Темы дня

Одна ампула – 50 тысяч рублей: кому необходим самый дорогой препарат при COVID-19?

лекарства

Сейчас в аптеках стали продавать лекарства, выпущенные именно для лечения COVID-19. Но некоторые препараты, назначаемые при лечении коронавируса, не купишь просто так Фото: Галина Соловьёва

На все препараты, входящие в действующие рекомендации Министерства здравоохранения России по лечению COVID-19, с декабря 2020 года по май 2021 года в нашей стране израсходовали более 40 миллиардов рублей. Больше всего затрат пришлось на фавипиравир, в народе известный под торговым названием Арепливир – 6,6 миллиарда рублей (одна упаковка из 40 таблеток – 5 тысяч рублей в среднем). А вот на втором месте оказался малоизвестный препарат Артлегиа – на его закупку потратили 6,3 миллиарда рублей (одна ампула стоит примерно 50 тысяч рублей). «ОГ» узнала, что это за препарат, кому он показан и нет ли проблем с его закупками у свердловских больниц.

Только для тяжелобольных

– Мой отец тяжело заболел коронавирусом, в течение нескольких дней его состояние в больнице не улучшалось, и в медучреждении сказали приобрести препарат Артлегиа, – рассказывает екатеринбуржец Артём Смолин. – Пришлось купить это лекарство, которое оказалось совсем не дешёвым. Радует, что отцу стало лучше, но очень интересно, что это за чудо-препарат, названия которого я никак не мог найти в рекомендациях Минздрава России по лечению больных коронавирусом? Почему больница не предоставила это лекарство в рамках лечения по системе ОМС?

Как выяснилось, препарат Артлегиа, разработанный группой компаний «Р-Фарм», уже давно существует на рынке как средство для лечения ревматоидных заболеваний. Во временные методические рекомендации Министерства здравоохранения России по профилактике, диагностике и лечению COVID-19 его включили ещё в июне 2020 года. Однако в них он, как и многие другие лекарства, занесён не под торговым названием, а под наименованием, означающим действующее вещество препарата – олокизумаб.

Казалось бы, где связь между ревматоидным артритом и коронавирусом. Но по мере узнавания COVID-19 медики и учёные выяснили, что организм человека при этой болезни часто максимально активирует защитные механизмы иммунитета для борьбы с вирусом, что вызывает неконтролируемый выброс белков, приводящих к цитокиновому шторму и поражению внутренних органов: лёгких, сердца, почек. Клетки организма провоцируют воспаление и по сути сами себя убивают. А Артлегиа, как показали клинические испытания, позволяет оказывать влияние на этот белок так, чтобы снизить иммунный ответ организма. Так что называть его лекарством именно от коронавируса не совсем верно.

– Это специфический генно-инженерный препарат, который входит в схемы лечения ковидных больных, – комментирует «Облгазете» главный внештатный специалист по инфекционным болезням в Свердловской области Марина Холманских. – В свердловских ковидных больницах его также применяют, но назначают не всем подряд, а только при тяжёлых формах коронавируса по строгим клиническим и лабораторным показаниям – с целью упреждающего противовоспалительного действия или уже подавления цитокинового шторма, возникшего на фоне COVID-19. То есть человек уже находится в больнице в тяжёлом состоянии. Артлегиа относится к группе генно-инженерных препаратов – ингибиторов интерлейкина-6, поэтому помимо неё в рекомендации Минздрава входят и другие похожие лекарства. Те, что посильнее, как Артлегиа, применяются в инъекционных формах, послабее – в таблетках. Но все они находятся в одном ценовом диапазоне.

С весны – около 80 упаковок

По словам Марины Холманских, высокие цены на Артлегиа и другие препараты этой группы объясняются тем, что на исследовательские работы при их создании было потрачено очень много денег и сил. Выпускаются они в ограниченных количествах, так как пациентов с ревматоидными заболеваниями у нас не так много. Но, несмотря на выросшую востребованность этого препарата из-за пандемии, ситуация не изменилась.

