Павлом он основал в Петербурге первую в России детскую больницу, дом трудолюбия, подарил Эрмитажу грандиозную малахитовую ротонду, а также созданную по его заказу картину Карла Брюллова «Последний день Помпеи». Несколькими годами позже он безвозмездно поставил в казну 15 тонн отборного малахита для сооружения колонн и пилястров строившегося Исаакиевского собора. По неполным данным, на 1841 год общая сумма пожертвований, сделанных родом Демидовых, составила 12 100 937 рублей. Из них на долю Прокофия Демидова приходится 4 282 000, Павла Николаевича 2 300 000 и Анатолия 2 154 997 рублей. С огромной благодарностью имя «Демидовы» произносят итальянцы, в культуру, искусство и социальную сферу которых «итальянская ветвь» Демидовых ежегодно вносила суммы, сопоставимые с бюджетом крупных провинций.

* Что можно было купить на рубль в екатерининскую эпоху: 5 пудов пшеничной муки (1 рубль), 12 пудов ржаной муки(96 коп.), пуд хлеба (86 коп.), ведро водки (85 коп.).

Повторить «демидовский рывок»

Судьба распорядилась так, что именно Акинфий Демидов стал первым «уральцем» в роде Демидовых. Он жил и дышал краем, куда забросила его судьба, здесь же в возрасте 67 лет он окончил свой жизненный путь. Вместе они – человек и регион – достигли невиданной славы и мирового успеха, навсегда внеся словосочетание «Демидовский Урал» в скрижали всемирной истории металлургии.

Достоин ли этот человек встречать тех, кто сегодня прилетает в Екатеринбург, чтобы на время или навсегда стать частью сегодняшнего прогресса Урала – уникальных промышленных предприятий, инновационной промышленной выставки, масштабных и передовых научных, культурных и просветительских проектов? Уверен, что да. Отрадно, что простые люди вспомнили о славном сыне Урала Акинфии Никитиче Демидове, отдали должное его весомому вкладу в становление и развитие Среднего Урала и что в этом есть и моя небольшая лепта: 25 лет руководства Международным Демидовским Фондом, большая просветительская работа расставили всё на свои места, превратив душегубов в основателей уральского горнозаводского дела.

Незадолго до 1 декабря мне пришлось давать интервью одному телеканалу. Хитро прищурившись, молодая журналистка спросила: «Эдуард Эргартович, многие считают, что аэропорт в Екатеринбурге должен носить ваше имя. Что думаете?». Я ответил честно: «Я ведь ещё жив! Я ваш современник! А исторические события, личности и всё, что с этим связано – как дорогое вино, должны настояться. Пройдёт время  – 30–50–100 лет, и мой вклад в историю России, в сохранение Урала – Демидовской вотчины нашей страны оценят будущие поколения». Сегодня же я горд тем, что народная молва называет Кольцовский тракт не иначе как «Россельбаном», счастлив, что люди с благодарностью произносят моё имя, и на этом голосовании ставили меня в один ряд с таким выдающимися людьми, как Бажов, Демидов, Жуков, Мамин-Сибиряк.

На государственный уровень!

2019 год обещает быть для Международного Демидовского Фонда особенным. Мы планируем провести юбилейную – X Международную Демидовскую Ассамблею, которая пройдёт при поддержке правительства Москвы и РАН в марте 2019 года в особняке сына Акинфия Демидова Прокофия Демидова в Нескучном саду в Москве. В работе Ассамблеи примут участие учёные, бизнесмены и общественные деятели из демидовских территорий России, а также из Италии, Великобритании, Финляндии, Франции. В качестве слушателей будут приглашены студенты высших и средних специальных учебных заведений демидовских территорий.

Идею проведения Ассамблеи поддержал губернатор области Евгений Владимирович Куйвашев. На нашей личной встрече он признал, что сегодня снова пришло время вывести работу Фонда на государственный уровень, оказывая его проектам активную административную поддержку. В начале года будет проведено совещание, призванное систематизировать нашу общую деятельность.

Сегодня необходимо снова активно привлекать внимание широкой общественности, предпринимателей и особенно подрастающего поколения к отечественному опыту создания крупнейшей в мире промышленной империи, активного меценатства и благотворительности, родовой преемственности знаменитой династии уральских горнозаводчиков Демидовых, к их вкладу в развитие промышленности, науки, образования и культуры России. С именем Демидовых на устах начинался Урал, памятью, накопленным опытом и преемственностью, он будет прирастать и прославлять наш уникальный талантливый народ, его традиции и его историю. 

Опубликовано в №013 от 24.01.2019 

Областная газета Свердловской области