– Сейчас мы находимся на гребне третьей волной коронавируса, в стационарах лечится большое количество пациентов, и есть большая потребность в этих препаратах не только в нашей области, но и во всей стране, – говорит главный инфекционист Среднего Урала. – При этом количество фабрик и заводов, которые производят эти препараты, не увеличилось. Соответственно, возник дефицит лекарств. Есть медицинские организации, которые смогли заключить договоры на поставку этих препаратов и закупить их, а какие-то хотят, но не могут этого добиться. Цены на эти препараты, конечно, поднялись, но незначительно: что в начале пандемии стоили в районе 50 тысяч рублей, что сейчас.

Мы позвонили главным врачам Богдановичской ЦРБ, Шалинской и Кировградской ЦГБ – они ответили, что их больницы не закупают Артлегиа и другие похожие препараты, так как в их медучреждениях не размещают больных коронавирусом, которым показано такое лечение. А вот в екатеринбургской ГКБ №14, в которую привозят ковидных больных разной степени тяжести, этот препарат закупают и используют.

– С этой весны наша больница уже два раза закупала Артлегиа: первый раз – около 50 упаковок, второй раз – около 30. Трудностей с закупками не было, – рассказали «ОГ» в пресс-службе екатеринбургской городской больницы №2. – Курс лечения для одного больного – упаковка, это одна ампула. Препарат, конечно, дорогой, но зато очень эффективный.

В аптеке не найдёшь

По словам Марины Холманских, все свердловские больницы закупают Артлегиа только на те деньги, которые предоставляются в рамках системы Обязательного медицинского страхования (ОМС).

– Я не слышала, чтобы в больницах нашего региона не хватало каких-то препаратов для лечения коронавирусных больных: все стараются всё закупать, – комментирует врач. – Если где-то создаётся временный дефицит чего-то, то медучреждение просит необходимый препарат у другой больницы, но, разумеется, с возвратом. Это не возбраняется: всё делается в интересах пациентов.

Учитывая показания для назначения, приобрести Артлегиа просто так нельзя: на сайте Медгородок.ру, где отражается наличие всех препаратов в аптеках Свердловской области, его нет. Как извернуться с его покупкой обычному человеку в случае необходимости – непонятно. Но по идее таких случаев быть и не должно, даже несмотря на дефицит необходимых препаратов на рынке сегодня.

– В начале пандемии мы вместе с инфекционистами нашего региона провели оценку каждого случая лечения коронавируса. Для всех случаев у нас рассчитана средняя стоимость лечения применяемых препаратов, – рассказали «Облгазете» в пресс-службе Территориального фонда обязательного медицинского страхования Свердловской области. – Артлегиа есть в официальных схемах лечения больных COVID-19, поэтому этот препарат входит в оплату по системе ОМС и бесплатно предоставляется пациентам.

Если же вас по какой-то причине вынудили приобрести препарат, который должен бесплатно предоставляться больницей, то руководитель Свердловской общественной организации по защите прав пациентов Максим Стародубцев рекомендует смело обращаться в вашу страховую компанию, которая поможет возместить понесённые расходы.

Важно

Действующая одиннадцатая версия временных методических рекомендаций Минздрава России по лечению больных COVID-19 предупреждает: при назначении указанных генно-инженерных препаратов, к которым относится и Артлегиа, повышается риск развития вторичной бактериальной инфекции, то есть пневмонии (о том, чем обычное воспаление лёгких отличается от поражения лёгких при COVID-19 и от внебольничной пневмонии – в материале «ОГ» №135 от 28.07.2021).

    • Опубликовано в №147 от 13.08.2021 

    Сюжет

    Пандемия коронавируса
    Рассказываем, как борются с коронавирусной инфекцией в других странах

    Областная газета Свердловской области